История Древней Греции

Гегемония Спарты. Коринфская война и «царский мир» 386 г. - страница 2

Начальником объединенных наемных отрядов Кира стал тоже, несомненно с разрешения спартанского правительства, видный спартанец, бывший гармост Византия, Клеарх.

Поход Кира кончился неудачно. Кир слишком медленно и осторожно вел свое наступление на центр Персидской державы, дал время и возможность своему противнику собрать против себя громадные силы и погиб в решительном сражении при Кунаксе на берегу Евфрата, в 25 км от Вавилона (3 сентября 401 г. до н. э.).

Азиатский контингент армии Кира немедленно рассеялся. Но греческий отряд наделал много хлопот и неприятностей персам: он не только оказался победителем на своем крыле, отбил все атаки сосредоточенных против него после гибели Кира громадных сил персов, овладел полем сражения и отказался сдаться, но даже провозгласил персидским царем одного из. друзей Кира, знатного перса Ариэя. Все попытки персов ликвидировать эту горсть смельчаков, забравшихся в самое сердце Персидской державы, были тщетны.

Даже когда персидскому сатрапу Тиссаферну удалось хитростью, будто бы для переговоров, заманить к себе всех начальников отряда (Клеарха, Проксена, Менона и др.) и коварно перебить их в своей палатке, простые греки-воины не поддались панике и не растерялись: несмотря на разноплеменность (здесь были элейцы, аркадяне, ахейцы, беотийцы, афиняне, фессалийцы и др.), они сошлись, как привыкли это делать в своих родных городах, на общенародное собрание, спокойно и здраво обсудили свое критическое положение, общим голосованием выбрали новых вождей — спартанца Хейрисофа, беотийца Тимасиона, афинянина Ксенофонта — и решили во что бы то ни стало пробиться на родину.

Так как прямой путь на запад был закрыт превосходящими силами персидской армии, «десять тысяч» в течение шести месяцев, в самых тяжелых зимних условиях, по засыпанным снегом горным тропам Курдистана и Армении, неотступно преследуемые персидскими отрядами и враждебно настроенными к ним местными племенами кардухов (курдов), совершили организованный отход к берегу Черного моря и наконец вышли к нему близ Трапезунта.

Их оставалось не больше 8000, когда они с бесчисленными приключениями добрались до Византия, где большая часть из них, с Ксенофонтом во главе, нанялась на службу в спартанскую армию, начавшую в это время открытые военные действия против персов в Малой Азии.

В повествовании Ксенофонта о походе горсти греков вглубь Азии (это сочинение его написано в 370-х гг. до н. э.) проявляются те идеи, на основе которых возникли многие политические течения, определявшие жизнь Греции в IV в. до н. э. Подчеркивается вся важность и необходимость единства греческого мира: осуществленное даже в малом, оно способно творить чудеса! Одновременно с тем сгущенными красками изображается вся гнилостность персидских порядков, вся беспомощность рассыпающейся гигантской державы «великого царя». Она сулит сказочно неисчерпаемую и легкую добычу, если только греки прекратят свои разногласия!

Этими идеями была насыщена тогдашняя общественная атмосфера. Они были в предельно краткой и яркой форме выражены Исократом в его знаменитой фразе «Панегирика», написанного в 380 г. до н. э.: «Перенесем войну в Азию, а счастье Азии к нам».

Неудачный поход Кира и оказанная ему Спартой поддержка привели к открытому разрыву последней с Персией. Присланный в Малую Азию с обширными полномочиями в качестве главнокомадующего заклятый враг погибшего честолюбивого царевича Тиссаферн немедленно начал репрессии против лаконофильских олигархий малоазийских городов и восстановление в них в связи с этим демократического управления.

Встревоженные олигархи завопили о нарушении «свободы» греческих городов и нарядили в Спарту посольство с жалобами. «Эти послы просили спартанцев, как защитников всей Греции, позаботиться и о них, азиатских греках, спасти их страну от опустошений и выступить на защиту их свободы», — пишет Ксенофонт.

Чтобы не потерять своего престижа, спартанцы, весьма стесненные и внутренними делами, отправили в Ионию в 400 г. до н. э. только небольшой 5-тысячный отряд с гармостом Фиброном во главе, который, собрав ополчения ионийских городов и взяв к себе на службу остатки «кирян» (наемников Кира) во главе с Ксенофонтом, начал «освобождение» Эолии и захватил Пергам.

Впрочем, «освободители» больше занимались грабежом, и жалобы потерпевших заставили спартанские власти вскоре заменить Фиброна другим гармостом — Деркилидом, который хотя и придал военным операциям более широкий и пристойный характер (поднял дисциплину среди распустившихся наемников, не обижал союзников, заставил даже своих солдат целое лето работать над постройкой большой стены, защитившей сразу 11 городов Херсонеса Фракийского от набега фракийцев), но больше действовал дипломатическим путем, стараясь перессорить между собой персидских сатрапов Тиссаферна и Фарнабаза, за что и получил прозвище «хитрого Сисифа».

По существу говоря, война еще ограничивалась мелкими набегами на отдельные непокорные Спарте города Троады и побережья Пропонтиды (например, Лампсак) и мелкими стычками с войсками малоазийских сатрапов. Основная персидская армия была занята в Египте, который персам никак не удавалось подчинить. Но с обычной своей медлительностью, затягивая решительное выступление всякими переговорами и перемириями, персидский царь подготовлял в Карии мощный флот, организация которого была поручена бывшему афинскому стратегу Конону, непримиримому врагу Спарты, поступившему теперь на службу Персии.

Лишь в 396 г. до н. э., после подавления движения Кинадона, Спарта оказалась в состоянии направить в Малую Азию более крупные военные силы — 3000 неодамодов (неполноправных граждан-спартиатов) и 6000 пелопоннесских союзников во главе с самим царем Агесилаем. Ему сопутствовал особый штаб из 30 «равных», возглавляемый Лисандром, и в его распоряжение был предоставлен большой флот, навархом которого стал вскоре брат жены Агесилая Писандр.

Поход Агесилая начался с помпезной церемонии: Агесилай, изображая нового Агамемнона, свое отплытие в Азию совершал из Авлиды, откуда когда-то греки отправились в поход под Трою. Но торжественное жертвоприношение было испорчено всадниками, посланными демократическим правительством Беотии, которые сбросили с алтарей жертвенное мясо и воспрепятствовали завершению этой религиозной демонстрации: в Беотии уже подготовлялось большое движение против спартанского господства в Греции.

MaxBooks.Ru 2007-2018