История Древней Греции

Особенности античной историографии

К категории литературных источников относятся не только сочинения греческих и римских историков, но вообще все литературные памятники античного мира, поскольку все они в той или иной мере отражают современную им эпоху и, следовательно, могут быть использованы для расширения наших сведений по истории античной Греции.

Что касается произведений собственно исторического содержания, то, конечно, они обладают для исторической науки несравненно большей ценностью: это основные источники по античной эпохе. При оценке этих произведений в качестве исторических источников следует, однако, учесть целый ряд характерных особенностей античной историографии, связанных с ее происхождением и развитием.

История как специальное повествование о прошлом зародилась в условиях рабовладельческого общества Древней Греции. Она выросла на основе эпической поэзии, содержанием которой были мифы и сказания. Легенды древних греков о своих богах, героях и событиях далекого прошлого дошли до нашего времени в трудах греческих писателей более позднего времени и воплотились в произведениях греческих скульпторов, художников.

Современная наука допускает, что в мифах и сказаниях может находить свое отражение реальная историческая действительность, но это не только не исключает, но, напротив, предполагает сугубо осторожное критическое отношение к легендарному материалу. Лишь таким путем из него можно извлечь зерно исторической истины. Иное дело античные историки: как правило, они воспринимали легендарные сведения с полным доверием, перемешивая их в своих произведениях с достоверными фактическими данными.

Сравнительно рано история выделилась из среды других видов литературного творчества в особую отрасль научных знаний. Тем не менее повествовательные приемы, выработанные античной литературой, продолжают широко использоваться и античными историками, придавая их произведениям своеобразный оттенок. Для античного историка, если он хотел добиться успеха у читателей, важно было облечь свое произведение в художественную форму, как она понималась в тот или иной период развития литературы.

Поэтому на античной историографии и отражаются все специфические черты, свойственные различным периодам истории античной литературы. Чтобы пояснить сказанное, достаточно привести один пример. Когда греческая литература, начиная с конца V в. до н. э. подверглась сильному влиянию риторики, это сказалось и в греческой историографии. Позднее это риторическое направление усвоено было и римской историографией.

Рассматривая свой труд в равной мере и как произведение научное, и как произведение литературное, античный историк всегда стремился сделать его занимательным для читателя и пользовался для этого разнообразными средствами. В последовательном изложении передаваемых им исторических событий он делал всякого рода экскурсы, имеющие к изложению лишь побочное отношение, приводил речи участвующих в повествовании лиц, якобы действительно произнесенные ими, а на самом деле сочиненные автором иногда применительно к данной ситуации, а иной раз и просто для украшения повествования и т. д.

Лишь немногие античные историки стремились подвергнуть критической проверке приводимые ими факты. Большинство же обходило это основное требование исторической критики и, встречая в своих источниках разноречивые показания, принимало то из них, которое представлялось или наиболее вероятным, или наиболее занимательным.

Только наиболее крупные историки древности прибегали к исторической критике своих источников. Уже Геродот писал, что он не обязан верить всему, что ему рассказывали. Более строго относился к своим источникам Фукидид, который стремился проверить каждый факт, учитывая тенденциозность и неточности в рассказах очевидцев. Именно Фукидид является родоначальником исторической критики.

Античные историки обычно дают статистические сведения в круглых цифрах, произвольно преувеличивая или преуменьшая их. Вообще статистика, играющая такую важную роль в современной историографии, античной историографии, за редчайшими исключениями, была совершенно чужда.

Античный историк, как правило, весьма редко ссылался на своих предшественников. Если по ходу изложения приходилось приводить цитату из них, он не считал нужным передавать ее с абсолютной точностью. Используя показания нескольких авторов, он довольствовался тем, что объединял их в одном лице, не называя определенного имени, а ограничиваясь глухим указанием: «говорят», «большинство говорит» и т. п.

Более того, пользуясь трудами своих предшественников, античный историк в некоторых случаях считал себя вправе делать в приводимых им цитатах вставки, если они, по его мнению, способствовали ясности и интересу изложения. Разумеется, отмеченные приемы работы далеко не одинаковы у всех античных историков.

Пользуясь их трудами, необходимо считаться с индивидуальными особенностями каждого из них, судить о нем, сообразуясь со взглядами и представлениями, присущими тому времени, когда историк жил, с той классовой средой, к которой он принадлежал. Необходимо при этом учитывать, что античные историки ориентировались главным образом на верхние слои правящего класса; это определило идеологическую направленность античной историографии в целом.

Историков древнего мира не интересовала жизнь рабов — основного производительного класса античного общества. Историей хозяйства, как правило, они также пренебрегали, и те сведения по экономической истории, какие мы извлекаем из работ различных авторов, были в сущности у большинства из них попутными замечаниями, а не результатом систематического исследования.

Внутренняя история излагалась историками с определенных политических позиций, придававших их повествованию тенденциозный характер. В греческой историографии нашла отражение та острая борьба между аристократическими, олигархическими и демократическими группировками, которая характерна для истории Греции классического периода. Примыкая к той или иной из борющихся группировок, античный историк стремился использовать свой материал для оправдания политических позиций своей партии и сокрушения позиций своих противников.

Часто это приводило его к умалчиванию одних фактов и преувеличенной оценке других — к искажению исторической действительности. При этом на переднем плане у античных историков всегда была политическая история, движущими же силами этой истории, в их глазах, являлись выдающиеся личности.

От идеалистического представления о том, что историю творят сильные люди, руководствуясь личными мотивами, античная историография никогда не могла отрешиться. Использование свидетельств античной традиции поэтому требует их всесторонней критической проверки.

MaxBooks.Ru 2007-2015