История Древней Греции

Гражданская война на Лесбосе и Керкире

Таким образом, развитие военных операций пелопоннесцев в течение 2.5 года после смерти Перикла вновь показало неуязвимость Афин. Афины даже расширили сферу своего влияния на западе, в Акарнании и на Ионических островах. Однако план Перикла в его наступательной части далеко не дал того эффекта, который ожидался афинянами.

Блокада Пелопоннеса проводилась довольно интенсивно, но не в такой степени, чтобы можно было вынудить врага к капитуляции. Правда, среди спартанских союзников замечается некоторая усталость. Так, например, Фукидид говорит, что пелопоннесцы уже не «имели охоты идти на войну», однако без активных и рискованных военных операций вроде десанта на Пелопоннесе афиняне вряд ли могли рассчитывать на победу.

Притом внутреннее положение архэ, равно как и самих Афин, начинает в это время резко ухудшаться. На четвертом и особенно на пятом году войны олигархи в подчиненных Афинам полисах, убедившись в военной неприступности Афин, начинают открыто выступать с оружием в руках на стороне Пелопоннесского союза.

Если в начале войны столкновения имели в основном внешнеполитический характер и определялись прежде всего спартанско-афинским антагонизмом, то теперь военные действия принимают уже иной оттенок. Основную роль начинает играть внутриполитическая борьба — борьба между олигархией и демократией,— что проявлялось обычно в форме гражданской войны в союзных Афинам полисах.

Местом первого выступления против державной власти афинской экклесии олигархи избрали «прекрасную страну вина и песен» — Лесбос. Этот остров, расположенный на северо-восточной окраине Эгейского моря, площадью в 2400 кв. км и с населением 150 000 человек, является крупнейшим и наиболее богатым во всем Эгейском архипелаге. В отличие от большинства членов архэ Лесбос, как и Хиос, пользовался некоторой автономией и располагал собственным военным флотом.

Лесбос не представлял собой единого государства. На нем был ряд независимых полисов. В северной части острова находилась Метимна, имевшая демократический государственный строй. На юго-востоке был расположен крупнейший полис Лесбоса — Митилена, в которой господствовали олигархи. Прочие поселения острова: Антисса, Арисба, Пирра и Эрес — политически тяготели к Митилене. Население Лесбоса в значительной части было связано узами родства с беотийцами, и лесбосская аристократия поддерживала политические связи с фиванскими олигархами.

С начала войны сепаратистские стремления Митилены значительно усилились, и местная аристократия приступила к серьезной подготовке восстания. Митиленяне начали ограждать гавани плотинами, укрепляли стены, снаряжали корабли, нанимали на Понте лучников, скупали хлеб и т. д. Важнейшим их мероприятием была организация принудительного синойкизма с прочими лесбосцами. Кроме того, они официально искали контакта с Пелопоннесским союзом.

Ввиду этого афиняне задержали у себя в гавани 10 митиленских триер и направили 40 кораблей, снаряженных для отправки в рейд вокруг Пелопоннеса, под командованием Клеиппида в Митилену. Однако митиленяне были об этом заблаговременно извещены и приняли меры предосторожности. Клеиппид не решился открыто напасть на город. Переговоры окончились ничем, и митиленяне послали триеру в Лакедемон с просьбой о помощи. Ни Клеиппид, ни повстанцы не начинали активных действий, ожидая помощи: первый — из Афин, вторые — из Лакедемона. Однако впоследствии афиняне, усиленные отрядами союзников, обложили с моря обе гавани Митилены.

Тем временем митиленские послы прибыли в Лакедемон и были приглашены спартанцами на празднества в Олимпию, где происходило общепелопоннесское совещание. Обрисовав в мрачных красках положение афинян, послы подчеркнули истощение ресурсов Афин и призвали Спарту выслать вспомогательное войско на Лесбос и одновременно вторгнуться с суши и с моря в Аттику. Это предложение было охотно принято спартанцами.

Однако объявленная мобилизация союзников шла очень вяло, и на Истм явились одни спартанцы, навстречу которым вышло 100 афинских триер. Кроме того, еще 100 афинских кораблей опустошало побережье Лаконики, что вынудило спартанцев немедленно отступить восвояси. Только с большим опозданием, в конце мая 427 г. до н. э., 40 пелопоннесских кораблей было направлено на Лесбос. К этому времени прибывший сюда с 1000 гоплитов афинский стратег Пахет уже окружил Митилену стеной и обложил город и с суши, и с моря.

Не дождавшись медленно продвигавшейся пелопоннесской эскадры, митиленские олигархи вынуждены были для защиты города вооружить демос. Однако, получив оружие, рядовые митиленяне восстали против олигархов и потребовали распределения хлеба между всеми гражданами, угрожая в случае отказа сдать город афинянам.

Тогда, опасаясь народного возмущения, сами олигархи предпочли власть афинян и сдались в начале июля 427 г. до н. э. Пахету. Тот отправил 1000 плененных олигархов в Афины. Пелопоннесская эскадра, прибывшая после капитуляции Митилены, не отважилась встретиться в открытом море с афинянами и возвратилась в Пелопоннес.

В афинской экклесии вопрос о наказании митиленян вызвал большие разногласия. На первом собрании (середина августа 427 г. до н. э.) по предложению Клеона, сына Клеэнета, было решено казнить не только отправленных Пахетом в Афины митиленских олигархов, но всех вообще митиленян; дети и женщины подлежали продаже в рабство.

Однако на следующем собрании этот вопрос был поставлен вторично на обсуждение, и, несмотря на противодействие Клеона, экклесия незначительным большинством голосов решила казнить только 1000 аристократов, срыть стены Митилены и отобрать ее флот. Лесбосские земли (за исключением верной Афинам демократической Метимны) были разделены между 2700 афинскими клерухами. Лесбосцы платили ежегодно клерухам 54 таланта.

MaxBooks.Ru 2007-2018