История Древней Греции

Время преобладания Беотии - страница 3

Афинские демократы стояли за невмешательство; того же требовали и присутствовавшие на народном собрании фиванские послы («бросить на произвол судьбы спартанцев, находящихся на краю гибели», — как выразился Ксенофонт). Но перевес в народном собрании получили единомышленники Каллистрата, сторонника сотрудничества со Спартой. Поэтому Ификрату поручено было совершить враждебную Беотии и ее союзникам военную демонстрацию на Коринфском перешейке и в Арголиде, т. е. в тылу оккупировавшей Лаконию беотийской армии, что побудило ее к отступлению в Аркадию и дальше, на родину.

Несколько позднее, летом 369 г. до н. э., Афины даже заключили со Спартой формальный союз, и соединенные афинско-спартанские войска (около 20 000 воинов) принялись усердно укреплять Коринфский перешеек в предупреждение дальнейших вторжений беотийцев в Пелопоннес. Состоятельные круги Афин, видимо, были очень встревожены успехами демократического движения в Пелопоннесе. Они пытались даже побудить Спарту не медлить с восстановлением ее господства в Мессении: в таком духе выразитель их желаний Исократ даже составил обращение к Архидаму, сыну царя Агесилая.

С другой стороны и Беотийское правительство слишком переоценило свои успехи и в связи с этим разбросало свои силы. Летом 370 г. до н. э. в Фессалии началась кровавая распря: Ясон пал жертвой заговора и его наследники вступили в ожесточенную борьбу между собою. Властью завладел племянник Ясона Александр, превратившийся в свирепого тирана, жестокими репрессиями подавлявшего все враждебные ему движения.

Поднявшая голову знать во главе с Алевадами обратилась за помощью к македонскому царю Александру, сыну недавно умершего царя Аминты, и македонские войска оккупировали большую часть Фессалии. Поэтому с лета 369 г. до н. э. Беотийскому правительству пришлось разделить свои военные силы для участия в делах Пелопоннеса и Фессалии: половину армии получил Эпаминонд для второго похода в Пелопоннес, другая половина, во главе с Пелопидом, направлена была в Фессалию.

Обе экспедиции кончились незначительными успехами: Пелопиду удалось лишь занять Ларису и завязать дружеские отношения с одним из магнатов Македонии — Птолемеем, восставшим против македонского царя Александра. Эпаминонд овладел Сикионом и Пелленой, но потерпел неудачу при попытке взять Эпидавр, Трезен и Коринф, за что был даже привлечен к суду и временно выведен из коллегии беотархов.

Лишь в 368 и 367 гг. до н. э. удалось, сосредоточив все военные силы Беотии в Фессалии, вытеснить из нее македонцев, заключить союзный договор с Птолемеем, ставшим регентом Македонии после убийства царя Александра, сильно ограничить территорию, подвластную Александру — тирану Фер, а Южную Фессалию организовать в дружественный Беотии союз. Только после этого Эпаминонд совершил свой третий поход в Пелопоннес и заставил Ахайю отказаться от союза со Спартой. Так как аристократическая партия здесь имела большую силу, то после введения в Ахайе демократического строя по городам ее были поставлены беотийские гарнизоны.

Все же Беотийское правительство в эти годы уделяло мало внимания Пелопоннесу (в Ахайе, например, вскоре вновь произошла олигархическая реставрация), и это вызывало недовольство в Аркадии, которой приходилось собственными силами вести борьбу со Спартой. Ей удалось оккупировать периэкские города Северной Лаконии вплоть до Селла-сии, присоединить Трифилию к Аркадскому союзу, заключить союз с Мессенией, но всего этого было еще недостаточно для закрепления нового устройства Пелопоннеса.

Не удавалось овладеть главными гаванями Пелопоннеса — Эпидавром, Трезеном, Азиной, благодаря чему демократические государства оказывались еще отрезанными от моря. Архидаму с помощью присланного Дионисием Сиракузским отряда один раз даже удалось нанести чувствительное поражение соединенным войскам аркадян и аргосцев, вызвавшее необычайный восторг в Спарте.

Положение еще больше осложнилось вследствие вмешательства Персии, считавшей себя после Царского мира суперарбитром в греческих делах. Уже в 368 г. по настоянию послов малоазийского сатрапа Ариобарзана в Дельфах собрался конгресс делегатов воюющих государств для мирных переговоров на основе условий Царского мира 387-386 гг. до н. э. Он окончился безрезультатно благодаря отказу Фив признать права Спарты на Мессению.

В 367 г. до н. э. сама Спарта обратилась за посредничеством к персидскому царю, как верховному судье в греческих делах. Осенью 367 г. до н. э. в Сузы, к персидскому двору, съехались посланцы всех греческих государств и началась жестокая борьба за «милости» великого царя. Но, к общему удивлению, больше всех импонировал персам фиванский посол Пелопид, в противоположность прочим державшийся твердо и неподкупно, как представитель нового сильного государства в Греции, разгромившего Спарту и враждебного Афинскому союзу, с которыми у персов были старые счеты.

Решение царя всецело отвечало интересам Беотии: Мессения была признана независимой, по желанию Беотии регулировались пограничные споры пелопоннесцев, афинянам приказано было «вытащить на сушу свои корабли»; всех не подчиняющихся этому постановлению предписано было считать врагами установленного порядка и действовать против них общими соединенными силами всех греческих государств.

MaxBooks.Ru 2007-2018