Международные отношения в древней Европе

Заговор Тайны и Требигильда. Борьба народных масс против готского засилия - страница 2

Филосторгий рассказывает о непреодолимых препятствиях, с которыми Требигильд столкнулся во время карательного рейда, и о выступлении против него исавров, до сих пор боровшихся против византийского господства.

Зосим рассказывает о выступлении рабов, крестьян и горожан: «Когда Требигильд двинулся из Писидии в Памфилию, он попал на непригодную для конницы дорогу. Никакое войско не противостояло ему. Только известный Валентин, проживавший в Селге, небольшом городе Памфилии, расположенном на холме, средне ученый человек, несколько знакомый с военным делом, собрал толпу рабов и тех крестьян, которые уже имели опыт борьбы против соседних разбойников, и расположил их на вышестоящем холме так, что можно было видеть всех, идущих по дороге, а самим оставаться невидимым, даже если враг будет проходить днем.

Когда Требигильд со своими варварами двинулся по ровной дороге на Памфилию и еще ночью подошел к Селге, то на варваров напала засада, бросавшая на них катапультами и вручную большие камни. Поскольку с одной стороны дороги было болото и море, а с другой — только тесный проход, по которому едва могло пройти два человека, к тому же и этот кругообразный проход, прозванный черепахой, охранялся Флоренцией с таким количеством воинов, которого было достаточно, чтобы удержать идущих, то варвары были большей частью ранены или перебиты.

Они были настолько близко расположены друг к другу, что ни один камень не падал мимо. Многие из них бросались с лошадьми в море, и кто избежал камней, тот погиб в болоте. Однако Требигильд с 300 всадниками поднялся к проходу, подкупил Флоренция и его команду и бежал, не позаботившись о тех, которые погибали. Думая избежать опасности, приготовленной ему Валентином, Требигильд попал в неменьшую опасность. Все жители города, вооружившись всем, что находилось под руками, окружили его с 300 беглецами между реками Мела и Эвримедонт, недалеко от городов Сиды и Аспенда».

Оказавшись в безвыходном положении, Требигильд сумел связаться с Тайной, который находился в Гераклее, и тот спас его, не раскрывая своего участия в заговоре. Он воспользовался тем, что в Памфилию на помощь Валентину был направлен с отрядом воинов приближенный Евтропия Лев. Якобы для усиления этого отряда, Гайна направил в Памфилию подкрепления. «Варвары, которых Гайна посылал ко Льву, нападали на римлян, опустошали страну и не прекращали этого до тех пор, пока не сокрушили отряд Льва и пока не превратили почти всю страну в пустыню».

Требигильд бежал из Памфилии и снова «подверг города Фригии еще большим бедствиям, чем прежде». Ночью он напал на отряд Льва, и тот, спасаясь от преследователей, утонул в болоте.

Когда стало известно о разгроме отряда Льва, Гайна переправился с войском в Азию, а Требигильд, по словам Филосторгия, «как будто убегая от Гайны, напал на Писидию и Памфилию и опустошил их».

Чтобы использовать создавшуюся обстановку, Гайна вводил императора Аркадия в заблуждение, утверждая, что войска Требигильда непобедимы. Распространившиеся слухи вызвали панику среди трусливых придворных55. В таких условиях Аркадий решил пожертвовать Евтропием, смещения которого требовали не только Стилихон и Гайна, но и часть византийской знати.

Византийская знать (и в том числе крупные землевладельцы) не была связана между собой прочной цепью иерархии и взаимозависимости. Она была беззащитной перед центральным правительством. Ставшая во главе государства группировка знати имела неограниченные возможности разорять остальных представителей знати.

Поэтому в политических стремлениях знати постоянно сосуществовали две противоречивые тенденции: желание иметь сильное правительство, способное противостоять внутренней и внешней опасности, и стремление избавиться от слишком усилившегося правительства, задевавшего его материальные интересы. Евтропий же, имея толпу доносчиков и обвинителей, завладел огромными богатствами Руфина и его сторонников.

После свержения Евтропия ключевые позиции в правительстве заняли выходцы из константинопольской знати. Во главе их стал Аврелиан, префект претории Востока. Его поддерживали магистр армии Сатурнин и советник Иоанн. Они выступили против притязаний Стилихона и Гайны. Тогда Гайна договорился с Требигильдом о совместном наступлении на Константинополь.

Когда Гайна достиг Халкедона и только пролив отделял его от столицы, а Требигильд занял город Лампсак, откуда мог переправиться в Херсонес-Фракийский, над Константинополем нависла опасность. Аркадий был вынужден принять требования Гайны и назначить его главнокомандующим, а также выдать Аврелиана, Сатурнина и Иоанна, которых он отправил в ссылку.

Кесарии снова был назначен префектом претории Востока вместо Аврелиана. По свидетельству Синезия, на города были наложены высокие подати, а в провинции нахлынули чиновники, купившие себе различные должности и стремившиеся за короткий срок обогатиться на всю жизнь.

Пользуясь положением главнокомандующего, Гайна приказал Требигильду ввести свои войска в Константинополь и выслал из города охрану императорского дворца.

Однако положение Гайны и его сторонников оказалось непрочным. Народные массы Константинополя, успешно отстоявшие город в 378 г., поднялись против готов и в 399-400 гг. Ненависть горожан к наемникам была настолько сильной, что они опасались появляться на улице в одиночку. Гайна не мог рассчитывать даже на поддержку всех своих соплеменников: часть их настолько сблизилась с местными жителями, что приняла православие, и патриарх Иоанн Златоуст являлся к ним в базилику читать проповеди.

Когда Гайна потребовал, чтобы готам-арианам была передана одна из больших базилик в столице, это вызвало такое возмущение народа, для которого православие было знаменем борьбы против готского засилья, что Иоанн Златоуст, чувствуя народную поддержку, заявил решительный протест. Император Аркадий был вынужден отказать Тайне.

Антиготские выступления народных масс Константинополя и их результаты освещены в рассказах современников. Язычник Зосим и христианин Созомен связывают последующие поражения готов с противодействием народных масс, а язычник Синезий и христианин Сократ объясняют все помощью богов и ангелов.

MaxBooks.Ru 2007-2015