Международные отношения в древней Европе

Усиление вестготов в Иллирике и их первый поход в Италию

Поражение готов в Азии, Фракии и Константинополе способствовало усилению Алариха, принявшего множество беженцев. Однако после прихода к власти антиготской группировки знати оставаться в Византии было опасно. Его ожидала участь полководца-гота Фравиты, казненного, несмотря на заслуги в борьбе против соплеменников.

Аларих завязал переговоры с правительством Запада и просил предоставить его воинам земли для поселения в диоцезе Иллирии.

Клавдиан рассказывает, что пока правительство Запада медлило с ответом, вестготы, по решению своего совета, самовольно двинулись в Италию.

Из описания похода современниками известно, что вестготы двинулись в поход вместе с женами, детьми и рабами.

По свидетельству Клавдиана, они не встретили организованного сопротивления. «Непоколебимые башни пошатнулись на своих алмазных основаниях, земля покрылась обломками крепостей, ворота укреплений легко повернулись на петлях, а заграждения, ощетинившиеся на укреплениях, оказались под копытами вражеской кавалерии».

Клавдиан объясняет такое положение занятостью Стилихон а в Реции, где он отражал натиск соседних племен, и умалчивает о явных просчетах своего патрона, видевшего в Аларихе союзника против Византии и поэтому не обеспечившего оборону Юлийских Альп.

В ноябре 401 г. вестготы осадили Аквилею, порт и арсенал, являвшиеся неприступной крепостью. Битва произошла на подступах к городу. Римляне понесли большие потери, но не отступили. Тогда вестготы двинулись на Милан, где находился двор Гонория.

Началась паника. Спешно производились оборонительные работы. Богачи закапывали свои сокровища, и все, кто мог бежать, искали спасения в Сардинии и на скалах Цирни.

Опасность казалась столь близкой, что предикатор Эдессы произнес речь на могиле святого Фомы, прося его о защите Рима от Алариха. Во всех базиликах Италии раздавались проповеди. Особенно много произнес их Паулин, еписком Ноллы, призывавший усиленно молиться святому Феликсу. Клавдий Клавдиан написал сатирическую эпиграмму, в которой высмеял некоего полководца-святошу, уповавшего на бога в момент, когда требовались решительные действия.

Пока придворные обсуждали вопрос, куда бежать — на Корсику, в Сардинию или на Рону, Стилихон вызвал легионы из Галлии, а сам отправился в Рецию.

Есть основание полагать, что там он набрал армию не только из федератов и тамошних гарнизонов, но и мобилизовал пограничных поселенцев и крестьян, так как Клавдий Клавдиан рассказывает о посещении Стилихоном хижин крестьян и шалашей пастухов, восклицая при этом: «О Рим, эти альпийские хижины принесли тебе спасение» и.

Миланцы упорно обороняли свой город, а увидев приближение подкрепления во главе со Стилихоном, сами перешли в наступление. Из рассказа Клавдиана следует, что прибытие войск Стилихона избавило местных жителей от дальнейших рекрутских наборов, а крестьяне смогли вернуться к мотыге и серпу.

Вестготы отступили в Лигурию и расположились лагерем у реки Урбис, недалеко от Полленции, где 6 апреля 402 г. их настигла аланская конница, следовавшая в авангарде армии Стилихона под предводительством Саула. Хотя Саул пал в битве и его конница дрогнула, пехотные когорты Стилихона одержали победу. Вестготы бежали, оставив огромный обоз с награбленными сокровищами: серебряными сосудами и коврами, драгоценностями и одеждой, множеством скота и тысячами пленников.

«Несчастные пленники, — писал Клавдиан, — люди разных народов, которых враг держал в рабстве, вырванные наконец из рук убийц и тиранов, целовали обагренные кровью руки своих освободителей и возвращались к своим очагам и своим детям. Каждый рассказывал о своих злоключениях, а семьи, слушая подробности их рассказа, благословляли эту чудесную победу. Но каково же было Алариху видеть, что все его богатства, захваченные в результате грабительских походов, потеряны».

Христианский писатель Пруденций подтверждает достоверность рассказа Клавдиана. Он также восхищается решительностью римских воинов, которые не боялись умереть за родину, и прославляет освобождение множества пленников. Победа над Аларихом кажется ему значительнее победы над Ганнибалом.

После битвы у Полленции Стилихон возобновил договор с Аларихом. Клавдиан намекает на него, но, не желая раскрывать тайных замыслов Стилихона, умалчивает о его содержании.

Вестготы перешли на левый берег реки По и спокойно отступили к Аквилее. Находившийся там римский историк Руфин рассказывает, что они грабили местных жителей, угоняли скот, забирали урожай, уводили в плен мужчин. Подойдя к Вероне, они нарушили договор и попытались захватить город, но вновь потерпели поражение.

В битвах у Полленции и Вероны вестготы понесли такие потери, что Клавдиан назвал их «малым обломком великого племени», а Пруденций — «погибшим народом». Казалось, что после этих потерь вестготы станут послушным орудием римской политики, и Стилихон снова вернулся к подготовке войны против Византии.

Вестготы отступили в диоцез Иллирию, где им отводилась роль авангарда в готовящейся войне.

Клавдиан славословил гуманность римлян и пытался успокоить тех, кто не был посвящен в антивизантийские замыслы Стилихона: «Это для твоего блага, Рим, наши когорты открыли проходы врагу, и он убежал из окружения. Нужно было избежать, чтобы он, в ожидании смерти, не покончил с собой в отчаянии. Нельзя было уничтожить гетов, не навлекая на твои стены опасность. Пусть Юпитер не позволит варварам осквернить Рим, храм Нумы и жилище Квиринуса».

Клавдиан призывал не предаваться отчаянию, когда варвары похищают у пахарей их быков и урожай с нив, а безропотно переносить удары судьбы, доверяясь ловкому кормчему Стилихону.

Победы у Полленций и Вероны вызвали в Риме энтузиазм, описанный Клавдианом в поэме, которую он зачитал в январе 404 г. во время празднеств, посвященных шестому консульству Гонория. Вероятно, римляне хорошо понимали опасность и радовались избавлению от нее. Появились даже требования о переводе двора в Рим. Но в интересах планируемой правительством войны против Византии необходимо было перенести ставку в место, удобное для сосредоточения экспедиционных войск и флота. Это и оказалось одной из причин перенесения резиденции императора в Равенну.

Поражение первого похода вестготов в Италию объясняется тем, что им противостояли не только войска, но и ополчение из горожан и крестьян. Аларих не пользовался поддержкой рабов и колонов. Случаев перехода на его сторону солдат римской армии не было, хотя дезертирство было распространено. Но дезертиры не бежали к Алариху, а прятались среди местных жителей, как об этом свидетельствует закон, изданный в то время.

Вестготы не могли иметь поддержки местных жителей, являвшихся объектом их грабежа. Недаром на совете вестготов, созванном накануне похода в Италию, старейший воин предупреждал Алариха: «Бойся потерять плоды своих завоеваний, безрассудно увлекаясь новой добычей. Избегай оказаться в положении волка, забравшегося в овчарню: ты попадешь под удары пастухов».

MaxBooks.Ru 2007-2015