Знаки и чудеса

Таблица Алисы Кобер - страница 2


Просклоняв каждое из этих слов во всех четырех падежах и разделив их на слоги, поскольку приходилось учитывать слоговой характер письма микенских памятников, она подставила к своей таблице тройных групп следующие латинские четверные группы:

Внимательно сравнив микенскую таблицу Алисы Кобер с приведенной латинской схемой, мы сможем уже предсказать и дальнейший шаг исследователя.

Попытаемся приравнять ser-vu-s к форме падежа типа А, конечно, «приравнять» только как схему, ни в коем случае не помышляя выразить таким образом действительные звуковые значения микенских слоговых знаков. (И еще одно замечание: раз уж нам суждено начинать с конца весь путь, по которому шел исследователь, то и приравнивание мы начнем с конца, то есть справа.)

В результате мы получаем соответствия: , остаток микенского слова = остатку латинского ser подобным же образом ser-vo было бы равно .

Чтобы сделать пример более наглядным, попробуем расположить наше предполагаемое равенство двумя строчками, одно под другим:

Слоги vu и vo дают нам отправной пункт они имеют один и тот же общий согласный. В соответствии с латинским примером это v на самом деле согласный, конечно, неизвестен. Поскольку же мы вообще не знаем ни одного звука микенских слоговых знаков, прибегаем к вспомогательным средствам, назвав v из приведенного примера «согласным 1», и — «гласным 1», о — «гласным 2». Суммируя наши предварительные соображения, мы получаем следующий фрагмент таблицы:

Теперь мы уже знаем, что оба изображенных здесь слоговых знака имеют одинаковые согласные и разные гласные. Это, конечно, немного, но всякий опытный специалист по разгадыванию кроссвордов, взглянув на этот фрагмент таблицы, скажет нам, что начало не так уже плохо. Да, да, именно начало, начало таблицы, которая с нетерпением ждет, чтобы ее продолжили.

Обратимся к крайней правой колонке «гласный 2». Гласным 2 было о. Слово которое приравнивалось нами к ser-vo (то же самое можно было бы проделать и с ser-vi), стоит в падеже типа А. Если же мы теперь посмотрим на последнюю строчку латинской схемы, соответствующую падежу, то найдем там (ser)vo, (ami)co, (bo)no, то есть слоги, содержащие гласный 2.

То же самое можно предположить, очевидно, и для конечных слогов всех микенских слов, стоящих в III падеже, а именно — для . Все они содержат гласный 2, но вместе с тем они все имеют и разные согласные. Итак, начнем заполнение нашей таблицы, как мы уже говорили, с колонки «гласный 2». Она выглядит теперь уже следующим образом:

Поскольку читатель, очевидно, уже уяснил себе принцип составления таблицы, дело у нас пойдет быстрее. В колонке, которая осталась пока свободной, должны теперь появиться знаки, содержащие гласный 1, иначе говоря, и в соответствии с нашим предположением. По латинской схеме это будут слоги vu, cu, nu, т. е. знаки, в I и II падежах микенской таблицы, стоящие перед конечными знаками отдельных слов.

Вот эта-то таблица и есть не больше не меньше как ядро, зародышевая клетка будущей дешифровки, так называемая «решетка», или «координатная сетка», в ее первоначальном виде, о которой еще и поныне много и охотно говорят английские дешифровщики и их американские коллеги. Ясно, что координатная сетка, составленная по принципу, здесь так обстоятельно изложенному, вполне может быть продолжена в любом направлении.

Правда, рано умершей Алисе Кобер уже не было суждено ее расширить, или, образно говоря, закинуть свою, сеть так, чтобы в нее «попали» не только неизвестные

гласные и согласные, но и подлинные звуковые значения знаков.

Вместе с тем в 1949 году она внесла еще один важный вклад в дело дешифровки, показав, что отмеченные еще Каули группы знаков являются мужским и женским родом одних и тех же слов. Это было опять-таки весьма ценным указанием для определения характера загадочной письменности, ибо языки, которые для выражения мужского и женского рода изменяют гласный конечного слога (вместо того чтобы добавлять новый слог), почти исключительно индоевропейские.

Может показаться, что Алиса Кобер оставила своим последователям почти готовое решение проблемы, а на их долю выпала задача лишь дополнить его и использовать. Пусть лучшим опровержением этого послужит тот факт, что в 1950 году никто не мог уверенно прочитать хотя бы один-единственный слог или слово, написанное неизвестной письменностью.

По-прежнему велись яростные споры вокруг самых различных предположений о характере языка памятников, и здесь ничего не могли изменить даже такие блестящие труды, как докторская диссертация американца Эммета Л. Беннета-младшего (1947), где он разбирает материал Пилоса по принципам, предложенным в отношении кносских табличек Алисой Кобер затем его же публикации табличек из Пилоса (1951) и Кносса (1953) и, наконец, объяснение и кодификация тем же автором системы мер и весов (1950).

MaxBooks.Ru 2007-2017