Международные отношения в древней Европе

Заговор Тайны и Требигильда. Борьба народных масс против готского засилия - страница 3

Созомен рассказывает, что Гайна дважды посылал ночью готские отряды, чтобы захватить дворец императора, но они, увидев множество вооруженных воинов огромного роста, в ужасе отступали. Сократ уверяет, будто на стенах дворца появлялись небесные ангелы-защитники. Зная, что дворцовая охрана выслана из города, он и не мог иначе объяснить безуспешность готских попыток овладеть дворцом.

На третью ночь Гайна лично возглавил отряд и повел его к стенам дворца, но повернул обратно, увидев многочисленных защитников и полагая, что императору удалось тайно вызвать из других городов воинов, которые ночью охраняют дворец, а днем находятся в укрытии. Вряд ли такое предположение верно. Отряды Гайны и Требигильда контролировали все подходы к городу. Скорее всего защитников посылала православная церковь, усилившая антиарианскую пропаганду и проводившая ночные молитвы с песнопениями.

Гайна решил вывести наемников в один из фортов, находившийся в 10 км от города. Созомен отмечает, что Гайна притворился бесноватым. Очевидно, обстановка в городе настолько осложнилась, что это оказало влияние на психическое равновесие Гайны.

В ночь на 12 июля 400 г. он начал выводить наемников из Константинополя. Городская стража, заметив, что готы увозят оружие и колчаны со стрелами, воспрепятствовала этому. На крик стражи сбежались горожане и начали убивать готов камнями и чем попало. Затем они захватили ворота и заняли стены.

Синезий пишет о столкновении у городских ворот как очевидец. По его словам, одна старушка, живущая подаянием, заметила, что готы увозят ценности, и начала громко проклинать их. Один гот поднял меч, чтобы сразить ее, но его убили подоспевшие горожане. Они овладели воротами и бросились на оставшихся в городе варваров и нападали на каждого; всех подряд сбивали с ног, пронзали копьями, били, кололи.

Семь тысяч готов, не успевших уйти с Тайной, бежали в базилику, находившуюся недалеко от императорского дворца. Гайна не смог оказать им помощи, поскольку ворота и стены города были в руках горожан.

Когда опасность, нависшая над городом, миновала, горожане, по словам Зосима, или воины, по мнению Созомена, зажгли базилику, и горящая крыша рухнула на скрывшихся в ней готов. Сократ и Созомен утверждают, что император объявил Гайну врагом государства и приказал истребить оставшихся в городе варваров. Синезий, как очевидец событий, рассказывает о них иначе. По его словам, «весь народ поднялся по собственному побуждению, без предводителя, и божьей волей каждый сам себе был полководцем и воином, и командующим, и подчиненным. Да и могло ли быть иначе, если бог захотел и дал людям силу, чтобы спастись при любых обстоятельствах?».

По словам того же писателя, префект претории Кесарии обратился с речью к народу и тщетно призывал не уничтожать готов. Очевидно, народное восстание против готов возникло стихийно, и когда попытки сдержать народ не увенчались успехом, император санкционировал его.

По мнению Синезия, в Константинополе погибла пятая часть готских наемников.

Гайна, узнав об их гибели, попытался захватить Фракию. Но крестьяне свезли продовольствие в города и вместе с горожанами обороняли городские стены. По рассказу Зосима, «Гайна ничего не видел, кроме травы и стен, которые надежно укрывали фрукты, скот и имущество», и решил двинуться в Херсонес-Фракийский, чтобы переправиться в Азию. Правительственные войска под командованием гота-язычника Фравиты бдительно охраняли берег Азии и потопили многих готов, пытавшихся на плотах преодолеть пролив.

Гайна вновь отступил во Фракию, опустошая все, что уцелело после предыдущего похода.

Часть наемников была перебита, другие бежали от Гайны. С ним остался лишь небольшой отряд, в котором были и примкнувшие римляне. Опасаясь перебежчиков, Гайна перебил их, а сам отступил за Дунай. Там его окончательно разбили гунны. Их предводитель Ульдис прислал голову Гайны в Константинополь (3 января 401 г.), за что получил богатые подарки и был признан федератом Византии.

Поражение предводителей готских наемников, намеревавшихся захватить политическую власть в стране, стало возможным благодаря решительному выступлению народных масс Азии, Фракии и Константинополя.

Общественный подъем, сорвавший эту попытку готской знати, оказал огромное влияние на дальнейшую судьбу Византии. Народные массы, одержавшие победу над готами, усилили натиск на господствующий класс (выступление исавров в 403-408 гг., крупные восстания в Константинополе в 403-409 гг.) и вырвали у него ряд уступок. Прежде всего сторонники готских наемников и в их числе Кесарии были вынуждены уйти с высоких постов.

У власти стал Аврелиан и его приближенные. Был установлен порядок отчета сборщиков налогов на самых многолюдных сходках и предания их суду в случае возникновения обоснованных жалоб. Слагались недоимки за сорок лет. Иллирийские города были избавлены от участия в расходах на публичные зрелища, устраиваемые в Константинополе. Многие провинции освобождались от двух третей обычных государственных налогов. Была упрощена процедура отпуска рабов на свободу и запрещено превращать в рабов отвоеванных военнопленных.

Чтобы сплотить господствующий класс, правящая верхушка знати, отказавшаяся опираться на готских наемников, была вынуждена пойти на уступки остальным группировкам знати. Это выразилось в возрастании значения Константинопольского сената, который стал принимать активное участие в политической жизни Византии.

Все это привело к известной политической стабилизации и помогло Византии выдержать опасный для ее существования натиск гуннов на дунайскую границу в первой половине V века.

Эта стабилизация имела положительное значение для развития производительных сил Византии. Ярким свидетельством ее благотворного влияния на экономическое развитие страны является тот факт, что в Византии в 422 г. 98% пахотной земли обрабатывалось и облагалось налогом, тогда как в Италии и Северной Африке большая часть земли пустовала. Византийские города залечивали раны, нанесенные осадами и грабежами варваров или лихоимством чиновников и сборщиков налогов, развивали ремесла, торговлю и сохраняли достижения античной культуры для последующих поколений.

В изучаемый нами период правящая верхушка Византии склонялась к союзу с готами, надеясь использовать их против социальной опасности и притязаний Западного двора. Когда же готская знать, используя силу своей организации, попыталась установить собственное политическое господство, большая часть византийской знати вступила с нею в борьбу и использовала широкую поддержку со стороны народных масс.

Однако в ходе этой борьбы византийская знать была крайне непоследовательной. Народные же массы Азии, Фракии и Константинополя, более всех страдавшие от грабежей варваров и чиновников правительства, отважились на самое решительное сопротивление, покончившее с готским засильем в Византии.

MaxBooks.Ru 2007-2015