История Древней Греции

Гегемония Спарты. Коринфская война и «царский мир» 386 г. - страница 3

Сделав Эфес своей главной базой, Агесилай в продолжение двух лет устраивал опустошительные походы внутрь страны — в Лидию и Фригию. Близ Сард он одержал значительную победу над войсками Тиссаферна, за что царь Артаксеркс приказал отрубить голову когда-то всесильному сатрапу-главнокомандующему. Агесилай проявлял в этой «войне с варварами» всю характерную для спартанских нравов грубость и жестокость: так, чтобы унизить Лисандра, пользовавшегося в Малой Азии громадным авторитетом со времени своей навархии, Агесилай отстранил его от всех военных дел и сделал своим креодетом, т. е. стольником, заведующим своим столом; добычи он награбил такое количество, что пришлось ее отдать на хранение в храм Артемиды Эфесской, а рабов угонял отовсюду столько, что во время похода, чтобы предохранить свои марширующие колонны и обозы от налетов персидских конных стрелков, по обе стороны его передвигающейся армии гнали толпы закованных, раздетых догола пленных. От персов Агесилай требовал, чтобы они дали азиатским городам «такую же автономию, какую имеют города метрополии».

Однако эта вызывающе шумная экспансионистская политика Спарты лишена была всякой твердой основы и представляла собой лишь опасную авантюру зазнавшегося победителя 404 г. до н. э., переоценившего свои временные успехи и свои действительные силы. Очень скоро в связи с этим стала выявляться вся фактическая слабость нового «властелина Эллады». Оба сатрапа Малой Азии — и заменивший казненного Тиссаферна Тифравст, бывший визирь царя, и подчиненный ему сатрап Фригии Фарнабаз, чтобы приостановить дальнейшие успехи Агесилая, предприняли весьма ловкие дипломатические шаги.

Начав переговоры и добившись восьмимесячного перемирия, они стали еще усиленнее вести подготовку флота в Карии, куда Агесилай не решался проникнуть, несмотря на настояния правительства Спарты, уже заметившего опасный характер этих приготовлений. А с другой стороны, они принялись всячески содействовать все разраставшемуся движению протеста против спартанского хозяйничанья в самой Греции.

«В то время как Агесилай грабил Азию, — пишет Полиен, — Конон, будучи союзником Фарнабаза, убедил перса послать золото для подкупа демагогов в греческих городах.

То же, и с еще большими подробностями, сообщает о Тифравсте Ксенофонт: «Он шлет (в. 395 г. до н. э.) в Грецию родосца Тимократа (на Родосе в это время произошел демократический переворот), дает ему с собой деньги золотой монетой, равноценной приблизительно пятидесяти талантам серебра, и поручает ему попытаться вручить эти деньги виднейшим политическим деятелям в греческих государствах, взяв с них клятвенные заверения, что они возбудят войну против лакедемонян. Тимократ отправился в Грецию и подкупил: в Фивах — Андроклида, Исмения и Галаксидора, в Коринфе — Тимолая и Полианфа, в Аргосе — Килона (все вожди народных партий) и их единомышленников. Что же касается афинян, то они и без подкупа жаждали этой войны, считая несправедливым, чтобы над ними властвовали другие».

Последняя фраза лаконофила и врага демократии Ксенофонта показывает, что и без «подкупа демагогов» в Греции скопилось достаточно горючего материала и что деньги персов шли не столько на предательский подкуп, сколько на организационные мероприятия по подготовке большого выступления против. Тем более, как можно установить, что и пришли эти деньги в такое время (конец 395 г. до н. э.), когда в Фивах уже началось само по себе (летом 395 г. до н. э.) движение антиспартанское.

Ксенофонт сообщает, что спартанцы уже давно были возмущены «наглостью фиванцев в отношениях к ним». Действительно, Фивы стали центром всех оппозиционных элементов. Из всех прежних союзников Спарты Фивы более других выиграли от поражения Афин. Сам город вырос вдвое, так как в него переселены были жители многих других беотийских городов, не имевших укреплений и стоявших под ударами афинян (Эриф-ра, Скафа, Сколы, Авлиды, Потний и многих других).

«Еще больше, однако, увеличилось благостояние города, — сообщает неизвестный автор «Греческой истории», найденной в 1907 г. в Оксиринхе, — когда фиванцы, вместе с лакедемонянами, засели в Декелее, укрепленной ими для борьбы с афинянами: они скупали за бесценок рабов и всякую другую военную добычу; будучи соседями, они перевезли к себе всю движимость из этой страны, начав со строительного материала — дерева и кирпича... а ведь Афинское государство достигло к этому времени высшей степени процветания... и афиняне прилагали все усилия, чтобы украсить и укрепить свою страну».

За это время особенно окреп Беотийский союз под гегемонией Фив. В фиванской цитадели Кадмее заседал и ведавший общесоюзными делами союзный совет городов Беотии, выбранный по 11 округам, на которые была разделена вся область (по 60 депутатов от округа). По тем же округам избирались 11 беотархов (начальников Беотии), главный военно-исполнительный орган; беотархи распоряжались общебеотийской армией (каждый округ выставлял 1000 гоплитов и 100 всадников) и заведовали чеканкой общебеотийской монеты с изображением щита, символа совместной обороны. Политическими правами, однако, пользовались лишь землевладельцы, крупные и мелкие; немногочисленные же ремесленники и торговцы к участию в государственном управлении не допускались.

В связи с этим в Беотии долгое время господствовала олигархия богатых «всадников», крепко державшаяся спартанской ориентации, враждовавшая с Афинами и оказывавшая Спарте крупнейшую поддержку во время Пелопоннесской войны: даже после сдачи Афин в 404 г. до н. э. олигархическое правительство Фив требовало полного разрушения Афин и продажи всех афинян в рабство.

Но вскоре после окончания Пелопоннесской войны в Беотии произошел государственный переворот: лаконофильская партия «всадников», возглавлявшаяся Леонтиадом и Астием, потеряла преобладание, и власть перешла к группировке средних и мелких землевладельцев, резко враждебной Спарте, с Исмением и Андроклидом во главе. Опасаясь обычных репрессий со стороны «владык всей Эллады», Исмений и его сторонники начали широкую антиспартанскую агитацию: «они стремились к свержению власти лакедемонян, рассчитывая на субсидии, обещанные персидским послом, и будучи уверены, что коринфяне, аргивяне и афиняне примут участие в этой войне».

К лету 395 г. до н. э. из-за нападения фиванцев на верную Спарте Фокиду отношения стали столь напряженными, что, несмотря на незаконченную войну в Азии, спартанцы решили не откладывать больше расправы с Беотийским союзом. Осенью 395 г. до н. э. царь Павсаний во главе лакедемонского войска и всех ополчений Пелопоннесского союза (опять за исключением коринфян) двинулся в Беотию, а Лисандр был послан с особым отрядом в Фокиду с поручением вести ему навстречу войско фокидян и отложившегося от Фив Орхомена. Имелось в виду широко задуманной комбинированной операцией сразу же сломить сопротивление непокорных беотийцев.

MaxBooks.Ru 2007-2018