Международные отношения в древней Европе

Борьба народных масс Фракии против вестготов

После Адрианопольской битвы правительство Востока полгода не могло организовать нового наступления. Казалось, что для готов создались самые благоприятные условия. Но в это время против них поднялись жители Фракии.

На четвертый день после Адрианопольской битвы, 13 августа 378 г., готы осадили Адрианополь. В городе находились казна, обоз и средства римских войск, принимавших участие в битве, а также добыча, которую Себастьян отобрал у готских грабительских шаек.

Гарнизон и горожане упорно обороняли Адрианополь. Часть римских солдат и погонщиков лошадей, не успев войти в город, сражалась у его стен, прикрываясь за бруствером насыпанного перед стенами города вала.

Во время одного особенно сильного натиска 300 пехотинцев, находившихся на бруствере, построившись тесным клином, перешли на сторону готов. Но готы всех их перебили. В дальнейшем никто, даже в самом отчаянном положении, не решался бежать к готам. Осада города оказалась безрезультатной. На его защиту «вместе с солдатами поднялись провинциалы и дворцовые служители. При таком множестве нападающих метательное оружие всякого рода, хотя бы брошенное без прицела, не могло упасть, не причиняя вреда».

15 августа 378 г. готы попытались захватить Перинф. Но и его осада оказалась безуспешной. «Разбив лагерь около Перинфа, они, памятуя прежние потери, не посмели однако ни подойти к городу, ни попытаться взять его, но зато обширную и плодородную область этого города они ограбили до тла, перебив или взяв в плен сельское население. Оттуда они пошли спешным маршем к Константинополю, неисчислимые сокровища которого возбуждали их грабительские инстинкты».

Когда готы подступили к Константинополю и начали опустошать его предместья, «народ вооружился чем попало и выступил против них». Определенную помощь осажденным оказали арабские конники, присланные Моавией. Однако решающая роль принадлежала многочисленным защитникам из народа, которые, «вооружившись, как кому случилось, выступили навстречу врагам и, противостав им, отогнали их далеко от города». Из рассказов Сократа и Созомена следует, что защитниками Константинополя были, в основном, представители неимущих слоев горожан. Домнине, вдове Валента, пришлось ежедневно выдавать им средства на пропитание.

Встретив сопротивление местных жителей, готы больше не смогли одержать ни одной крупной победы. Их отряды рыскали по Фракии и грабили крестьян. Города же, за стенами которых укрылась со своими пожитками значительная часть крестьянства, оставались неприступными. Некоторые из них обращались за помощью в Константинополь, другие — обходились без нее.

Героически защищали город никопольцы, полагавшиеся только на свои силы. Городские гарнизоны и народные массы не только успешно обороняли города, но и, подобно константинопольцам, когда это позволяли условия местности и соотношение сил, совершали успешные вылазки против готов.

16 января 379 г. император Грациан, находившийся в Сирмии, провозгласил императором Востока Феодосия, и вместе с ним начал готовить наступление. Грациан повел свои войска в Норик, а Феодосий сделал базой военных действий Фессалонику.

Феодосий призвал в армию земледельцев и рудокопов, которым впоследствии был вынужден пойти на ряд уступок, зафиксированных в законах.

Угрожая конфискацией владений, он запретил землевладельцам сгонять колонов с наделов и передавать их рабам или другим колонам. По существу, это было признанием наследственных прав на арендуемый участок. Феодосий значительно улучшил положение рудокопов, предоставив им право всюду заниматься старательными работами при условии уплаты 10% добычи собственнику рудника и 10% — казне.

Законы, изданные в первые три года правления Феодосия, доказывают, что он пополнил армию за счет рекрутского набора. В январе 380 г. был издан закон, по которому призыву в армию подлежали все, кроме рабов, слуг и поваров.

Избегавшие призыва на военную службу преследовались. Те, кто рубил себе палец, подлежали строгому наказанию. Раб, выдавший дезертира, получал свободу.

Опираясь на поддержку городов и укрепив армию, в июле 379 г. Феодосий перешел в наступление.

Фемистий в письме к Феодосию засвидетельствовал изменения в составе римской армии и связанное с ним успешное наступление против готов: «И мы теперь гоним (варваров) назад — мы, которые сами были преследуемыми... Мы уже верим, что счастливое для скифов стечение обстоятельств изменится, и что будет потушен распространившийся повсеместно пожар, которому не служили преградой ни Гем, ни Фракийские горы, ни Иллирийские, трудно проходимые даже для путешественников. Но теперь мужественный дух возвратился к всадникам, возвратился и к гоплитам! Ты уже делаешь земледельцев и рудокопов страшными для варваров и велишь, оставив добычу золота, добывать железо! И это войско, не отведавшее роскошной жизни, привыкшее трудом добывать благосостояние, добровольно собралось под твоим руководством».

Моральный дух римской армии, ее боеспособность настолько поднялись, что готы не могли противостоять ей: «Это не поэтический вымысел, что Ахилл только одним своим криком нагнал страх на варваров, до тех пор побеждавших! Если ты, даже не построив войско в боевом порядке, а только тем, что располагаешься поблизости от преступных и наблюдаешь, лишил их самоуверенности, то что им (да погибнут они злейшим образом!) естественно испытать, когда они увидят (воина), потрясающего копьем, держащего в руке щит, и блеск шлема, сверкающего вблизи».

Наступательный порыв готов иссяк, потому что им оказали решительное сопротивление местные жители, крестьяне и горожане, а с 379 г. и армия, пополненная за счет рекрутского набора. Готам не удалось захватить ни одного города, ни одного арсенала. К тому же, среди готов и прибывших к ним на помощь аланов и гуннов не было единства.

Отдельные отряды часто вступали в борьбу друг с другом за добычу. В отрядах, отягощенных добычей, не было дисциплины. Это давало возможность гарнизонам некоторых городов или полевым римским отрядам наносить им ощутимые удары. Так, в 379 г. магистр фракийской армии Модар, гот по происхождению, напал на готский отряд, расположившийся на отдых, перебил всех воинов и захватил четыре тысячи повозок, нагруженных добычей, и столько женщин и детей, сколько можно было увести. По рассказу Зосима, большинство готов, уничтоженных Модаром, были совершенно пьяны.

Готский историк Иордан, не понимая коренных причин поражения готов, объясняет все сменой императора: «Там, где воины обрели веру в себя, после того, как император сменился на лучшего, — они пробуют нападать на готов и вытесняют их из пределов Фракии». Подобные утверждения встречаются и в современной историографии.

Успешное сопротивление горожан и наступление римской армии привели к тому, что многие готские отряды перешли на службу к императору и, рассчитывая отнять добычу у своих соплеменников, приняли активное участие в их разгроме. Правда, такие отряды были весьма ненадежными. Однажды император едва спасся от них бегством, а готы-наемники «стали господами Македонии и Фессалии».

Но, наученные горьким опытом, они уже не осаждали городов и не предпринимали против них каких-либо враждебных действий. Феодосий был вынужден обратиться за помощью к Грациану, приславшему войска под командованием франков Баутона и Арбогаста, которые вытеснили готов во Фракию.

MaxBooks.Ru 2007-2015