История Древней Греции

Пилосская операция - страница 3

Недаром Аристофан во «Всадниках», поставленных в 424 г. до н. э., вкладывает в уста Никия мысль бежать из Афин ввиду могущества Клеона, которому за его победу были присуждены небывалые почести. Таким образом, пилосская операция не только заставила Спарту искать мира, но и поставила в Афинах у власти партию, стремящуюся к войне.

Положение в Афинах было таково, что группировке Никия необходимо было предпринять какие-нибудь активные действия. Очень серьезно был поколеблен личный авторитет Никия как главнокомандующего, выступившего против операции, которая заставила врага просить мира.

Кроме того, решающей силой оказались легковооруженные пелтасты и союзники, в то время как тяжеловооруженные гоплиты, представлявшие в афинском ополчении имущие круги населения, не говоря уже об аристократических всадниках, в течение 7 лет войны не одержали ни одной значительной победы.

Ввиду всего этого немедленно после победоносного возвращения Клеона и Демосфена со спартанскими пленными Никий, несмотря на начало осени, отправился против Коринфа во главе большого флота — из 80 кораблей с 2000 афинских гоплитов, 200 всадниками, а также вспомогательными отрядами милетян и других союзников. Эта экспедиция преследовала не столько военные, сколько политические цели. Военные удачи Никия должны были противодействовать его политическим противникам.

Однако он добился лишь весьма сомнительного успеха. Когда афиняне высадились юго-восточнее Коринфа, у Солигея, они встретили перед собой половину коринфской армии. В завязавшейся ожесточенной битве афиняне не добились победы и в связи с подходом коринфских резервов отступили на корабли. Затем часть афинян высадилась у Метан в Арголиде и захватила их, устроив по пилосскому образцу вал на перешейке, ведущем к Трезену. Таковы были скудные результаты грандиозного похода.

Зато на следующий год, летом 424 г. до н. э., Никием была предпринята очень удачная операция и захвачена дорийская Кифера, «остров, удобно расположенный относительно Лаконии и населенный лакедемонскими поселенцами».

Спартанцы были в полном отчаянии после пилосской катастрофы. «Война с неотвратимой быстротой надвигалась... со всех сторон... Никогда еще в военных предприятиях лакедемоняне не обнаруживали такой нерешительности... Случайности судьбы, многочисленные, неожиданно обрушившиеся за короткое время на лакедемонян, повергли их в величайший страх; они боялись, как бы снова не постигло их такое несчастье».

Наиболее важной причиной «миролюбия» Спарты Фукидид считает опасение спартанцев, «как бы у них не случился какой-либо государственный переворот после того, как неожиданное тяжелое несчастье постигло» Спарту. Под «государственным переворотом» Фукидид, очевидно, понимает восстание илотов, которого всегда опасались спартанцы и которое было бы особенно опасным в то время, когда в Пилосе укрепились навпактские мессеняне; к этому соображению Фукидид возвращается и в дальнейшем изложении.

Рассказывая о трудностях, переживаемых Спартой накануне экспедиции Брасида, он говорит: «Сверх того лакедемонянам желательно было иметь предлог услать часть илотов, чтобы они не замыслили ввиду настоящего положения вещей, вследствие потери Пилоса, какого-либо переворота».

Необходимо отметить, что военными успехами 425-424 гг. до н. э. афиняне в значительной степени были обязаны финансовой политике Клеона. Судя по обломкам одной надписи, представляющей собой постановления экклесии об уплате фороса союзниками, общая сумма фороса была удвоена, многие города должны были платить в три-четыре раза больше, чем до того времени.

Особенно значительно был увеличен форос с Ионии, устрашенной разгромом Митилены. По-видимому, в этом же году, вероятно в связи с предшествующей реформой фороса Клеон провел постановление о повышении оплаты гелиастам.

Согласно другой надписи, Никию на Киферскую экспедицию было выдано 100 талантов. Без финансовых средств, собранных благодаря энергии Клеона, афинская казна не была бы в состоянии финансировать крупные экспедиции 425-го и особенно 424 г. до н. э.

Захват Киферы был высшим пунктом афинских успехов. Казалось, еще одно-два усилия и окончательная блестящая победа Афин обеспечена. Афинские радикалы задумали нанести решающий удар в Беотии, напав на сильнейшего спартанского союзника сразу с трех сторон.

Демосфен с 40 кораблями отправился в Навпакт и здесь набрал войско из акарнанов и мессенян, рассчитывая ударом с запада взять беотийский порт Сифы на побережье Коринфского залива. Беотийские демократы должны были поднять восстание в Херонее, расположенной на северной границе Беотии; основные же силы афинян под командованием Гиппократа готовились к удару с востока на Делий. Все три удара должны были произойти одновременно, чтобы не дать беотянам возможности бить врагов по одному.

Однако Гиппократ опоздал, а заговор демократов был преждевременно раскрыт. Вследствие этого Демосфен не добился успеха и вся армия беотян выступила против Гиппократа, который все же к тому времени уже успел овладеть Делием и укрепить его. В битве при Делии беотяне глубоко эшелонировали свою фалангу (в 25 рядов; у афинян глубина строя составляла всего лишь 8 рядов) и, предвосхитив здесь знаменитый «косой строй» Эпаминонда, одержали полную победу (ноябрь 424 г. до н. э.). Потери афинян убитыми составили около 1000 гоплитов; был убит и стратег Гиппократ. Это было величайшее поражение Афин в течение всей Архидамовой войны.

MaxBooks.Ru 2007-2018