Древняя Греция

Второй Афинский морской союз. Возвышение и гегемония Фив. (379-355 гг. до н. э.) - страница 2

Беотийский союз объединял все полисы Беотии, он управлялся общебеотийским советом, состоявшим из представителей всех беотийских территориальных округов, и коллегией из 11 высших магистратов-беотархов, бывших одновременно как высшими гражданскими магистратами, так и высшими военными командирами. В Фивах собиралось и общее собрание всех граждан Беотии. Руководителям Беотийского союза удалось централизовать не только управление, но и создать сильную военную организацию. В отличие от многих греческих полисов IV в. до н. э. основой этой военной организации были не наемники, а гражданское ополчение гоплитов, набираемых среди зажиточных беотийских землевладельцев.

Ополчение гоплитов усиливала беотийская конница, которая, так же как и фессалийская, считалась лучшей в Греции. Из отборных воинов была создана так называемая «священная дружина» — прекрасно вооруженный и тренированный отряд, действующий на самых опасных направлениях. Беотийцы впервые создали и небольшой военный флот, который базировался в Коринфском заливе. К тому же Беотийский союз и Второй Афинский морской союз установили дружеские отношения и поддерживали друг друга в борьбе со Спартой.

Иначе говоря, возрожденный Беотийский союз представлял собой большую силу, и неудивительно, что он бросил смелый вызов спартанской гегемонии. Спарта пыталась предотвратить усиление Фив и военной силой разгромить Беотийский союз в самом начале его существования. В 378-377 гг. до н. э. большая Пелопоннесская армия под командованием лучшего спартанского командующего царя Агесилая дважды вторгалась в Беотию, но ничего не могла поделать с мужественно оборонявшимися фиванцами и помогавшими им афинянами.

В последующие годы Спарта была вынуждена оставить Фивы в покое, поскольку для спартанцев возникла новая серьезная опасность со стороны только что возникшего Второго Афинского морского союза, а вести борьбу на два фронта Спарта не могла.

Однако, заключив договор с Афинами в 371 г. до н. э. и заручившись их дружественным нейтралитетом, Спарта вновь обратилась к решению беотийского вопроса. Спартанцы посчитали благоприятным момент для военного разгрома Фив и стали готовиться к вторжению в Беотию.

Беотийцы также воспользовались предоставленной им передышкой и укрепили свой союз и армию. Кроме того, они установили дружеские отношения с тираном города Феры и правителем (тагосом) Фессалии Ясоном, располагавшим многочисленным ополчением в 20 тыс. гоплитов, 8 тыс. превосходных всадников 6 тыс. наемников и множества пелтастов. Ясон, заинтересованный в уничтожении спартанской гегемонии в Греции, на которую он и сам был не прочь претендовать, поддерживал Фивы в их борьбе со Спартой.

Спартанцы не учли новой расстановки сил в Греции и недооценили мощи Беотийского союза. Летом 371 г. до н. э. отборная спартанская армия в 10 тыс. гоплитов и 1 тыс. конницы вторглась на территорию Беотии и была встречена беотийским ополчением около города Левктры. В развернувшемся сражении командующий беотийским ополчением талантливый полководец Эпаминонд применил новое построение боевых порядков, которое оказалось неожиданным для противника. В то время как спартанцы, как это обычно делалось, построили войско в виде растянутого прямоугольника с равномерным распределением воинов на 12 рядов в глубину, Эпаминонд применил так называемый косой клин. Он усилил свое левое крыло дополнительным контингентом воинов до 50 рядов в глубину за счет ослабления центра и правого крыла, глубина которых была доведена до 8 рядов.

Кроме того, на левый фланг была переброшена вся «священная дружина». Этот мощный ударный кулак был несколько выдвинут вперед по отношению к противнику, с тем чтобы ударить по нему раньше, чем на других участках фронта начнется соприкосновение боевых порядков. Для спартанцев такое сосредоточение воинов на фланге оказалось полной неожиданностью. Чтобы упредить страшный удар фиванцев, царь Клеомброт вынужден был начать перестроение, но не успел этого сделать из-за стремительной атаки «священной дружины».

Глубоко эшелонированное крыло беотийцев «как триера своим тараном» без труда опрокинула расстроенный фланг спартанцев, который начал отступление. Это решило судьбу сражения: разгромив правое крыло спартанцев, фиванцы развернули свои боевые порядки к центру противника, тесно взаимодействуя с другими частями своей фаланги.

MaxBooks.Ru 2007-2015