История Древней Греции

Пилосская операция - страница 2

Для того чтобы отрезать его от гавани на необитаемом островке Сфактерия, отделенном от Пилоса только узким проливом в 120 м, был высажен отряд, состоявший из 420 отборных гоплитов, выбранных по жребию из всех лохов, не считая обслуживающих их илотов. Пролив между Пилосом и Сфактерией спартанцы рассчитывали загородить плотно сдвинутыми кораблями.

Видя эти приготовления, Демосфен отправил две триеры вдогонку за афинским флотом с призывом о помощи, сам же высадил на берег экипажи трех оставшихся у него кораблей, вооружил их сплетенными из ивы щитами и приготовился к защите побережья от нескольких десятков пелопоннесских кораблей. Двухдневные атаки спартанцев с моря кончились их поражением. Тогда спартанцы решили перейти к длительной осаде Пилоса.

Однако уже на третий день возвратился афинский флот и в упорном бою в заливе почти полностью уничтожил пелопоннесские корабли. Таким образом положение изменилось. Теперь уже спартанский отряд на Сфактерии был отрезан от суши и осужден на голодную смерть.

Ввиду того, что это были самые знатные из спартиатов, высшие должностные лица Спарты отправились на место сражения и предложили афинским стратегам заключить перемирие на очень жестких для лакедемонян условиях. Спарта обязывалась немедленно отправить в Афины послов на афинской триере с предложением мира. Афинянам выдается на время переговоров весь пелопоннесский военный флот не только из-под Пилоса, но и изо всей Лаконики. Взамен спартанцы под афинским контролем ежедневно на весь срок перемирия посылают определенное количество продовольствия гарнизону Сфактерии. После возвращения послов афиняне обещали вернуть спартанцам их военные корабли.

Однако спартанские послы были недружелюбно встречены в Афинах. В надежде на то, что афиняне, которые уже в 428 г. до н. э. просили мира, будут склонны к завершению войны, спартанцы предложили им «мир, союз, тесную дружбу и взаимную поддержку». В ответ на эти общие фразы Клеон, «бывший в то время вождем демоса и пользующийся величайшим доверием народной массы» потребовал возвращения афинянам не только мегарских гаваней Нисеи и Пег, но даже пелопоннесских Трезена и Ахайи.

Эти требования были абсолютно неприемлемы для Спарты. Все же послы предложили обсудить их с афинскими делегатами. Однако Клеон, опасаясь сговора спартанцев с группой Никия, категорически потребовал ведения переговоров только в экклесии, после чего послы вернулись под Пилос.

Между тем обстановка осложнялась. Лакедемоняне при помощи всяких ухищрений забрасывали продовольствие на Сфактерию. Они обещали илотам свободу за доставку продуктов на остров, посылали смельчаков с мешками мака, с медом и таким образом снабжали осажденных. Надвигалась осень с ее бурями, что должно было заставить афинский флот возвратиться в Пирей. В то же время и афинский десант на Пилосе тоже страдал от недостатка воды и продовольствия.

Тем временем Клеон постоянно упрекал Никия в бездействии и требовал решительных мер. Воспользовавшись заявлением Клеона о том, что в течение 20 дней можно захватить Сфактерию, Никий в экклесии предложил ему взять на себя эту операцию, будучи уверенным в полной невыполнимости этого предложения. Однако Клеон согласился. Он отказался от предложенных ему афинских гоплитов и взял с собой под Сфактерию только отряды союзников. Здесь вместе с Демосфеном он, учитывая опыт поражения афинских гоплитов в Этолии, разработал план единовременной атаки спартиатов легковооруженными силами, и действительно, в конце августа 425 г. до н. э. взял остров штурмом, пленив 292 гоплита, в том числе около 120 спартиатов.

«Крутая лаконская каша, заваренная под Пилосом» (Аристофан. Всадники) имела громадный политический резонанс во всей Элладе, особенно в Афинах и Спарте. Прежде всего, афиняне добились крупнейшего военного успеха на спартанской территории в борьбе с непобедимыми до того времени спартанцами. Во-вторых, спартиаты, воспитанные на легенде о фермопильском подвиге Леонида, сдались живыми в плен, и к тому же именно презренным в их глазах афинянам. В-третьих, пилосская операция показала слабость гоплитской фаланги по сравнению с легковооруженными пелтастами. В-четвертых, Пилос и Сфактерия остались в руках афинян и превратились в центр притяжения для илотов, которые массами начали перебегать к мессенянам из Навпакта, оставленным здесь в качестве постоянного гарнизона афинянами.

Мессеняне говорили на одном языке со спартанцами и с илотами, так что им легко было делать вылазки по всей Мессении и сеять возмущение среди илотов. Фукидид, подчеркивая трудное положение Спарты, подробно останавливается на значении пилосской операции. Он пишет: «В Пилосе они (афиняне) поставили гарнизон, а мессеняне из Навпакта послали туда, как в родную землю (Пилос некогда принадлежал к Мессении), наиболее подходящих людей, которые, говоря на одном языке с жителями Лаконики, стали грабить ее и причиняли ей много вреда... так как к тому же илоты стали перебегать в Пилос, они (лакедемоняне), опасаясь какого-либо дальнейшего переворота в собственной стране, были в тревоге».

В этой тяжелой обстановке для Спарты, ввиду малочисленности спартиатов, очень важным было выручить своих пленных, перевезенных тем временем в Афины. Поэтому, несмотря на заносчивое поведение Клеона, спартанцы продолжали пытаться вести переговоры с Афинами. Однако после блестящей победы на Сфактерии авторитет Клеона был совершенно непререкаем, и Никий вместе со своими сторонниками потерял всякое влияние в народной массе.

MaxBooks.Ru 2007-2018