Международные отношения в древней Европе

Римская империя накануне гуннского нашествия в Европу

В начале 70-х гг. IV в. Римская империя оказалась в таком положении, что не могла ни воспрепятствовать массовому переселению варваров в ее провинции, ни заставить пришельцев служить себе.

Причина заключалась в затяжном кризисе рабовладельческого способа производства, в той политике, которую проводил господствующий класс, пытавшийся либо сохранить основы существующего строя, либо приспособиться к новым условиям; и в том, что по соседству с Империей сложились мощные военно-племенные объединения варваров, готовых выступить против того, кто окажется слабее их.

Кроме того, чем убыточнее становилось ведение хозяйства с помощью рабского труда, тем быстрее росли налоги на мелких крестьян и ремесленников. За счет этого господствующий класс пытался компенсировать свои убытки. О тяжелом положении крестьян, ремесленников и куриалов свидетельствует Либаний. Фемистий также рисует безвыходное положение крестьян и ремесленников.

По рассказу Аммиана Марцеллина. сбор налога сопровождался страшной жестокостью. Императоры и чиновники не знали различия между пристойным и непристойным. В особо тяжелом положении оказались провинции Востока, где по площадям рыскали толпы императорских чиновников и грабителей, а суды стали обманными волчьими ямами.

Среди отдельных представителей господствующего класса - росли оппозиционные настроения, вызванные бюрократизацией государственного аппарата, нарушением прерогатив сената и курий. И хотя большая часть имущего класса в целом поддерживала императорскую власть, видя в ней спасение от социальной опасности, многие ее представители фрондировали по отношению к императору и правящей фракции, следствием чего были многочисленные судебные процессы, казни и конфискации, описанные Аммианом Марцеллином. Зосим свидетельствует, что тюрьмы были переполнены томившимися там без каких-либо причин, и сотни людей осуждались без доказательств их вины.

Несмотря на неприкрытый террор, революционные движения не прекращались.

В Галлии, по свидетельству Аммиана Марцеллина, дороги стали опасными. Там действовали отряды, состоящие из обездоленных и недовольных существующим строем. О социальной направленности их борьбы свидетельствует факт убийства Константина, трибуна императорской конюшни, брата жены Валентиниана.

В Сирии участились нападения на дома и виллы богатых горожан, причем нападающие иногда действовали под видом чиновников императора или казначейства. В Риме также происходили постоянные волнения.

Анонимный реформатор писал императору, что лишь бедственное положение побуждает народ к участию в преступлениях. Это приносит вред Империи, так как крестьяне отказываются возделывать поля и нападают на поместья. Автор записки объяснял бедствия народа исключительной порочностью наместников и судей, чиновников и сборщиков налогов. Он рекомендовал принять неотложные меры к тому, чтобы «довести провинциального земледельца до того положения, которое он занимал».

Следовательно, анонимный реформатор понимал, что ослабление страны вызвано разорением мелкого крестьянского хозяйства, являвшегося, наряду с независимым ремесленным производством, экономической основой Империи. Характерно, что эти советы отражали экономические требования времени, когда необходимость укрепления мелкого производства с самостоятельным использованием орудий труда и ведением хозяйства диктовалась достигнутым уровнем развития производительных сил.

Одновременно с внутренним ослаблением Империи усилился натиск варварских племен на ее рубежи.

В 370 г. в провинцию Триполитанию вторглись жившие по соседству австорианы. В том же году саксы ворвались в Британию, а квады и сарматы перешли Дунай. Только прибытие галльских легионов заставило их повернуть обратно и просить мира.

В 371 г. вспыхнуло, возглавляемое Фирмом, восстание мавританских племен, длившееся три года92.

В 374-375 гг. на Рейне участились нападения алеманнов, на Дунае — квадов и сарматов. Причем, «квады и сарматы, все расширяя круг своих набегов, уводили в плен мужчин и женщин, угоняли скот». Император Балентиниан I, предпринявший против них поход, во время переговоров с их послами, скончался.

Исавры, опустошавшие города Ликии и Памфилии, доходили до горной Киликии.

Более спокойной была обстановка на Нижнем Дунае, на границе с готами. В 370-371 гг. среди них вновь разгорелась борьба сторонников Атанариха и Фритигерна. При этом, как свидетельствуют Сократ и Созомен, Фритигерн попросил помощи у императора и, получив ее, обратил Атанариха в бегство. В благодарность за помощь многие сторонники Фритигерна приняли христианство, что способствовало дальнейшему сближению готов с Империей. Однако в связи с нашествием гуннов, когда готские племена оказались вынужденными просить императора представить им для поселения провинции Нижней Мёзии и Фракии, обстановка изменилась.

Таким образом, к середине 70-х гг. IV в., по мере того, как Империя слабела изнутри, почти на всех границах соотношение ее сил с силами варваров также складывалось не в ее пользу.

MaxBooks.Ru 2007-2015