Международные отношения в древней Европе

Заговор Тайны и Требигильда. Борьба народных масс против готского засилия

Когда, после убийства Руфина, главой византийского правительства стал евнух Евтропий, гот Гайна получил звание магистра армии. Произошла смена правящей группировки господствующего класса. Как утверждает Зосим, Евтропий стремился удалить от двора всех, кто прежде пользовался влиянием. Он присвоил большую часть состояний Руфина, а затем предал суду представителей знати Тимасия, Сагрия, Абуданция и добился их ссылки.

Главным свидетелем против них Евтропий выдвинул торговца колбасами Барго, которого сначала демонстративно возвысил до поста командующего, а затем также предал суду. Он умело лавировал между различными группировками господствующего класса, добиваясь усиления личной власти. Такая политика диктовала необходимость осведомленности во всех делах и событиях. Поэтому Евтропий, по словам Зосима, всюду имел соглядатаев.

Хотя и на Западе, и в Византии ключевые позиции в государственном управлении занимали те группировки знати, которые опирались на варваров, борьба между ними не прекращалась. Главной ставкой была власть над второй половиной Империи. Эти стремления в основном диктовались объективной необходимостью сосредоточить все силы обеих империй на преодолении кризисных явлений, а также нуждой в средствах на содержание огромного бюрократического аппарата и армий, в продовольствии для Рима и Константинополя.

Однако соперничество между правящими группировками приняло традиционную форму борьбы за главенство одного из этих городов, за господство над Иллириком и Африкой, за распоряжение всеми доходами, получаемыми из провинций, за политическое господство. Стремление достичь успеха за счет другой части Империи подрывало экономическое положение обоих государств.

Ориентация на готских наемников и готские вспомогательные войска, укрепив на первых порах позиции константинопольской знати, в дальнейшем настолько усилила варваров, что поставила под угрозу ее политическое господство. Возможность установить свою политическую власть в стране представилась готской знати, чего она и начала добиваться.

Однако это стремление не следует рассматривать как угрозу существующему рабовладельческому строю.

Варварской знати не были чужды ни способ производства, ни обусловленный им уклад жизни, ни взгляды и стремления господствующего класса Империи. Поэтому предводители готских наемников Гайна и Требигильд в борьбе за власть повторяли приемы, применявшиеся различными группировками господствующего класса. Однако они имели преимущество, так как в их распоряжении оказались военные силы, и они могли опереться на соплеменников, живших в Византии на положении военных наемников и поселенцев, федератов, колонов и рабов.

И хотя Гайна и Требигильд не рядились в одежды освободителей угнетенных рабов и колонов, сама возможность использовать угнетенных выходцев из готского племени таила опасность для господствующего класса Византии. Это отметил и Синезий, в 399-402 г. живший в Константинополе.

Синезий резко осудил политику правительства, превратившего побежденных им варваров в своих осыпанных почестями союзников.

Писатель обращал внимание императора на то, что положение римлян становится опасным, и советовал принять меры предосторожности. Он предлагал комплектовать армию из римлян, а не варваров, которые, увидев слабость государства, могут решиться покорить его. Он приводил тому примеры и отмечал, что некоторые провинции остались неумиротворенными из-за пришельцев, которые не смогли ужиться с местными жителями. Синезий советовал отстранить варваров от государственных должностей и удалить их не только из сената, но и из страны. Он призывал немедленно создать армию из крестьян, ремесленников и торговцев.

Прибывший из Киренаики провинциал, Синезий, вероятно, не знал, что в период борьбы против готов Феодосий призвал в армию крестьян и рудокопов, но был вынужден вернуться к союзу с варварами, когда понадобились силы для подавления народных восстаний в Фессалонике и Антиохии.

Опыт борьбы с социальной опасностью и политическими противниками убедил правящую верхушку, что наемные и вспомогательные варварские войска являются наиболее надежным орудием ее власти. Языковые и религиозные различия, отсутствие связи основной массы варваров с местными жителями облегчили возможность использования этих войск в качестве беспощадных карателей.

До определенного времени они действовали в интересах нанявших их правителей. Но по мере роста значения этих войск и увеличения их численности в пределах Империи варварская знать стала склоняться к мысли о захвате власти. Междоусобная борьба различных группировок местной знати, в которой участвовали варвары, была для них своего рода политической школой. Синезий имел все основания предупреждать императора: «варвары набросятся на нас, когда почувствуют, что могут это сделать с успехом».

В 399 г. магистр армии гот Гайна предпринял попытку захватить политическую власть в стране. Он был недоволен тем, что все богатства, конфискованные у Руфин а и его сторонников с помощью готских наемников, сосредоточиваются в руках Евтропия. Гайна вступил в заговор к комитом армии Требигильдом, командовавшим готскими наемниками во Фригии.

Сократ рассказывает, что по указанию Гайны Требигильд начал вводить в гарнизонах Фригии какие-то новшества, вызвавшие волнения среди местных жителей. По свидетельству Созомена, эти новшества выразились в том, что Требигильд, «намереваясь захватить верховную власть в стране, вызывал своих единомышленников-готов в римские земли и близких себе людей ставил над ними сотниками и тысячниками».

Следовательно, Требигильд увеличивал численность готских наемников и усиливал свое влияние, чем вызвал недовольство городской знати и народных масс, на которых давили расходы по содержанию наемников.

В ответ Требигильд совершил карательный поход по Лидии и Фригии. Во время этого похода его, поддержали и соплеменники, оказавшиеся среди жителей, и состоящие из них городские гарнизоны. Как говорит Зосим, «поскольку Требигильду никто не мешал, то происходило то, что каждый город завоевывался силой, всех жителей убивали, и ни один варвар не помогал римлянам, а наоборот, варвары и их земляки сражались против римлян». По словам арианского церковного историка Филосторгия, не заинтересованного в очернении своего единоверца, Требигильд, «начав с Николии, захватил много городов и произвел великое человекоубийство».

Поскольку правительственные гарнизоны городов состояли из готских наемников, горожане и крестьяне не могли рассчитывать на их защиту и сами поднялись на борьбу.

MaxBooks.Ru 2007-2015