История Древней Греции

Политические следствия Никиева мира

Период, последовавший после Никиева мира, Фукидид правильно называет ненадежным или подозрительным замирением: «В течение шести лет и девяти месяцев стороны воздерживались от походов в земли друг друга, но за пределами своих земель они, среди ненадежного замирения, причиняли друг другу очень большой вред». Действительно, несмотря на то, что Никиев мир соответствовал желаниям широких народных масс Афин и Спарты, хотя условия мирного договора отражали реальное соотношение сил, достигнутое в результате десятилетней вооруженной борьбы, все же окончательное примирение достигнуто не было.

Больше того, даже условия мирного договора не были выполнены обеими подписавшими его сторонами. Фактически был произведен только обмен пленными между Афинами и Спартой. Спартанцы получили наконец около 300 пленных, захваченных на Сфактерии и в других местах.

Пункты договора, относящиеся к возврату захваченных территорий, не были выполнены. Практически речь шла о возвращении афинянам Амфиполя, где находился пелопоннесский гарнизон под командованием спартанца Клеарида, а также Панакта, пограничного укрепления на границе с Беотией, захваченного в конце Архидамовой войны фивянами. Афины же должны были вернуть Спарте прежде всего Пилос, где в это время находился гарнизон из навпактских мессенян, и Киферу. Платеи и Нисея должны были остаться соответственно в руках Фив и Афин.

По жребию Спарта была обязана первой вернуть Амфиполь. Однако Клеарид сначала отказался это сделать, а после повторного требования возвратился с остатками войск Брасида в Спарту, оставив Амфиполь в руках его жителей, готовых защищаться против Афин до последней капли крови. Панакт был возвращен Афинам лишь весной 420 г. до н. э., после того как вопреки договору были срыты все его укрепления и когда Спарта заключила сепаратный союз с Беотией, что тоже, по мнению афинян, противоречило условиям Никиева мира.

Этими обстоятельствами воспользовались афиняне для того, чтобы задержать в своих руках Пилос и Киферу. В отношении Пилоса афиняне пошли только на частичную уступку, заменив летом 420 г. до н. э. мессенский гарнизон афинским и вывезя оттуда илотов, которые перебежали к ним из Лаконики. Кифера, по-видимому, тоже осталась в руках афинян.

Таким образом, из всех условий Никиева мира полностью был соблюден лишь один пункт, который должен был предупредить дальнейшее бегство спартанских рабов — илотов. В связи с тем что Спарта не соблюдала условий договора, илоты из Пилоса были перевезены обратно «для разбойничанья» в 418 г. до н. э..

Однако наибольшим препятствием к установлению мира было противодействие основных спартанских союзников: Беотии, Коринфа, Мегары и Элеи. Самая сильная из них Беотия имела все основания отказаться от мирного договора. Будучи лишенной каких-либо торговых интересов вне Центральной Греции, Беотия опасалась Афин только с суши.

Поход всей армии афинских гоплитов на Фивы окончился полным разгромом при Делии, причем в этом сражении беотяне одержали победу своими собственными силами, без какой-либо помощи Спарты.

Во время Архидамовой войны они захватили не только беотийские Платеи, но и афинский Панакт. Кроме того, под прикрытием пелопоннесских ополчений беотяне ежегодно грабили территорию Аттики, а их собственные земли почти не подвергались нашествию. В связи со всеми этими обстоятельствами условия Никиева мира должны были казаться беотянам несправедливыми, и они чувствовали себя вполне способными выдержать единоборство с Афинами.

В данной обстановке Мегара тоже предпочитала ориентацию на Беотию союзу со Спартой, предавшей ее интересы в нисейском вопросе. Такова же была, как указывалось выше, и позиция Коринфа. Ввиду всего этого Беотия не согласилась подписать Никиев мир, а заключила с Афинами отдельное краткосрочное перемирие, которое подлежало продлению каждые 10 дней; Коринф же вообще не пожелал вступать в какие-либо переговоры с Афинами.

Всё же спартанские союзники не могли бы противопоставить себя союзу Афин со Спартой, если бы на Пелопоннесе не было еще одного сильного государства, способного объединить вокруг себя всех потенциальных противников Спарты. Таким полисом был Аргос, давнишний соперник Спарты за гегемонию на Пелопоннесе.

Кроме того, важно было различие в политическом устройстве обоих полисов. В то время как в Спарте были олигархические порядки, Аргос был демократическим государством. Предметом раздора между Аргосом и Спартой была плодородная область Кинурия, присоединенная несколько веков назад к Лаконии. Аргос вряд ли мог рассчитывать на возвращение Кинурии. Но длительная Архидамова война показала относительную слабость Пелопоннесского союза, и, в частности, главного антагониста Аргоса — Спарты. Это обстоятельство несомненно должно было усилить военные настроения в Аргосе.

Однако, несмотря на свой демократический строй, аргосцы не осмелились открыто выступить во время Архидамовой войны на стороне Афин, так как были окружены со всех сторон членами Пелопоннесского союза и не могли рассчитывать на помощь извне. В связи с этим Аргос строго соблюдал условия 30-летнего мира со Спартой, срок которого истекал в 421 г. до н. э. В это время аргосцы «находились во всех отношениях в благоприятнейшем положении, потому что они не участвовали в Аттической войне и даже извлекли себе выгоды из того, что были в мире с обеими воюющими сторонами».

Поэтому предложение коринфян о заключении союза нашло благоприятный отклик в Аргосе. Ввиду того, что военный престиж лакедемонян значительно пал после Сфактерии, к Аргосу присоединились также другие демократические полисы Пелопоннеса — Элея и Мантинея, имевшие территориальные споры со Спартой. К этой коалиции примкнули халкидикские полисы и, после некоторых колебаний, Коринф. Аристократическая Беотия и идущая в ее фарватере Мегара сохранили свою самостоятельность.

Географическое положение коалиции Аргоса, Мантинеи и Элеи было таково, что она полностью отрезала Спарту от Северного Пелопоннеса и, следовательно, от ее союзников. Дальнейшее существование этой демократической коалиции означало бы полный раскол Пелопоннесского союза и, следовательно, конец спартанской гегемонии. Таким образом, весь ход событий ясно показывал, что союз с Афинами был бесполезным и даже вредным для спартанцев.

Поэтому после возвращения из Афин пленных в спартанской внешней политике произошел резкий поворот. Эфоры, подписавшие Никиев мир, не были переизбраны, а новые эфоры — Клеобул и Ксенар — резко выступили против союза с Афинами и заключили сепаратный союз с Беотией, что, несомненно, должно было повести к разрыву с Афинами.

Логическим следствием всех этих событий должно было стать заключение союза между четырьмя демократическими полисами Эллады: Афинами, Аргосом, Мантинеей и Элеей. Такой союз действительно был заключен в середине лета 420 г. до н. э. Демократической коалиции противостоял олигархический союз Спарты, Беотии и Мегары, поддерживаемый принципиальным противником Афин — Коринфом.

MaxBooks.Ru 2007-2018