История Древней Греции

Социально-экономический кризис в Греции в начале IV в.

Пелопоннесская война являлась острой реакцией со стороны отсталых государств Греции на экспансионистские и объединительные тенденции наиболее развитого экономически рабовладельческого государства Древней Греции — Афин. Однако сами эти объединительные стремления, приведшие в V в. до н. э. к образованию обширной Афинской архэ, после ее крушения в 404 г. до н. э. должны были, хотя и с некоторым опозданием, в свою очередь появиться и у ее победителей — у ведущих государств Пелопоннесского и Беотийского союзов — в Спарте и Фивах, Фессалии, Халкидике, а в меньшем масштабе даже в каждом из крупных полисов, расположенных на островах и по берегам Эгейского моря, в колониях Сицилии, Великой Греции и Понта.

Ведь время узкой полисной автаркии уже миновало: она представляла собой вполне естественное явление лишь в период возникновения классической формы рабовладельческого производства.

В IV в. до н. э. Греция в связи с дальнейшим развитием производительных сил, с распространением более интенсивных форм рабовладельческого хозяйства переходила на высшую ступень той же рабовладельческой формации, для которой необходимы более обширные экономические и политические объединения. Эта тенденция к объединению нашла позднее свое выражение в державе Александра Македонского и в эллинистических государствах.

Следовательно, вопрос заключался только в том, в какой форме должно было совершиться преодоление экономической замкнутости и политической автономии многочисленных полисов Греции: в форме гегемонии, т. е. господства наиболее сильного полиса над другими, более слабыми, в рамках более или менее демократической и равноправной федерации, или, наконец, в форме подчинения какой-либо мощной иноземной державе, например Персии.

Но в IV в. до н. э. процесс преодоления раздробленности протекал в условиях жестокого социального кризиса, какого еще не знал век Фемистокла, Кимона и Перикла. Пелопоннесская война произвела во всей Греции страшное опустошение и нанесла ей непоправимый материальный ущерб. «Эта война, — писал еще Фукидид, — затянулась надолго, и за время ее Эллада испытала столько бедствий, сколько не испытывала раньше никогда в равный промежуток времени.

Действительно, никогда не было взято и разрушено столько городов... не было столько изгнании и смертоубийств, вызванных или самой войной, или междоусобицами... землетрясения, охватившие разом и с ужасною силой огромную часть земли... засухи и, как их следствие, жестокий голод, наконец, заразная болезнь, причинившая величайшие беды и унесшая немало людей. Все это обрушилось сразу вместе с войной».

Война охватила всю Элладу, и не было в ней области, которая не подверглась бы ее разрушительному воздействию. Но особенно сильно пострадало сельское население Аттики из-за опустошительных походов Архидама и систематического разгрома всей ее сельской территории, который производили спартанцы после занятия ими Декелеи в течение почти десятилетия: вырублены были ее знаменитые оливковые рощи, погибли виноградники, сожжено множество усадеб и селений, уничтожен или погиб от бескормицы весь скот, согнанный в осажденный город.

Значительная часть прежних земледельцев уже не вернулась на свои опустошенные участки, не имея средств на восстановление своего хозяйства. К этим разоренным и неимущим прибавилось еще множество клерухов, согнанных со своих наделов частью уже Лисандром, а затем и возвратившимися изгнанниками (так, например, с острова Лесбоса, Херсонеса Фракийского и др.). Количество неимущих составляло в Афинах IV в., видимо, не менее 60% общего их населения.

Многие даже знатные женщины принуждены были, по свидетельству Ксенофонта, добывать себе пропитание, нанимаясь в кормилицы, батрачки и пр., а бывшие владельцы имений превращаться в чернорабочих. «В старину не было нищих и никто не позорил государство выпрашиванием подаяния, — пишет Исократ. — А теперь число нуждающихся превосходит число лиц, имеющих какой-нибудь достаток. Они только и думают, как бы раздобыть себе дневное пропитание: толпятся перед судами, в надежде вынуть жребий, нанимаются в театральные статисты, готовы идти на самые темные дела».

Падение покупательной способности народных масс, вызванное долгой войной, нарушение внешних торговых связей и развитие местного ремесленного производства в колониях повели к резкому сокращению спроса на продукцию ремесла в старинных промышленных центрах материковой Греции. «Рабочие и ремесленники мучаются от одной ночи до другой, — говорил софист-демократ Продик, — и при этом едва в состоянии поддержать свое существование; они постоянно горюют о своей доле и проводят даже ночи в жалобах и слезах». «Бедным... нечем заплатить даже за собственные похороны», — добавляет Аристофан.

Вместе с тем труд свободных ремесленников начинал все более страдать от конкуренции с крупными рабовладельческими предприятиями, сведения о которых мы имеем только с самых последних лет V и с начала IV в. до н. э.; они стали появляться, по-видимому, в связи с обилием квалифицированных рабов-греков из числа проданного в рабство населения целых городов, как Потидея, Платея, Делос и др.; таковы, например, известная мастерская щитов Лисия с 120 рабами, оружейные мастерские отца Демосфена с 63 рабами-металлистами.

MaxBooks.Ru 2007-2018