История Древней Греции

Сицилийская экспедиция - страница 2

Между стратегами возникли разногласия. Никий предложил ограничиться экспедицией против селинунтян и заставить их заключить мир с Сегестой, после чего, демонстративно проплыв вдоль берегов Сицилии, возвратиться в Афины. Алкивиад предпочитал обратиться к отдельным сицилийским полисам и попытаться привлечь их на свою сторону, после чего предлагал напасть на Селинунт и Сиракузы. Ламах считал, что надо неожиданным налетом овладеть Сиракузами. Победило мнение Алкивиада. Однако ни в Мессене, ни в Катане он не добился успеха, и только Наксос открыл ворота афинянам.

Между тем отсутствие Алкивиада было использовано в Афинах для возбуждения против него судебного процесса. За несколько дней до выезда экспедиции в одну ночь было повреждено большое число герм — каменных изваяний Гермеса, бога путешествий и торговли. Это происшествие вызвало много толков в Афинах. Оно интерпретировалось как плохое предзнаменование для экспедиции. В экклесии ораторы оценивали единовременное повреждение герм как показатель существования «заговора, направленного к государственному перевороту и к ниспровержению демократии».

Виновники так и не были обнаружены. В городе шли слухи, что вина падает на участников мистерий — тайных культовых собраний. В качестве одного из виновников называли имя Алкивиада, который обвинялся также в безбожии и кощунстве. Алкивиад предложил еще до отправления экспедиции организовать суд, будучи уверенным в оправдательном приговоре, но его враги предпочитали выждать и судить его в отсутствии преданного ему войска.

Немедленно после отъезда экспедиции в Афинах многие были арестованы по делу о гермах и мистериях. Весь город был полон слухов о существовании заговора, направленного на установление тирании, причем в качестве кандидата в тираны единогласно назывался Алкивиад. Все арестованные были казнены, а за Алкивиадом власти выслали правительственный корабль «Саламинию», приказывая ему прибыть на суд в Афины.

Вопрос о разрушении герм окончательно не выяснен. Прежде всего важно определить, кто совершил проступок. Этот вопрос очень сложен и запутан. Несмотря на различные намеки в произведениях некоторых авторов, прежде всего в речи Андокида «О мистериях», приходится согласиться с Фукидидом: «...как тогда, так и впоследствии никто не мог сказать ничего достоверного о виновниках преступления».

Все-таки, вряд ли это мог быть Алкивиад. Разрушение герм не могло принести ему никакой пользы. Значительно важнее второй вопрос: какие политические круги возглавили кампанию против Алкивиада? Фукидид как будто склонен считать, что это были вожди радикальной демократии. Он говорит: «Толки эти были подхвачены людьми, сильно тяготившимися Алкивиадом за то, что он мешал им прочно стать руководителями демоса». Плутарх называет «демагога Андрокла», но тут же сообщает, что обвинителем Алкивиада был глава лаконофильской партии Фессал, сын Кимона. Таким образом, по-видимому, в обвинении Алкивиада участвовали все его противники: как олигархи, так и радикалы.

Радикально-демократическая группировка, обезглавленная в результате остракизма Гипербола, несомненно стремилась использовать все возможности для того, чтобы разделаться с Алкивиадом и тем самым значительно усилить свое влияние. Непримиримые олигархи вроде Фессала, сына Кимона, не могли простить Алкивиаду его прежней деятельности и всей сицилийской авантюры. Объединенные усилия противников Алкивиада одержали верх. Экклесия под воздействием упорно распространяемых слухов о заговоре против демократии решила, что «все это учинено заговорщиками с целью установить олигархию или тиранию».

В тюрьму было брошено много «видных граждан», в том числе брат Никия Евкрат. Подозрение пало и на Алкивиада. Имущество осужденных конфисковывалось и продавалось с аукциона. Надписи сообщают интересные данные о конфискованном имуществе разрушителей герм — гермокопидов. Одним из них был пирейский метек Кефисодор, которому принадлежали 16 рабов, в том числе пять фракийцев, один скиф и один колх. Обращает на себя внимание сравнительно незначительное число рабов, принадлежавших даже богатым людям. Инвентарь, перечисленный в одной из надписей, возможно, принадлежал Алкивиаду.

Узнав о вызове на суд, Алкивиад бежал в Пелопоннес, а затем в Спарту, где стал душой всех антиафинских планов. Когда ему сообщили о том, что он приговорен экклесией к смерти, Алкивиад будто бы сказал: «Я докажу, что я жив». Действительно, он нанес громадный вред афинянам в Сицилии, Ионии и в самой Аттике.

Оставшись без Алкивиада, Никий и Ламах разделили между собой все вооруженные силы и двинулись морем к Сегесте. Здесь они захватили еще 30 талантов и за 120 талантов продали обращенных поголовно в рабство жителей местного городка Гиккары. Впоследствии часть гиккарцев служила в качестве гребцов в афинском флоте.

Затем сушей, через весь остров, они направились на восточное побережье, к Катано. Зимой 414 г. до н. э. афиняне переправились отсюда морем под Сиракузы, опередив сиракузские войска, стоявшие под Катаной, и нанесли небольшой урон сиракузянам. Однако после этого из-за нерешительности Никия афинские войска вернулись в Катану, дав время противнику закончить строительство оборонительных сооружений вокруг Сиракуз.

В течение зимы обе стороны пытались привлечь максимальное число союзников: афиняне добились поддержки Сегесты, Катаны, Наксоса и части сикулов. Сиракузы заручились поддержкой Коринфа и Спарты. Ионийская в основном Мессана осталась нейтральной, так как Алкивиад выдал сторонников Афин их противникам. Дорийская Камарина, опасавшаяся усиления Сиракуз, тоже сохраняла нейтралитет. Полиэн без указания источника сообщает, что в 414 г. до н. э. в Сиракузах произошло крупное восстание рабов. Это восстание было столь значительным, что сиракузские рабовладельцы только при помощи обмана справились с восставшими. Все же около 300 рабов перебежало к афинянам.

В этой обстановке большую роль сыграл прибывший тем временем в Спарту Алкивиад и заявивший, что Сицилийская экспедиция направлена прежде всего против лакедемонян. Алкивиад настойчиво советовал отправить авторитетного спартанского военачальника на помощь Сиракузам и одновременно возобновить военные действия в Аттике, захватив Декелею.

Только летом 414 г. до н. э., после годичного пребывания на Сицилии, афиняне приступили к осаде Сиракуз. Ламах погиб в начале осады, и вся экспедиционная армия очутилась под командованием Никия, который бросил все силы на строительство осадной стены вокруг Сиракуз. Большая часть стены была закончена в июне этого же года, но афиняне все же не успели воспрепятствовать проникновению в Сиракузы посланного по совету Алкивиада спартанского военачальника Гилиппа. Гилипп привел с собой до 3000 воинов и, главное, убедил осажденных, что к ним идет значительная помощь из Пелопоннеса.

MaxBooks.Ru 2007-2018