История Древней Греции

Борьба за проливы

Между тем положение Афин в проливах резко ухудшилось. Геллеспонт и Босфор имели исключительное экономическое и стратегическое значение. Контролируя проходы в Понт, они давали возможность относительно бесперебойно снабжать хлебом и рыбой — важнейшими продуктами питания — осажденные Афины. Переход городов в проливах в руки пелопоннесцев без преувеличения означал голодную смерть для афинян.

Не меньшей катастрофой угрожала потеря проливов и в области финансов. После отмены фороса почти все, и так уж незначительные, финансовые доходы Афин поступали от сбора пятипроцентной пошлины за провоз товаров. Кроме того, этот район был единственным не затронутым войной уголком Афинской архэ.

Большинство местных полисов было колониями Милета. После того как Милет восстал, следовало ожидать попыток к отпадению и со стороны геллеспонтских полисов. Действительно, в мае 411 г. до н. э. по призыву абидосцев к ним сухим путем прибыл из их метрополии — Милета — спартанец Деркилид с небольшим отрядом. Двумя днями позже отложился Лампсак, а затем и Кизик.

В августе к Фарнабазу прибыла первая пелопоннесская эскадра в составе 10 кораблей и склонила к восстанию жителей Византия. Наконец, в сентябре весь пелопоннесский флот, численностью в 86 кораблей, под командованием наварха Миндара направился в Геллеспонт, где в это время было всего лишь 18 афинских триер.

Положение было критическим, однако Фрасибул и Фрасилл быстро подошли со своими эскадрами к проливу и соединились здесь с остатками геллес-понтского флота. В общей сложности под их командованием было 76 триер, т. е. на 10 кораблей меньше, чем у пелопоннесцев.

В битве при Киноссемате (на Геллеспонте) афинский флот, несмотря на меньшую численность, все же нанес поражение пелопоннесскому. Был уничтожен 21 корабль противника, потеряно 15 собственных триер. Не следует недооценивать моральное значение этого сражения. Впервые после Сицилийской экспедиции афинский флот показал свою способность побеждать. Победа при Киноссемате совпала по времени с приходом к власти группировки Ферамена, что тоже усилило авторитет умеренных олигархов.

Борьба за проливы все более разгоралась. Миндар, отступивший к Абидосу, требовал помощи и послал за пелопоннесской эскадрой, одержавшей по

беду в битве за Эвбею. Кроме того, к нему па помощь шло 14 кораблей с Родоса под командованием Дориея. Афиняне же ожидали прибытия Алкивиада, который, возвратясь от Тиссаферна, усиленно добывал деньги и вооружал флот на Самосе. На помощь подходил также Ферамен, снарядивший еще 30 триер в Афинах.

Решительные сражения произошли в конце 411 и начале 410 г. до н. э. у Абидоса и Кизика. Под Абидосом афиняне пытались перерезать путь эскадре Дориея на север. Афиняне (Фрасибул и Фрасилл) располагали 84 кораблями. Столько же имел Миндар, не считая эскадры Дориея (14 триер). Сражение продолжалось весь день с переменным успехом и было решено прибывшим в последний момент отрядом Алкивиада.

Афиняне одержали блестящую победу и захватили 30 вражеских кораблей, не потеряв ни одного своего. Эта победа имела тем больше значения, что в битве участвовала и пехота Фарнабаза, на глазах которого произошел разгром его союзников 2. В битве при Абидосе впервые за вторую половину V в. до н. э. персидская армия открыто сражалась против афинян.

Еще более полной оказалась афинская победа при Кизике. Разбитый в предшествующей битве наварх Миндар держался очень осторожно и уклонялся от боя. Притом пелопоннесский флот, крейсировавший у самого берега, всегда сопровождался значительной сухопутной армией Фарнабаза. Однако Алкивиад, приблизившись к противнику только со своей эскадрой, завлек Миндара в сражение. Тем временем остальной афинский флот (эскадры Ферамена и Фрасибула) отрезал пелопоннесцев от их стоянки. Бросив все свои корабли, пелопоннесцы бежали на берег, и здесь разгорелась вторая битва при участии персов. Афиняне победили и здесь.

По сообщению Диодора, «афинские стратеги овладели в этой битве всеми кораблями, большим количеством пленных и захватили неисчислимую массу добычи, так как они одновременно победили два таких огромных войска».

Однако афиняне не смогли полностью использовать своих побед. Их связывала прежде всего нехватка денег для уплаты гребцам. Сразу же после Абидосского боя победители разбились по эскадрам и начали собирать дань: Фрасибул — в районе Фасоса, Ферамен — Македонии. То же произошло несколько времени спустя, после битвы при Кизике. Афинские полководцы заботились в основном о деньгах на содержание флота.

В Кизике Алкивиад «пробыл 20 дней и взыскал с кизикян крупную контрибуцию... селимбрийцы... уплатили контрибуцию... Отсюда они (афиняне) отправились в Хрисополь, расположенный в Калхедонской области, и, обнеся его стеной, учредили здесь таможню, где взимался десятипроцентный сбор с кораблей, приплывающих с Понта».

Финансовый вопрос стоял в Афинах очень остро, так как все денежные резервы были израсходованы. Морская война требовала больших, все возрастающих сумм. Стратеги вынуждены были сами заниматься сбором средств, что делало их в значительной степени независимыми от полиса.

Уже во время господства «Четырехсот» в афинском флоте на Самосе делались заявления о том, что «воины имеют в своих руках весь флот и потому могут принудить подвластные государства давать им деньги точно так же, как если бы они действовали из Афин... государство не имело уже денег для отправки войску; напротив, сами воины должны были добывать их для себя». В аналогичном положении находился и пелопоннесский флот.

Этим обстоятельством в значительной степени объясняется рост самостоятельности военачальников. Армии воюющих сторон все более становятся личными армиями прежде всего таких удачливых полководцев, как Алкивиад или позже Лисандр. Весьма показательно в этом отношении презрение воинов Алкивиада к своим же согражданам, находящимся под командованием Фрасилла. Войско, состоявшее раньше только из полноправных граждан полиса, быстро превращается в армию наемников, способную при случае обратить оружие и против своих сограждан.

Этот процесс происходит не только в Афинах, но еще более отчетливо прослеживается у противников. Пелопоннесцы служат сначала Тиссаферну, затем его сопернику Фарнабазу и, наконец, становятся простыми наемниками персидского царя. Достаточно указать, с какой гордостью Ксенофонт отмечает суммы, получаемые спартанцами от Фарнабаза.

Война, начатая спартанцами под лозунгом свободы эллинов, в своем логическом развитии привела к тому, что те же спартанцы своим оружием подчиняли эллинские города персам.

Косвенным следствием всего этого был упадок дисциплины как в афинском, так и особенно в спартанском флоте. Переход из Ионии к Фарнабазу тоже был вызван в значительной степени настроениями пелопоннесских гребцов.

Все же, несмотря на возросшие трудности ведения войны, Алкивиад одержал в проливах ряд блестящих побед. Вражеский флот был им полностью уничтожен. Он взял Перинф, Селимбрию, Калхедон и Византий. Только Абидос остался в руках противника. Путь через проливы был вновь захвачен афинянами. Установленная десятипроцентная пошлина со всех товаров обеспечивали немалые денежные поступления на содержание флота. Все эти успехи имели тем большее значение, что они были достигнуты в борьбе не только с пелопоннесцами, но и Фарнабазом.

MaxBooks.Ru 2007-2018