Знаки и чудеса

Японское письмо


Особенно большое значение в мировом культурном обмене имеет японское письмо. Исходным моментом для него также послужило китайское письмо, но заслуживает внимание то новое, что было привнесено. Японский язык — многосложный, с богатой флексией, и добиться его ясной записи средствами китайского словесного письма было невозможно, так что на практике японцы создали смесь словесного и слогового письма.

Основы имен существительных, прилагательных и глаголов большей частью передаются китайскими словесными знаками, называемыми по-японски кандзи, а флексии, частицы и т.п. передаются японскими слоговыми знаками, называемыми кана.

Существуют две формы слогового письма — катакана и хирагана; ниже о них будет сказано подробнее. Знаки японского письма, как и китайского, пишутся вертикальными колонками справа налево. Смешением двух форм письма японский текст напоминает клинописные тексты с шумерскими идеограммами для основ слов и аккадскими, хеттскими г или какими-либо другими слоговыми знаками для окончаний; японский текст можно записать и не употребляя китайских словесных знаков, чистым слоговым письмом, что и делается в японских букварях, лишь постепенно знакомящих школьников с китайскими знаками.

С алфавитным письмом японцы познакомились благодаря европейцам, их собственное восприятие письма — слоговое: если попросить японца сказать слово сима «остров» наоборот, то он скажет не амис, а маси.

После этих предварительных данных о сущности японского письма следует подробнее остановиться на процессе его исторического развития. Много споров вызывал вопрос, существовало ли в Японии собственное письмо до введения китайского скорее всего, на этот вопрос следует ответить отрицательно. Существование упоминаемых в японской литературе так называемых» знаков эры богов» исторически сомнительно, тем более, что не сохранилось ни одного памятника.

Китайское письмо известно в Японии по меньшей мере с начала нашей эры, а примерно с 400 г. причастность к китайской образованности стала обязательной ) для образованных японцев. С проникновением в Японию буддизма (V в. ) здесь стали известны и буддийские сочинения, переведенные на китайский язык. Китайские книги сначала читались также по-китайски, но вскоре начались попытки ввести японское чтение.

Из-за различия в языковом строе возникали известные трудности ведь в японском не только множество флексий, изображение которых средствами китайского письма невозможно, но и порядок слов в обоих языках различен, а иногда и прямо противоположен.

Но несмотря на эти трудности, японцы и свои, японские, книги сначала пытались писать одними лишь китайскими словесными знаками, причем они следовали китайскому порядку слов. Примером такой книги является древнеяпонская «Записи деяний древности» («Кодзики», около 712 г. ), в которой знаки следует читать в ином порядке, нежели они написаны. Только многочисленные фонетические написания доказывают, что данное произведение следует читать по-японски.

При таких обстоятельствах очень скоро должна была возникнуть потребность в такой записи японских текстов, которая передавала бы точно звучание слов и все окончания. Выход был найден: отдельные слоги японского языка были приравнены к так же или сходно звучащим китайским словам, и письменные обозначения этих китайских слов (знаки уставного почерка, часто в упрощенной форме) были приняты в качестве обозначений соответствующих японских слогов.

Например, китайское mao2 «волосы» изображает на письме японскую частицу mo, кит. t’ien2 «небо» — японское окончание -te и т.д.

Так из китайских знаков возникло японское слоговое письмо катакана, изобретенное, согласно преданию, министром Киби (но) Макиби около 750 г. Письмо катакана уже засвидетельствовано очень древними японскими литературными памятниками его внешняя сторона окончательно сформировалась в эпоху Камакура (1185—1333 гг.). В некоторых случаях произношение слоговых знаков взято не от китайского, а от японского слова .

Простое и ясное письмо катакана и по сей день применяется в детской литературе и в других простых книгах. Но наряду с ним существует еще одно слоговое письмо, полностью равноценное первому, но имеющее иную графическую форму, а именно хирагана, которое, по преданию, было изобретено буддийским священником Кобо-дайси и впервые употреблено в 905 г. в предисловии к сборнику стихотворений «Кокинва-касю». Это слоговое письмо также происходит из китайского, но не из уставного письма, а из скорописного «травяно го» шрифта цао-шу (яп. сосе).

Письмо хирагана вычурнее и сложнее катаканы кроме того, у многих знаков существует по одному или даже по нескольку вариантов; наконец, знаки большей частью пишутся очень бегло и соединяются друг с другом. Это значительно усложняет прочтение, однако письмо хирагана гораздо употребительнее, нежели катакана.

Таблицы показывают 47 слоговых знаков и их древнеяпонское произношение. Звонкие согласные b, d, g, z, dz рассматриваются как модификации глухих f, t, k, s, ts и отличаются от них благодаря добавлению значка нигори. Слоги, начинающиеся с р, отличаются от слогов, начинающихся с f, при помощи значка мару °. В настоящее время там, где раньше писалось mu для замыкающего слог n (m, ng), ставится кажущийся t «алфавитным» знак .

Как уже было сказано, во всех японских печатных изданиях, в том числе и в газетах, можно найти смешение китайских словесных и японских слоговых знаков (большей частью хираганы). Для облегчения чтения рядом с, редко встречающимися, а в некоторых изданиях даже рядом со всеми китайскими знаками проставляется фонетическое чтение этих знаков — фуригана («сопровождающая кана», «боковая кана»).

Хотя японское письмо и не столь сложно, как китайское с его пятью-шестью тысячами словесных знаков только для обиходного употребления, но и оно при его почти 1500 словесных знаков предъявляет довольно высокие требования пишущим и читающим. Понятно, что в процессе модернизации, который протекает все интенсивнее, снова и снова всплывают требования упрощения письма. С одной стороны, делаются попытки обходиться только знаками кана и тем самым вовсе устранить китайские словесные знаки.

В этом состояла цель «Союза кана» (Кана но кай), но он распался после десяти лет существования. Затем был создан в 1884 г. «Союз латинских знаков» («Ромадзи-кай»), целью которого было введение латинского письма, но и его деятельности не всегда сопутствовал успех.

Как бы то ни было, но в 1937 г. правительство добилось официального введения латинского письма наряду с японским, в первую очередь имея в виду иностранцев. Это «официальное латинское письмо» (кокутэй ромадзи) применяет, однако, не систему написания японских слов и имен, обоснованную Хепберном и получившую распространение в Европе, а придерживается исторического написания. Спор между обеими соперничающими орфографиями до сих пор окончательно не решен.

Освобождение от китайского словесного письма затрудняется для японцев еще и обилием китайских омонимов в японском. Положение здесь сложнее, чем в Китае, потому что многочисленные слова, которые в китайском различаются звучанием или тоном, в японском языке, не знающем тонов, совпадают. Масса омонимов, с которой и в китайском латинское письмо не в силах справиться, в японском еще возросла в ужасающей степени.

Так как китайские словесные знаки являются единственным вспомогательным средством для того, чтобы избежать многозначности, то без них обойтись трудно. Чем выше стиль, чем больше китайских слов в японском тексте, тем необходимее кажется китайское письмо. Чем проще язык, тем он «более японский» и тем скорее он может обходиться только слоговым японским письмом.

Самый серьезный аргумент японских противников введения латиницы — это то, что «выдающиеся древние литературные произведения будут потеряны для грядущих поколений и сами слова утеряют свое содержание».

MaxBooks.Ru 2007-2015