История Древней Греции

Обострение социально-политической борьбы в Афинах

Мы не коснулись еще важнейшего вопроса о внутренней борьбе в Афинах во время напряженных событий 427 г. до н. э. Предварительно, однако, необходимо бросить взгляд на состояние афинских финансов. В одной из речей Перикла у Фукидида указывается на богатство государственной казны как на решающий фактор в военных расчетах: «Сила афинян зиждется на приливе денег от союзников, а в войне большей частью побеждают рассудительность и обилие денег». Действительно, в Афинах хранилось в начале войны не менее чем на 9000 талантов денег и ценностей. Кроме того, афиняне получили за первое пятилетие войны минимум 3000 талантов фороса от союзников.

Однако военные расходы первых лет войны почти полностью поглотили эту громадную по греческим масштабам сумму — 2000 талантов стоила осада Потидеи. Одно только содержание флота обходилось в 1000 талантов ежегодно. Таким образом, афинская казна находилась в далеко не блестящем положении, а продолжающиеся военные действия требовали дополнительных средств.

На повестке дня стояли решительные меры как в финансовой, так и в чисто военной области. Уже во время митиленской экспедиции афиняне пошли на такое совершенно исключительное для того времени мероприятие, как введение единовременного прямого налога на имущество граждан. «Сами афиняне в первый раз тогда внесли прямой подати двести талантов».

Эйсфора являлась чрезвычайным налогом на военные нужды, введенным по специальному решению экклесии. Взимался он с граждан трех первых солоновских классов в зависимости от их доходов. Налог отдавался на откуп. Одновременно Афины снарядили «к союзникам, для взыскания денег, двенадцать кораблей под начальством стратега Лисикла с четырьмя товарищами». Лисикл объезжал земли афинских «союзников» в Малой Азии и собирал деньги. Он погиб вместе с большим количеством афинских воинов на равнине Меандра во время нападения карийцев. Такая же участь постигла еще раньше другого сборщика податей среди «союзников», Мелесандра.

Однако как эйсфора, так и взимание денег Лисиклом — все это было лишь каплей в море военных расходов.

Финансовый вопрос осложнялся еще и тем, что кроме необходимости пополнения опустошенной государственной казны для активизации военных операций перед Афинами стояла еще одна не менее важная, чем военные дела, проблема — прокормление городской бедноты и пауперизованных крестьян, согнанных в город со всей Аттики. Решения о «взбунтовавшихся союзниках» принимались вождями демоса при учете всех указанных обстоятельств.

Так, например, как уже говорилось выше, окончательным постановлением экклесии по митиленскому вопросу предусматривалось распределение всей территории Лесбоса (кроме Метимны) среди 2700 афинских кле-рухов. Притом это не были клерухии обычного типа, когда сами клерухи переселяются на новую территорию и хозяйничают на своих участках. «Лесбияне сами обрабатывали свою землю и должны были выплачивать деньгами ежегодно за каждый надел по две мины». Таким образом, клерухия была номинальной. Собственники лесбосских участков — афиняне могли оставаться в Афинах, но около 3000 граждан получило дополнительный доход по два обола в день.

Периклу удалось столь долго (в течение целых 15 лет) руководить бурной и постоянно колеблющейся в своих настроениях экклесией прежде всего потому, что он, с одной стороны, пользовался полным доверием широких масс демоса как борец против олигархических порядков, с другой — сам он социально был связан с аристократическими кругами.

Принадлежа по происхождению к роду Алкмеонидов, будучи сам довольно богатым человеком, Перикл внушал доверие многим из аристократов, которым дороги были государственные интересы Афин. Аристократов примиряло с господством Перикла и то, что он все дальше отходил от демократических порядков. Фукидид очень метко характеризует его управление: «По имени это была демократия, на деле власть принадлежала первому гражданину». «Его, — говорит Плутарх, — не смущало и то, что к нему постоянно приставали с упреками многие из его собственных друзей...что хоры распевали язвительные песни, стыдя его и понося его за способ ведения войны».

