Знаки и чудеса

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Вклад пастора Эдварда Хинкса


Историю ассириологии нельзя представить себе без пастора Эдварда Хинкса. Он был священником и доктором теологии, на портретах он скорее похож на кабинетного ученого, нежели на предприимчивого полевого археолога. Хинкс и в самом деле ни разу не посетил места раскопок. Однако то, что происходило между 1846 и 1850 годами на его рабочем столе, было подлинной решающей битвой за дешифровку вавилонской клинописи, и хилый, в очках, священник вышел из нее с блистательной победой.

1850 год, тот самый, когда Роулинсон готов был вот-вот «потерять всякую надежду», принес весьма важные открытия, сделанные нашим ирландцем и наконец поставившие на ноги молодую науку. Хинкс объявил, что вавилонское письмо не знает знаков, выражающих простые согласные звуки (а значит, не знает и отдельных букв). Оно имеет слоговые знаки типа «гласный + согласный», например, «ab», «ir» и т.д., или «согласный + гласный» вроде «da», «ki» и т.п. (семь левенстьерновских «» были не чем иным, как слоговыми знаками «ar», «ir», «er», «ur», «ra», «ri», «ru»); кроме этих «простых» слоговых знаков имеются также «комплексные», составленные по типу «согласный + гласный + согласный», например, «kan», «mur» и т.д.

В свою очередь, эти последние — и здесь мы подходим к самому важному открытию — могут передаваться и в комплексном написании («kan», «mur»), и в «ломаном», разложенном на две части («ka-an», «mu-ur»)!

Сверх того Хинкс, пользуясь исключительно тонкими методами исследования (ведь он прошел хорошую школу), открыл другое свойство вавилонской клинописи: один и тот же знак употреблялся как идеограмма, то есть знак слово, слоговой знак и детерминатив. Вавилонские клинописные знаки оказались «многозначными». Это открытие Хинкса поначалу едва ли способствовало росту доверия к дешифровке и среди специалистов, и среди дилетантов.

Одновременно Хинкс опознал и определил значительную часть детерминативов. Самое же интересное, что он всей душой был предан изучению иероглифов и, вероятно, никогда так и не занялся бы клинописью, если бы на эту дорогу не привело; его открытие Ниневии, вызвавшее огромный отклик во всей Европе.

MaxBooks.Ru 2007-2017