Древняя Греция

Гавгамелы. Захват Вавилона и Суз. Сожжение Персеполя

Оставив весной 331 г. до н. э. Египет, Александр по древнему пути через Палестину и Финикию двинулся на Восток и беспрепятственно перешел через Евфрат и Тигр. Между тем Дарий III использовал время после Исса для подготовки к новому, решающему сражению, которое произошло 1 октября 331 г. до н. э. у местечка Гавгамелы. На этот раз Александру пришлось иметь дело с более сильным противником: войско Дария значительно увеличилось, основные контингенты были лучше вооружены, царь усилил армию слонами и боевыми колесницами с острыми серпами.

Дарий торопился дать сражение около Ниневии, где привольно раскинулась равнина, на которой могла свободно маневрировать собранная им огромная армия. Битва при Гавгамелах была одним из самых крупных сражений древности. Оно было жестоким и продолжалось почти целый день. Противники дрались мужественно, и победу одерживала то одна, то другая сторона. Но Александр смог нанести решающий удар — весь персидский центр, теснимый копьями македонской фаланги, не выдержал бокового удара македонской конницы. Страшный македонский клин вонзился в персов и пронзил насквозь.

И в этот критический момент, когда левое крыло армии Александра истекало кровью, на правом фланге шло ожесточенное сражение конницы, а в тылу македонских сил, у лагеря, схватка противников еще не закончилась, царь Дарий, испуганный приближающимся со всех сторон боем, повернул свою колесницу, и, хотя прекрасная согдийская и бактрийская конница сохраняла еще свою боеспособность, исход сражения был решен. Бежали царская гвардия и наемники, прикрывая Дария, а вслед за ними и весь центр персидской армии.

Александр с конницей центра и правого фланга смог прийти на помощь левому флангу. Персы потерпели сокрушительное поражение, они не смогли использовать те преимущества, которые давали им численный перевес и место боя. Не оправдались и надежды, которые возлагали на серпоносные колесницы, практически не принесшие армии Александра вреда. Потери Дария были огромными, армия же Александра лишилась, согласно свидетельству Диодора, 500 человек, но раненых оказалось много. Весь огромный обоз персидского войска — слоны, верблюды, все царское имущество и деньги — попали в руки победителей.

Теперь, после Гавгамел, перед Александром лежал путь в самое сердце державы Ахеменидов. Взяв Вавилон, который без боя сдал сатрап Вавилонии Мазей, Александр велел восстановить разрушенный персами храм главного божества Мардука, за что жрецы провозгласили его царем Вавилона. Александр оставил у власти прежнего сатрапа Мазея — это был первый перс, которому Александр сохранил его высокий пост, но командование войском и управление финансами он передал македонским стратегам.

Проведя в Вавилоне более месяца, чтобы дать войску отдых, Александр двинулся к Сузам, которыми также овладел без всякого сопротивления, и, пройдя через горные перевалы, захватил колыбель Персидского государства Персеполь. В Сузах и Персеполе в руки Александра попали сокровища Ахеменидов, столь огромные, что, по словам Плутарха, для их перевозки потребовалось 10 тыс. подвод (в каждую запрягали по паре мулов) и 5 тыс. вьючных верблюдов.

Персеполь, столицу Персидского царства, Александр объявил самым враждебным из азиатских городов и отдал на разграбление своим воинам. Источники единодушны в описании страшного разгрома, которому подвергся этот богатейший город. Как рассказывает Диодор, македоняне, врываясь в дома, убивали всех мужчин и расхищали имущество, которого оказалось очень много: золота, серебра, роскошных одежд.

Целый день занимаясь грабежом, они не смогли утолить свою жажду обогащения и, стремясь к большему, вступали в драку друг с другом, а некоторые отрубали руку тем, кто хватался за вещь, бывшую предметом спора; женщин же и детей волокли силой, уводя в рабство.

Перед отъездом из Персеполя Александр сжег знаменитый дворец персидских царей, что подтверждается археологическими раскопками. В свете новой политики сближения с персами этот акт вандализма вызывает недоумение. Объяснение мотивов, которыми руководствовался Александр, вызвало споры среди ученых. Приведем два из наиболее возможных объяснений.

Первое: Александр хотел еще раз продемонстрировать грекам свою приверженность официальному лозунгу войны — отмщение персам за сожжение греческих святынь. Это было вызвано антимакедонским движением в Греции, начавшимся в Спарте под руководством царя Агиса III; в нем приняли участие некоторые города Пелопоннеса.

Однако силы Антипатра, получившего помощь других полисов, согласно Коринфскому договору, превосходили силы спартанцев и их союзников, которых Антипатр разбил под Мегалополем (о чем Александр, вероятнее всего, тогда еще не знал). Второе: Персеполь был не только столицей Персии, но и сакральным центром Ахеменидов, и разрушение его становилось тем самым как бы символом конца их власти.

Поражение под Гавгамелами и захват трех столиц Персии не означали еще гибели власти Дария III, в руках которого оставалась вся восточная, огромная часть его державы. Из Персеполя Александр устремился в Мидию, где Дарий собирал новые силы. Заняв столицу сатрапии Мидии Экбатаны, из которых Дарий бежал при его приближении, Александр бросился преследовать персидского царя. Древние авторы подробно рассказывают о последних днях жизни Дария, его бегстве в труднодоступные малонаселенные районы и аресте вельможами во главе с сатрапом Бактрии Бессом, о тяжком преследовании беглецов Александром.

Наконец, когда Александр уже совсем настиг преследуемых, они убили Дария. Александр с подчеркнутым уважением отнесся к телу мертвого царя, воздав ему почести и отправив в Персеполь для погребения в царской усыпальнице. Тем самым он хотел подчеркнуть законность своей власти.

Смерть последнего царя из рода Ахеменидов как бы символизировала окончание той войны, которую македонский царь вел в качестве стратега-автократора объединенных сил Коринфского союза. Александр официально распускает все контингенты греческих городов, отправив их по домам; но желающих продолжить поход уже в качестве наемников и «тех, кто на свой страх пожелал... и дальше оставаться у него на службе» оказалось немало.

Итак, к лету 330 г. до н. э. Александр завоевал наиболее богатые области Персидского государства, овладел его основными политическими и культурными центрами, захватил колоссальные сокровища. Но помыслы завоевателя были устремлены далее на Восток, к самым границам державы Ахеменидов, законным наследником которых он теперь считал себя. Так македонская армия оказалась на пороге неизведанного мира, о котором у греков были весьма смутные представления. Продолжая поход, менее чем за год Александр покорил огромные пространства — Гирканию, Парфию, Арию, Дрангиану и Арахозию.

MaxBooks.Ru 2007-2017