История Древней Греции

Второй Афинский союз. Его победа над Спартой и мир 371 г. до н. э. - страница 2

Союзники считали этот договор до такой степени гарантирующим их во всех отношениях, что, несомненно по их требованию, в него включен был пункт, запрещавший даже поднимать вопрос об изменении его.

«Если кто-либо — будь это должностное лицо или частный человек — внесет предложение или поставит на голосование что-либо против издаваемого акта, как, например, нарушит какой-либо из его пунктов, тот лишается гражданских прав и имущество его конфискуется. И суд над ним произойдет в Афинах и союзных городах, как над человеком, расторгнувшим союз. Согласно решению афинян и союзников, такой человек может быть приговорен к смерти или изгнанию. Если он будет приговорен к смерти, труп его не должен быть погребен ни в Аттике, ни на территории союзников».

Таким образом, основатели союза имели в виду не временное соглашение, диктуемое текущей политической обстановкой, а рассчитанное на весьма длительный период, если не навсегда, объединение, и притом возможно большего числа свободолюбивых полисов Эллады, т. е. создание общеэллинской федерации. Поэтому в договоре весьма значительное место уделено тем «эллинам и варварам, проживающим на материке или на островах, не подвластных персидскому царю», которые пожелают быть союзниками афинян и их союзников, и на них распространяются все права и привилегии, оговоренные для общин-учредителей.

И договор заключается, в соответствии с этим, знаменательными словами: «На той плите, на которой вырезан этот акт, написать имена союзных городов и имена тех городов, которые позднее присоединятся к союзу». Немедленно снаряжено было посольство в Фивы с предложением присоединиться, и имя Фив появилось шестым среди имен союзников.

Затем, уже летом того же 377 г. до н. э., в этот список внесены были имена почти всех городов Евбеи — Халкиды, Эретрии, Аретузы и многих других городов побережья Фракии — Перинфа, Маронеи, островов Долопского архипелага — Пепарефоса, Скиафоса, — около двух десятков членов. Новый Афинский союз стал, таким образом, сразу очень крупной политической силой в Греции, притом с весьма широкими перспективами превратиться в дальнейшем из простого союза государств в союзное государство.

Спарте пришлось существенно изменить свои военные планы. В 376 г. до н. э. она отказалась от нового вторжения в Беотию, путь в которую был прегражден соединенными силами фиванцев и афинян, и сосредоточила свои силы для борьбы на море. Был экипирован значительный флот, из 60 триер, и под начальством заслуженного наварха Поллида, сражавшегося еще с Кононом, предпринята морская блокада Афин на широкой дуге между Эгиной, Скиросом и Андросом, чтобы прекратить доставку хлеба в Афины и таким образом сломить сопротивление афинян голодом. Даже остров Делос был занят спартанцами и с него изгнаны афинские амфиктионы.

Но Афины, став опять центром мощного союза, сумели в короткое время значительно улучшить свое управление, а также свое финансовое хозяйство и военную организацию. Демократическая партия выдвинула ряд новых энергичных деятелей, как, например, упомянутый уже Аристотель из Марафона, Пиррандр, другой выдающийся дипломат, Каллистрат из Афидны.

Они влились в ряды старых демократических деятелей и вместе с ними завершили сложное и трудное дело оформления Второго Афинского союза. Вместе с блестящими афинскими стратегами-демократами Ификратом, Хабрием и Тимофеем, сыном Конона, они провели также ряд внутренних реформ, усиливших боеспособность Афинского государства. Афинское булэ, в круг обязанностей которого теперь входило направление дел союза и координирование для этого взаимоотношений синедриона союзников и афинской экклесии, было освобождено от руководства внутренней администрацией, которым теперь занимался особый орган — девять проэдров, выбираемых по жребию из числа булевтов девяти фил, не несущих в данное время обязанности пританов, и эпистат проэдров, который являлся теперь председателем народного собрания.

Впервые эти проэдры упоминаются в декрете Аристотеля из Марафона 377 г. до н. э. Изменена была также система взимания прямого военного налога (эйсфоры). Полностью, в размере 1%, облагалась им недвижимая и движимая собственность только наиболее богатых людей (пентакосиомедимнов); средние разряды уплачивали прямой налог по значительно более льготной разверстке (всадники 30 драхм вместо 36, зевгиты — 10 драхм вместо 18), наконец, низший разряд — феты — были совсем освобождены от обложения.

Для уплаты этого налога граждане были разделены на 100 симморий и к каждой приписано по три самых богатых гражданина в качестве ответственных «сборщиков», обязанных в случае крайней нужды государства в деньгах уплачивать всю сумму, причитающуюся с симморий, вперед из своих средств и покрывать недоимки. Эта новая литургия называлась «проэйсфо-ра» и представляла собой, несомненно, весьма тягостное для богачей мероприятие демократического правительства.

Общая годовая сумма прямого налога с граждан вместе с десятью талантами, уплачиваемыми ежегодно метэками, составляла около 70 талантов. Наконец, в связи с усиленными заботами о приведении в боевую готовность флота была создана особая коллегия десяти морских эпимелетов, выбиравшихся по жребию, по одному от каждой филы.

Они наблюдали за постройкой и ремонтом кораблей, состоянием арсеналов и морских складов, боевой готовностью судов, привлекали триерархов к ответственности за аварии их и т. д. Благодаря деятельности этого специального органа морского контроля и надзора афиняне могли выполнить свои обязанности перед союзниками и довести свой боевой флот до 100 триер (Полибий и Диодор, определяют, по-видимому преувеличенно, афинский флот даже в 200 триер).

Вследствие такой своевременно проявленной активности афинской демократии морская диверсия Спарты имела для последней весьма плачевные результаты. Против 65 триер Поллида афиняне смогли отправить в море под командой Хабрия целых 83 триеры, и в кровопролитной битве близ Наксоса в октябре 376 г. до н. э. Хабрию удалось разгромить пелопоннесский флот.

Рассказывая об этой морской битве, Диодор передает любопытную подробность, свидетельствующую о живучести демократических традиций в Афинах: «Однако, несмотря на то, что Хабрий одержал победу и обратил в бегство неприятельские корабли, он совершенно воздержался от преследования. Он хорошо помнил, что после Аргинусской битвы (в 406 г. до н. э.) народ в награду за победу осудил стратегов на смертную казнь, обвинив их в том, что они не предали погребению тела погибших в морском бою.

MaxBooks.Ru 2007-2018