Только опустошение Аттики Архидамом и ужасающая эпидемия чумы временно подорвали доверие к Периклу. Атаки против него направлялись с двух сторон. Прежде всего лаконофильски настроенные аристократы выступают под лозунгом мира со Спартой. О популярности этого лозунга, о его привлекательной силе даже в неаристократических кругах может свидетельствовать хотя бы лейтмотив «Ахарнян» Аристофана. Как блаженствует заключивший в одиночку мир со спартанцами Диксополь (1069-1234) по сравнению со злосчастным горе-воякой Ламахом!

С другой стороны, крестьяне Аттики и простой люд Афин, на плечи которых пала основная тяжесть войны, тоже начинают активно выражать свое недовольство Периклом. Это двустороннее недовольство прекрасно охарактеризовано Фукидидом. «Афиняне в своей политике следовали его (Перикла) внушениям... но в их частной жизни несчастия их огорчали, простой народ потому, что он потерял и то немногое, что имел, людей богатых потому, что они лишились прекрасного состояния, заключавшегося в великолепных домах, расположенных на территории Аттики, драгоценной утвари, а больше всего потому, что вместо мира у них была война».

Несмотря на то что не следует ставить знака равенства между олигархической оппозицией и настроениями широких масс крестьянства, обе эти группы представляли две составные части, если можно так сказать, «оппозиции справа». Кроме этой оппозиции, которая, понятно, не могла преобладать в афинской экклесии, существовала еще одна социальная группа, не менее опасная для власти Перикла.

Это были те круги демоса, экономические интересы которых зависели от мощи архэ: ремесленники и торговцы, занимающиеся экспортом, «корабельная чернь», граждане, работающие на постройке храмов, масса клерухов, гелиастов и т. д. Признанным вождем этих групп постепенно становился Клеон. Он сыграл значительную роль в падении авторитета Перикла. Плутарх («Перикл») считает вполне вероятным, что даже последний процесс против Перикла был возбужден не кем иным, как Клеоном.

На совместные действия богатых землевладельцев и бедноты против Перикла намекает и Фукидид, характеризуя настроения афинян в первые годы войны: «...но в их частной жизни несчастия их огорчали, простой народ потому, что он потерял и то немногое, что имел, людей богатых потому, что они лишились прекрасного состояния...».

Таким образом, временное осуждение Перикла, по-видимому, было результатом блока оппозиции «справа и слева». Однако союз двух групп, из которых одна требовала мира, а вторая ратовала за активизацию военных действий, не мог быть долговечным. Падение, а затем смерть Перикла стали прелюдией к ожесточенной политической борьбе в экклесии.

То большинство демоса, опираясь на которое правил Перикл, окончательно раскололось.

Верхушка демоса, принадлежавшая к крупным землевладельцам и крупным богачам ростовщикам, временно объединилась со старыми противниками Перикла, лаконофильски настроенными аристократами. Целью этой группы был мир со Спартой, с тем чтобы впоследствии с ее помощью раздавить радикальную демократию. Однако в военной обстановке главари этой группы должны были действовать очень осторожно, чтобы не подвергнуться обвинению в измене. Признанным вождем этой группировки был Никий.

Основная масса городского демоса, руководимая богатыми ремесленниками-эргастериархами, выступала за активизацию военных усилий Афин, за войну до победного конца. Эти слои городского населения после вторжений Архидама пользовались, по-видимому, поддержкой некоторых групп крестьянства, потерявшего все свое имущество и ожидающего улучшения своего положения только в результате полной победы над пелопоннесцами. Недаром ахарняне в одноименной комедии Аристофана выступают как заклятые противники мира со Спартой. Во главе этой группы стоял Клеон.

Политические течения в Афинах после смерти Перикла ярко характеризуются личностями Никия и Клеона. Никий, сын Никерата, принадлежал к цвету афинской знати. Он начал свою политическую карьеру еще при Перикле и вместе с ним занимал должность стратега. «После смерти Перикла Никий тотчас был выдвинут на высшую должность, главным образом, богатыми и знатными, противопоставлявшими его дерзкому Клеону; впрочем и народ относился к нему благожелательно и содействовал его честолюбию».

MaxBooks.Ru 2007-2018