Международные отношения в древней Европе

Усиление вестготов и их поход в Грецию

Освободительная борьба угнетенных масс Македонии, Фессалии и Ахайи (Эллады) против вестготов. Поселения вестготов занимали значительную часть Нижней Мёзии и Фракии, а их вспомогательные войска играли большую роль в войнах Феодосия. В битве против Евгения участвовало до 20 тысяч вестготов, половина которых полегла на поле боя. Часть их возвратилась в Нижнюю Мёзию и Фракию.

После смерти Феодосия Аларих, возглавлявший вестготские войска в войне против Евгения, собрал тех, «кто был противником мира», и двинулся на Константинополь, опустошая местности, лежащие на его пути. Возле Константинополя навстречу ему выехал Руфин. После переговоров Аларих повел вестготов в Грецию.

По мнению Зосима и Марцеллина Комита, Руфин предоставил вестготам провинции префектуры Иллирик. По-видимому, он стремился таким образом расплатиться с вестготами за их участие в войне против Евгения, окончательно закрепившей префектуру Иллирик за Византией, а также иметь надежные войска для отражения внутренней и внешней опасности.

Зосим свидетельствует, что Руфин, направив Алариха в Грецию, послал проконсула Антиоха к дуксу Геронтию, стоявшему во главе гарнизона, обороняющего Фермопилы, с приказом пропустить вестготов. «После этого Аларих двинулся из Фракии, прошел всю Македонию и Фессалию и опустошил все на своем пути».

Клавдиан, наблюдавший поход, пишет, что «Европа до пределов зеленой Далмации оказалась отданной на поношение и добычу гетским полчищам: вся земля, находящаяся

между зыбкой поверхностью Понта и волнами Адриатики, принимает одичалый вид, лишена стад скота и не обитаема никакими колонами».

Факты, сохранившиеся у Сократа, Созомена, Иеронима, Филосторгия, Клавдиана, Амвросия Медиоланского, Пруденция, Зосима и Евнапия, раскрывают характер этого похода. Вестготы грабили местных жителей, не обращая внимания на их социальное положение и возраст. Мужчин и стариков убивали, а женщин и детей уводили в плен. В ответ вспыхнула освободительная война народных масс Иллирика против вестготов.

Фессалийцы организовали засаду на горе Пинд, возле устья реки Пинеи. Когда вестготы переходили реку, фессалийцы напали на них и убили три тысячи человек. Затем они заперли вестготов в горных долинах, чтобы они не могли грабить соседние селения.

Поведение вестготов дискредитировало Руфина, пославшего их в Грецию, и дало Стилихону повод для похода в Фессалию, якобы для защиты ее жителей.

В течение лета 395 г. его отряды, а также вспомогательные войска остготов, гуннов и аланов стояли в Фессалии, но в битву с вестготами не вступали. Рыдания Клавдиана по поводу тяжелого положения иллирийцев оказались риторическим приемом, оправдывающим оккупацию Фессалии.

Византийское правительство от имени императора Аркадия потребовало, чтобы Стилихон вывел из Фессалии войска Запада и отослал в Константинополь византийские экспедиционные части, состоящие из вспомогательных варварских войск.

Поскольку Стилихон выдавал себя за опекуна обоих императоров, а это требование исходило от Аркадия, ему пришлось подчиниться. Однако Стилихон вступил в заговор с готом Гайной, который командовал вспомогательными войсками, уходившими в Константинополь.

Судя по дальнейшим событиям, Стилихон избрал Гайну орудием своей политики, однако и у Гайны были свои планы.

Тем временем в Константинополе созрел заговор против Руфина, потерявшего из-за своего стремления к неограниченной власти поддержку значительной части знати.

Деятельность Руфина была обычной для рабовладельческой монархии, когда одна группировка господствующего класса, добившись политической власти и став у руля государственного управления, немедленно прибирала к рукам богатства своих политических противников. Зосим рассказывает о конфискации богатств Промота, Татиана, Прокла, Лукиана. Имеется и официальное свидетельство этого — закон, изданный после смерти Руфина, о передаче его огромного состояния в казну. Но этот же закон запрещал бывшим владельцам требовать возвращения конфискованного у них Руфином имущества.

По-видимому, большая часть конфискованных состояний досталась Руфину, и эта алчность способствовала его гибели. Влиятельные представители знати, опасаясь, что он использует свое могущество против них, чему было немало примеров, организовали заговор. Они сумели расстроить бракосочетание дочери Руфина с Аркадием, женив его в день свадьбы на воспитаннице Промота Евдоксии, дочери умершего главнокомандующего франка Баутона. Это ослабило влияние Руфина.

Заговорщики во главе с евнухом Евтропием, находившиеся в постоянном страхе перед могущественным временщиком, искали случая, чтобы свергнуть его.

27 ноября 395 г. вспомогательные войска под командованием Гайны подошли к Константинополю. Возле Золотых Ворот их встретили придворные во главе с Руфином. Солдаты Гайны окружили его и убили.

Опекуном Аркадия стал Евтропий. Он нуждался в военной силе, которую можно было противопоставить не только социальной и внешней опасности, но и лишившимся политической власти сторонникам Руфина. Такой силой стали войска Гайны. Чтобы платить им, Евтропий увеличил бремя налогов и конфисковал имущество сторонников Руфина. Однако, как утверждает Зосим, он не мог удовлетворить ненасытную жадность наемников. В 399 г. Гайна и Требигильд организовали заговор.

Пока происходили эти события, вестготы Алариха из Фессалии направились в Беотию. Им предстояло пройти узкое Фермопильское ущелье, где в древности прославились стойкостью триста спартанцев.

Поскольку указание правительства пропустить вестготов через Фермопилы осталось в силе, дукс Геронтий отвел гарнизон от прохода. Вестготы вступили в Фокиду и Беотию, где разграбили языческие храмы, являвшиеся средоточием драгоценностей. Однако Аларих был вынужден отказаться от намерения взять Фивы, главный город Беотии, что было связано не только с трудностями осады города, расположенного на высоком холме и окруженного крепкими стенами, но и с решимостью горожан стоять насмерть. Сохранившаяся надпись на монументе, возведенном в честь Руфа, возглавлявшего оборону города, свидетельствует о том, что горожане мужественно обороняли Фивы.

В Аттике варвары также столкнулись с упорным сопротивлением жителей городов и, особенно, Афин. Согласно легенде, записанной Зосимом, Аларих увидел на стенах города его богиню-покровительницу, а у стен — Ахиллеса и отказался от продолжения осады.

В этой легенде содержится зерно исторической истины, заключающееся в том, что в обороне города участвовали не только мужчины (у городских стен), но и женщины (на стенах города). Это заставило Алариха отказаться от осады и начать мирные переговоры. Город настолько пострадал от длительной осады и контрибуции, что Клавдий Клавдиан, Иероним и Филосторгий причислили Афины к городам, разграбленным вестготами.

По свидетельству Зосима, следуя в Грецию, «молодых мужчин варвары перебили, а детей и женщин, по варварскому обычаю, увели в плен. Вся Беотия и все местности, через которые прошли варвары, были обречены на гибель».

MaxBooks.Ru 2007-2015