История Древней Греции

Южное и Западное Причерноморье

Южное Причерноморье со времен Кира I (558-529 гг. до н. э.) входило во владения Персидской монархии; только после заключения Каллиева мира в 449 г. до н. э. греческие города получили автономию. Вероятно, как и в городах Ионии, знать южнопонтийских городов вела персофильскую политику, чтобы облегчить себе эксплуатацию местного населения и естественных богатств соседних областей. Отношения греков с местным населением сложились по-разному.

С давних пор племена восточной части Южного Причерноморья — халибы, моссинойки, тибарены и др. — славились своим искусством добычи и обработки металлов, в частности стали. Экономические связи с ними были очень выгодны грекам, в частности жителям Синопы, которые покупали здесь железо. Об устойчивости этих связей свидетельствует множество мелких городков, основанных Синопой на землях этих племен.

Исходя из более поздних данных Ксенофонта, можно полагать, что местное население оказало сопротивление попыткам греков установить над ним свое господство, и, например, пришлось считаться с независимостью своих соседей — исконных обитателей Южного Понта.

В западной части побережья находился только один крупный эллинский город — Гераклея, расположенный в устье реки Лик. Местные земледельческие племена мариандинов не смогли отстоять своей свободы и в конечном счете были порабощены гераклеотами. Можно полагать, что рассматриваемый период истории Гераклеи был наполнен борьбой гераклеотов с мариандинами, и в это именно время складывались те особые формы зависимости мариандинов, на которые потом указывали древние писатели.

Заставив местных жителей работать на себя, гераклеоты благодаря этому имели развитое сельское хозяйство, доставлявшее значительное количество продуктов. Наряду с ними Гераклея вывозила также лес, скот, изделия гончарного ремесла и другие товары. Известно, что около 520 г. до н. э. гераклеоты основали колонию на западном берегу Понта — город Каллатию. Выселение части граждан может свидетельствовать об обострении социального неравенства среди населения города Гераклеи, вызвавшего ожесточенную борьбу между различными социальными группами и переселение побежденных на новые земли.

Письменные источники не дают никаких сведений по экономической истории городов Южного Причерноморья в рассматриваемое время. Однако раннее появление здесь собственной монеты (Синопа, например, начала чеканить серебро в период между 570-520 гг. до н. э.) указывает на значительное развитие денежного обращения уже в середине VI в. до н. э.

Немногим лучше известна жизнь западночерноморских полисов. Данные о торговле городов Западного Причерноморья в это время показывают, что между греками и коренным населением страны — фракийцами — установились торговые связи. Греки ввозили изделия средиземноморских ремесленных центров, получая в обмен такие ценные товары, как хлеб, лес, рыбу, драгоценные металлы, которыми была богата Фракия.

В 514 г. до н. э. Дарий, направляясь против скифов, вступил в пределы Западного Причерноморья. При этом персы, сломив сопротивление отдельных фракийских племен, подчинили восточное побережье Фракии, в том числе и греческие города. Однако персидское владычество не оставило глубоких следов в истории Западного Причерноморья, так как уже в 494 г. до н. э. во Фракии находились скифы, пытавшиеся вторгнуться в Малую Азию.

В первой половине V в. до н. э. у наиболее развитых фракийских племен, обитавших в юго-восточной части Фракии, развитие земледелия, скотоводства и горных промыслов достигло высокого уровня.

Далеко зашедшее в их среде разложение первобытнообщинного строя приводило к возникновению классов и классового общества. По свидетельству Геродота, у фракийцев в середине V в. до н. э. уже существовало рабство. Существование резкого имущественного неравенства среди южнофракийских племен подтверждается археологическими источниками.

Приблизительно с 480-х гг. до н. э. племена од-рисов, обитавшие на юго-востоке Фракии, подчинили себе многие племена страны, вплоть до берегов Истра. В первой трети V в. до н. э. окончательно сложилось Одрисское государство. Первый известный нам одрисский царь Терес, правивший во второй четверти V в. до н. э., вступил в родство со скифским царем Ариапейфом, выдав за него свою дочь.

По-видимому, цари одрисов не могли полностью подчинить себе греческие города. Но экономический контакт богатых горожан с фракийской знатью приводил к обогащению обеих сторон за счет угнетения широких кругов свободного населения и рабов. Косвенным свидетельством этого являются территориальный рост городов Западного Причерноморья (например, Аполлонии), возрастающее имущественное расслоение городского населения.

Последнее нашло отражение в ожесточенной социальной борьбе, происходившей в этих городах в V в. до н. э. Традиция сохранила известия только об Истрии и Аполлонии, в которых восстания граждан привели к низвержению правления аристократии и установлению демократического строя.

Наряду с развитием на принадлежавшей западно-понтийским городам территории земледелия и скотоводства наблюдается расширение в этих городах ремесленного производства и связанной с ним торговли; уже в V в. до н. э. возникает потребность в чеканке собственной монеты. Аполлония начала чеканить свою монету в период между 520-480 гг., Месембрия — с середины V в. до н. э.

Таким образом, рост припонтийских городов сопровождался развитием их торговых связей с греческими полисами, главным образом с Афинами. Со второй четверти V в. до н. э. в западнопонтийских городах заметно усиление аттического импорта. Стремление Афин использовать все выгоды от торговли с богатыми припонтийскими странами нашло выражение не только в торговле, но и в военных экспедициях в Черное море. По-видимому, первые экспедиции относятся еще к 470-м гг. до н. э., так как античная традиция сообщает, что афинский деятель Аристид умер во время экспедиции в Понт.

Наиболее важные последствия имел поход Перикла в Черное море, ознаменовавший новый этап в истории ряда городов Южного и Западного Понта. Дата похода не определена с достаточной точностью; его относят то к 444 г., то к 437 г. до н. э. Стремление Перикла продемонстрировать «царям и властителям» припонтийских племен афинское морское могущество заставляет предполагать, что многие из них враждебно относились к Афинам. Известно, например, что противником афинян был могущественный царь одрисов Ситалк, сын Тереса.

MaxBooks.Ru 2007-2018