История Древней Греции

Правление Тридцати тиранов и восстановление демократии

После поражения в Афинах в сильнейшей степени обострилась борьба за власть между отдельными группировками рабовладельцев. Учитывая практику Лисандра в союзных полисах, можно было быть уверенным в том, что Спарта не потерпит сохранения демократической конституции и в Афинах.

Сразу после победы Лисандр вместе с флотом отправился для подавления последнего очага демократии в Элладе — Самоса. Однако он счел необходимым вернуться в Афины в день созыва народного собрания и здесь, по словам Лисия, поддержал предложение Ферамена «вверить управление городом тридцати правителям», угрожая при этом, что отказ от этого предложения «поставит вопрос не о государственном устройстве, а о жизни и свободе» афинян.

Новое правительство поддерживалось теми же группировками олигархов, которые произвели переворот 411 г. до н. э. Это были крайние олигархи, опиравшиеся на гетерии и изгнанников, возвращенных спартанцами в Афины, и умеренные олигархи, возглавляемые Фераменом. Большинство среди «Тридцати» принадлежало крайним олигархам, возглавляемым Критием.

Широкие слои демоса, чувствуя невозможность сопротивления, отстранились от политики, а наиболее видные приверженцы демократии эмигрировали в соседние полисы, в частности в Фивы (группа Фрасибула). Аристотель следующим образом характеризует соотношение сил политических группировок в Афинах: «Мир был заключен у афинян на том условии, чтобы они управлялись по заветам отцов. И вот демократы старались сохранить демократию, а из знатных одна часть — люди, принадлежавшие к гетериям, и некоторые из изгнанников, вернувшихся на родину после заключения мира, — желала олигархии. Другая часть — люди, не состоявшие ни в какой гетерии... — думала о восстановлении отеческого строя». Руководителем этой, умеренно олигархической, группы, как упоминалось, был Ферамен.

Комиссия «Тридцати» была составлена из десяти граждан, намеченных Фераменом, десяти, намеченных крайне олигархическими гетериями, и, наконец, десяти, избранных под давлением Лисандра, присутствовавшего на собрании. Подавляющее большинство комиссии состояло из сторонников крайней олигархии. Задачей «Тридцати» было «составление свода законов в духе отцов». На самом же деле они стали афинским правительством.

«Во главе происшедшего переворота, — говорит Платон, — стояли 51 человек в качестве правителей: одиннадцать в городе, десять в Пирее — каждая из этих коллегий ведала агорой и всем, чем надлежало управлять (в обоих) городах,— тридцать же стали самодержавно править всем». «Десять» в Пирее были несомненно обычной олигархической декархией по образцу устанавливаемых Лисандром олигархических правительств.

«Одиннадцать» в Афинах представляли собой комиссию, которая по Перикловой конституции ведала содержанием заключенных, казнями осужденных и передачей конфискованных имуществ. Во время тирании «Тридцати» в значительно расширившийся вследствие массового террора круг обязанностей этой комиссии входило, кроме того, наблюдение за рынком — центром общественной жизни полиса. Аристотель говорит, кроме того, о 300 биченосцах, которые были исполнительным аппаратом тиранов.

Учитывая печальный результат кратковременного господства олигархов в 411 г. до н. э., «Тридцать» сначала пытались создать себе некую массовую опору. Они назначили пятьсот человек членами Совета и еще столько же на другие государственные должности. Кроме того, еще 2000 граждан участвовали в судопроизводстве. Эти 3000 граждан должны были, согласно плану Крития, пользоваться всеми политическими правами.

Однако список «Трех тысяч» так и не был опубликован, а народное собрание, даже в ограниченном составе, так и не созывалось все время правления «Тридцати». Все же некоторые упрощения законодательства, особенно в имущественных вопросах, и широко провозглашенный поход против доносчиков — сикофантов — должны были привлечь на их сторону богатых граждан.

Однако основным методом управления оставался массовый террор по отношению к демократам. За 8 месяцев своего правления «Тридцать» казнили не менее полутора тысяч человек. Постепенно террор начал обращаться и против богатых афинян, так как тираны рассчитывали присвоить конфискованное имущество. Так, был издан закон о том, что каждый из «Тридцати» может арестовать по своему усмотрению одного метэка и присвоить себе его имущество.

Известный афинский оратор метэк Лисий в речи «Против Эратосфена», одного из 30 тиранов, подробно описывает, как беспощадно тираны грабили метэков, присваивая себе их имущество. Жертвой тиранов пали и афинские граждане. Был арестован богач Никерат, сын стратега Никия, и Антифонт, дважды бывший триерархом.

Наконец, по инициативе Крития был издан закон о лишении судебных гарантий всех граждан, за исключением «Трех тысяч». По простому решению «Тридцати» любой из них мог быть казнен без суда. В связи с ростом возмущения масс у демоса (за исключением «Трех тысяч») было отобрано оружие и, кроме того, приглашен в Афины гарнизон из 700 спартанцев, оплачиваемый «Тридцатью».

Всё же эти мероприятия не могли задержать процесса разложения тирании. С осени 404 г. до н. э. умеренный олигарх Ферамен, опасаясь восстания граждан, стал в оппозицию к Критию. Он настаивал на разработке новой конституции по образцу правления «Пяти тысяч» в 411 г. до н. э., надеясь, что в случае регулярного созыва народного собрания, состоящего из гоплитов, власть перейдет из рук крайних олигархов к его сторонникам. Оппозиция Ферамена кончилась его же казнью.

Во имя соблюдения «законности» Ферамен был предварительно вычеркнут «Тридцатью» из списка «Трех тысяч». Тогда террор тиранов обратился не только против демократов, но и против умеренных олигархов. Власть «Тридцати» держалась только на присутствии спартанского гарнизона. В дальнейшем Критий закрыл доступ в Афины всем не вошедшим в список «Трех тысяч». Земельные владения оппозиционеров конфисковывались и раздавались олигархам.

MaxBooks.Ru 2007-2018