История Древней Греции

Южное и Западное Причерноморье - страница 3

Экономическая мощь Синопы способствовала ее политическому усилению: объединению значительной части населения южнопонтийского побережья под ее властью. Все колонии Синопы находились в различной степени зависимости от нее. Такой крупный город, как Трапезунт, платил Синопе подать, сохраняя внутреннюю автономию. Более мелкие колонии, вроде Котиоры, управлялись присланными из Синопы должностными лицами — гармостами. Территория этих колоний считалась принадлежащей Синопе.

Сложную картину взаимоотношений Синопы с колониями и местными племенами рисует Ксенофонт. Одни племена, например табирены и часть колхов, находились в тесных сношениях с прибрежными эллинами. Другие, вступая в дружественные связи с отдельными эллинами, стремились держаться независимо по отношению к греческим городам (моссинойки).

Третьи (дрилы) все время вели борьбу с прибрежными греками. Однако вражда отдельных племен не представляла для них такой опасности, как стремление крупных местных правителей подчинить себе богатые прибрежные города.

Только одно, сравнительно незначительное, событие из истории Южного Причерноморья в рассматриваемый период известно нам хорошо: пребывание там бывших наемников Кира, описанное Ксенофонтом в «Анабасисе». Весной 400 г. до н. э. армия из 10 тыс. воинов, сопровождаемая обозом, женщинами и рабами, спустилась с гор к морю, в Трапезунт. Яркий рассказ Ксенофонта живо передает то беспокойство, которое охватило южнопонтийских эллинов: пришедшее войско могло не только разорить греческие города и соседние с ними местные племена, но и нарушить ту систему взаимоотношений с местным населением, которая установилась здесь издавна и позволяла рабовладельческой знати греческих городов в союзе с племенной знатью эксплуатировать широкие слои местного населения.

Относясь сочувственно к «десяти тысячам», южнопонтийские эллины все же стремились как можно скорее выпроводить своих соплеменников из Южного Причерноморья. Особенно пугало синопцев то обстоятельство, что «десять тысяч» вступили в дружбу с пафлагонским царем Корилом, мечтавшим захватить города побережья.

Разыгравшиеся в маленьком городке Керасунте события, когда один из отрядов «десяти тысяч» напал на местное селение и был разбит, а пришедших в Керасунт с жалобой старейшин этого поселения наемники побили камнями, и последующий захват наемниками городка Котиоры заставили синопцев действовать энергично. Прибывшее из Синопы в Котиору посольство уговорило солдат переправляться на кораблях прямо в Гераклею.

Отплыв на доставленных кораблях, наемники остановились по дороге только в Синопской гавани — в город их, видимо, не пустили, но прислали необходимое продовольствие. Прибыв в Гераклею, солдаты, чувствуя себя вблизи от родины, потребовали от города контрибуцию в 10 тыс. золотых статеров. Однако гераклеоты тотчас же перевели город на военное положение. Поняв, что с гераклеотами нелегко справиться, пришельцы отправились дальше. Рассказ Ксенофонта о пребывании «десяти тысяч» в Южном Причерноморье важен для понимания последующей истории этой области.

В начале IV в. до н. э. Синопа переживала дальнейший подъем, о чем свидетельствуют многочисленные выпуски серебряных монет с гербом города — морским орлом на дельфине — и с именами должностных лиц. Богатства Синопы возбуждали желание соседних малоазийских правителей захватить город. В 70-х гг. IV в. до н. э. Синопе пришлось отстаивать свою независимость в борьбе с Датамом, caтрaпoм Каппадокии.

Датам, владения которого до сих пор ограничивались внутренним плоскогорьем, решил захватить и приморские территории. Вступив в пределы Пафлагонии, он подчинил значительную ее часть и город Амис-Пирей. Амис не мог оказать значительного сопротивления, так как и сам он, и подчиненные ему поселения Темискира и Сидония не обладали сколько-нибудь значительными укреплениями. Затем Датам осадил Синопу. Об этой осаде сохранился рассказ Полиена, приукрашенный вымыслами. Сначала синопцы стойко отражали неприятеля, подвозя морем продовольствие и военное снаряжение. В то же время Синопа послала царю Артаксерксу Мнемону жалобу на Датама. Через некоторое время у синопцев стало не хватать солдат. Как рассказывает Полиен, чтобы обмануть неприятеля, граждане одевали женщин в воинские доспехи и выводили их на стены.

В конце концов Датам овладел Синопой. Подчинение Синопы каппадокийским сатрапом имело большие последствия для истории всей восточной части Южного Понта. Из независимого полиса, властвовавшего над несколькими городками, Синопа сама превратилась в подчиненный город. Можно думать, что автономия Синопы постоянно нарушалась вмешательством правителей Каппадокии и что последние захватили даже власть в городе. Так, например, на монетах Синопы вместо названия города теперь появляются имена сатрапов.

По-видимому, подчинение отразилось больше всего на положении беднейших слоев свободного населения. Рабовладельческая знать Синопы постаралась установить контакт с правителем и его приближенными — знатными персами. Несомненно, что сатрапы Каппадокии стремились поддерживать развитие торговли и ремесел в Синопе, так как это увеличивало получаемые с города подати.

О значительном развитии производства в Синопе в это время свидетельствует то обстоятельство, что именно в IV в. до н. э. город создал мощный морской флот, занимавший первое место на Понте. Несомненно, что в рассматриваемое время достигло особенно большого развития керамическое производство, что документально засвидетельствовано клеймами на амфорах и черепицах уже с 320-х гг. до н. э. Продолжали развиваться и другие ремесла.

Присоединение Синопы к Каппадокии отразилось и на этническом составе города: здесь теперь появилось значительное количество персов и представителей местных племен.

После Датама Каппадокией управляли несколько сатрапов, его преемников, имена которых известны из легенд на синопских монетах. Только в 323-322 гг. до н. э., когда Пердикка казнил правившего тогда Каппадокией Ариарата, Синопа вернула себе независимость.

Политическая история Гераклеи в IV в. до н. э. отлична от истории Синопы. После отпадения от Афинского союза в Гераклее установилось господство олигархов, правивших бесконтрольно, так как значительная часть демократов выселилась в Херсонес Таврический. Необходимость располагать силами для подавления демократической оппозиции, и главным образом для удержания в повиновении мариандинов, заставляла правящие круги Гераклеи заботиться об укреплении военной мощи города. В то же время Гераклея стремилась завязать тесные связи с другими припонтийскими полисами. В середине

380-х гг. до н. э. она, например, послала помощь Феодосии, на которую напал боспорский царь Сатир. Цель Гераклеи была тут ясна: она стремилась воспрепятствовать экспансии Боспора в западные части Крыма, ибо, овладев Феодосией, боспорские цари могли двинуться дальше, на гераклейскую колонию Херсонес. Помощь гераклейцев Феодосии была весьма эффективна: они отправили ей 40 кораблей с хлебом, маслом, вином и другими продуктами.

MaxBooks.Ru 2007-2018