История Древней Греции

Развитие геометрического стиля

Искусство описываемого времени распадается на два периода. Первый обнимает десятилетия, непосредственно следующие за эпохой крито-микенской культуры; второй период простирается от Х до середины VIII в. и может быть назван периодом сложившегося геометрического стиля. Корни этого стиля не вполне ясны, и в настоящее время еще нельзя дать ответа на вопрос о его генетической связи с искусством предшествующих эпох.

От первого из указанных периодов сохранилась почти исключительно одна керамика, которую принято называть протогеометрической. Вместо разнообразия и изощренности форм критской и микенской керамики с ее богатой росписью мы находим здесь только набор обиходной посуды небольших размеров и простой формы, с очень простой орнаментацией.

Стенки посуды, за исключением одной или нескольких полос, бывают покрыты слоем коричневой краски, а в чистые полосы той же краской вписывается простой линейный орнамент, который повторяется несколько раз подряд: круги, точки, ломаные линии и т. п. При всей своей непритязательности, протогеометрическая керамика не может быть названа керамикой первобытной.

От последней она отличается высокой гончарной техникой, унаследованной от крито-микенского периода (гончарный станок, лаковая краска), а также согласованностью украшения вазы с ее формой. Этот принцип лёг в основу всей греческой расписной керамики.

В Х в. до н. э. протогеометрическая керамика сменяется керамикой геометрического стиля. В это же время появляются художественные изделия и из других материалов, главным образом из бронзы. Но керамика все же остается основным нашим источником для знакомства с художественным стилем Х-VIII вв.

Уже в Х в. до н. э. начинают выделяться отдельные центры гончарного производства, изделия которых отличаются друг от друга более или менее существенными деталями, хотя принципы стиля всюду одинаковы. Наивысшего расцвета геометрический стиль достигает в Аттике. Формы сосудов теперь становятся более разнообразными и строение их отдельных частей и всего сосуда — более четким и та чередуются, сами же полосы отделяются одна от другой простыми ободками.

Эта система росписи позволяла мастеру комбинировать выбираемые орнаментальные полосы и одновременно соразмерять их друг с другом в зависимости от общего плана декоровки сосуда. Эта система, первоначально довольно простая, впоследствии усложняется. Горизонтальная полоса прерывается квадратными полями, куда вписываются отдельные самостоятельные мотивы — розетки, птицы, различные животные. Наконец, на высшей ступени развития геометрического стиля (конец IX и первая половина VIII в. до н. э.) появляются изображения человека.

Первые вазы с фигурными сценами найдены были на Дипилонском кладбище в Афинах, и потому стиль ваз этой категории носит название дипилонского. Наряду с посудой, предназначенной для повседневного употребления, появляются миниатюрные вазы для духов и огромные сосуды, ставившиеся на могилах. Техника гончарного производства характеризуется более тщательной промывкой глины, более искусной формовкой сосудов и равномерностью их обжига.

Круги и прямые линии орнамента выполняются при помощи циркуля и линейки. Вместе с тем усложняется и роспись ваз: обогащается запас орнаментальных мотивов, и на его основе создается целая система геометрической росписи сосудов. Элементами этой системы являются по-прежнему линейные орнаменты, часто приближающиеся к формам простых геометрических фигур: прямые и ломаные линии, точки, треугольники, ромбы, квадраты, шашки, кресты различных форм, меандры, концентрические круги и разнообразные комбинации из этих простых фигур и линий. Выбрав один орнаментальный мотив, мастер-гончар повторяет его много раз и получает, таким образом, горизонтальные полосы с бесконечным рядом одного и того же орнамента.

Шейка, туловище и ножки сосуда сплошь покрываются полосами орнамента, но в середине тулова, на одном уровне с ручками, оставляется широкое продолговатое поле, где обычно помещается изображение сцены плача над умершим. В центре изображения — высокий катафалк с телом покойника.

Кругом стоят и сидят оплакивающие покойника женщины, мужчины и дети, выражающие горе поднятием рук к голове. Встречаются также изображения пышных погребальных колесниц, запряженных парой коней и сопровождаемых многочисленной свитой, больших кораблей с множеством сидящих на них гребцов, сухопутных и морских битв, хороводов и пр.

Передача отдельных фигур и композиция сцен в целом отличаются крайней наивностью. Живопись эта силуэтная. Человеческая фигура состоит из двух огромных ног, изображаемых всегда целиком в профиль, короткого, изображаемого впрямь туловища в лишь жестами рук и большим или меньшим раздвижением ног. Размеры фигур на одном и том же изображении далеко не одинаковы.

Расписывая сосуды в геометрическом стиле, при котором фигуры человека трактовались как часть сплошного орнамента, художник стремился избежать пустого пространства, и потому там, где имелось больше места, он увеличивал размеры фигур, нисколько не заботясь о соразмерности их с соседним изображением.

Если все же оставались чистые куски фона, они покрывались заполняющим орнаментом. Правила перспективы обходили чрезвычайно просто: те предметы, которые находились на втором плане и должны были быть скрыты от зрителя, изображались рядом или над предметами, помещавшимися на переднем плане.

Фигурный стиль дипилонских ваз считается стилем идеографическим. Это значит, что мастерам, расписавшим эти вазы, еще не приходило в голову рисовать с натуры. Мастер рисовал фигуры совершенно так же, как он выводил орнаменты, т. е. по памяти, по тому представлению, которое сохранилось о них в его сознании. А так как подобные представления о сложных предметах обычно расплывчаты и неясны, то мастер составлял изображения из отдельных, более четко сохранившихся у него в памяти деталей — передавал не зрительное впечатление от предмета, а отвлеченное о нем представление.

Он заботился о том, чтобы все существенные части предмета целиком нашли себе место в рисунке, так как иначе, по его мнению, рисунок не соответствовал бы действительности, и зритель мог бы не понять художника. Отсюда стремление к передаче всех предметов в развернутом виде и игнорирование перспективы. В последующем своем развитии греческая живопись постепенно отказывается от отвлеченной полноты изображений в пользу верной передачи реального зрительного впечатления. На вазах геометрического стиля второй половины VIII в. до н. э. уже можно заметить робкие шаги, сделанные в этом направлении.

MaxBooks.Ru 2007-2015