История Древней Греции

Соотношение сил противников

«Истиннейший повод, хотя на словах и наиболее скрытый, состоит, по моему мнению, в том, что афиняне своим усилением стали внушать опасение лакедемонянам и тем вынудили их начать войну» — так определяет Фукидид основную причину величайшей войны в истории Эллады.

Действительно, стремительный рост могущества Афин в течение пентеконтаэтии — пятидесятилетия, прошедшего между разгромом армии Ксеркса и началом Пелопоннесской войны,— ставил под угрозу гегемонию Спарты даже на самом Пелопоннесе. Этот рост проходил в условиях ожесточенной классовой и социальной борьбы. Усиление Афин повсеместно вело к победе демократии, основным же принципом спартанской политики было насаждение олигархических порядков.

Переплетение внешнеполитических моментов с социальными неизбежным образом вело к войне. Таким образом, основной причиной войны была борьба Афин и Спарты за гегемонию в Элладе, за путь дальнейшего — демократического или аристократического — развития эллинских полисов. Однако вряд ли можно считать нападающей стороной Афины. Инициатива в развязывании войны несомненно была на стороне Пелопоннесского союза.

Фукидид ретроспективно пишет об этом, оценивая обстановку перед началом Декелейской войны: «В прежней (Архидамовой) войне,— думали лакедемоняне, — вина за нарушение договора падала больше на них, так как тогда фивяне вошли в Платею в мирное время и так как, хотя по прежнему договору возбранялось браться за оружие в том случае, если другая сторона предложит решить дело судом, они, лакедемоняне, отвергли требование афинян явиться на суд.

Вследствие этого лакедемоняне признавали свои неудачи заслуженными и этим объясняли себе и свое несчастие под Пилосом и другие постигавшие их беды». Понятно, все это далеко еще не значит, что Афины стремились в 433-431 гг. до н. э. к миру. Политика Перикла была непримиримой, война была агрессивной, несправедливой, грабительской и с той, и с другой стороны.

Вторая группа противоречий, хотя и менее важных, но зато еще более острых, была связана со столкновением интересов афинской торговли и торговли влиятельных членов Пелопоннесского союза — Коринфа и Мегары. Все три повода войны — керкирский, потидейский и даже мегарский вопросы имели в качестве своей подоплеки афинско-коринфский антагонизм. Расхождение политической линии Коринфа и Спарты по отношению к Афинам чувствуется на всем протяжении войны, и всегда именно коринфские представители постоянно требовали наиболее решительных мер против Афин.

В 435-431 гг. до н. э. Афинская архэ была крупнейшим политическим объединением восточной половины Средиземноморья. Кроме самой метрополии в состав архэ входили все без исключения греческие полисы западного побережья Малой Азии от Причерноморья до Родоса, почти все острова Эгейского бассейна (кроме Мелоса, Феры и Крита), подавляющее большинство полисов на побережье Пропонтиды, Фракии, Халкидики и многие причерноморские полисы.

На севере и западе союзниками Афин были Фессалия, Керкира, Эпидамн и Закинф. В Центральной Греции афиняне пользовались поддержкой платеян, мессенян навпактских и большинства акарнанов. В большей или меньшей мере афинянам сочувствовало население многих ионийских городов Великой Греции и Сицилии. Недаром Аристофан называет афинский демос «господином стольких городов, властелином от Сард и до Понта» («Осы», 700) и продолжает: «Городов, островов, приносящих нам дань, будет с тысячу, будет и больше».

Это дает хоть и преувеличенное, но яркое представление о размерах Афинской державы. В дошедших до нас списках афинских союзников, уплачивающих форос, насчитывается более 300 полисов, входящих в состав Афинской архэ.

Форос в среднем равнялся ежегодно 600 талантам. В начале войны на акрополе хранилось на 6000 талантов чеканной монеты и на 3500 талантов различных ценностей.

Вооруженные силы Афин состояли из военного флота, достигавшего 300 триер, и сухопутной армии, насчитывавшей около 27 000 гоплитов. Если по численности и особенно по боевым качествам сухопутная армия Афин значительно уступала спартанской, то на море афиняне не имели себе равных. В приписываемой Фукидидом Периклу речи, произнесенной перед началом войны, последний подчеркивал превосходство афинян в области финансов и особенно в морском деле.

Говоря об уязвимых сторонах пелопоннесцев, он отмечал, что «важнейшей помехой для них будет недостаток денег, так как с доставкою их они будут медлить и всегда запаздывать, а военные события не ждут». Афины же, располагая громадными денежными ресурсами и будучи хозяевами на море, были совершенно неуязвимы для армии своих врагов.

О горделивом сознании мощи Афин лучше всего свидетельствует гиперболическое заявление Перикла согражданам: «И если бы я рассчитывал убедить вас, то посоветовал бы вам самим опустошить вашу землю и покинуть ее и тем показать пелопоннесцам, что из-за этого вы не покоритесь им».

Длинные стены, связывающие Афины с Пиреем, в то время были абсолютно непреодолимым препятствием даже для находившейся длительное время в Аттике спартанской армии. Яркую характеристику афинян дает Фукидид от имени их злейших врагов — коринфян.

MaxBooks.Ru 2007-2018