Международные отношения в древней Европе

Галлия к началу V века

К началу V в. Галльская префектура состояла из диоцезов Британии, Галлии и Испании. Ее столица после 395 г. была перенесена из Трев в Арль.

Диоцез Галлии являлся одним из самых богатых не только в префектуре, но и в Империи. В него входило 17 провинций со 117 городами.

В середине I в. до н. э. римские писатели насчитывали в Галлии около 90 территориальных единиц, получивших от римлян название цивитатес и носивших имя своего главного города или племени. Цивитатес делились на районы, в пределах каждого из которых находилось по одному главному городу, несколько небольших местечек и некоторое количество укрепленных пунктов и селений.

К началу V в. количество цивитатес увеличилось до 114 за счет основания новых, расчленения старых и причисления к цивитатес колоний, основанных римлянами.

Все эти крупные и мелкие территориальные единицы не только сохранились до конца римского господства, но и пережили его, а значительная их часть является основой нынешнего административного деления Франции на департаменты с их округами, кантонами и коммунами.

Римляне превратили общинные центры в опорные пункты своего господства, распространив на них муниципальное устройство.

Господствующий класс диоцеза Галлии, как и в остальных частях Империи, не представлял собою однородной массы, хотя главным его богатством являлась земельная собственность. Различия в его среде были связаны с различиями в имущественном и политическом положении, методами и формами эксплуатации, количеством и качеством земельных владений и их местонахождением.

Верхушку класса составляли крупные землевладельцы, в основном принадлежавшие к сословию сенаторов.

Сенаторы считались гражданами Рима независимо от того, где они родились, жили и где находились их имения. Звание сенатора доставалось по наследству или по благоволению императора. В сенаторское сословие входили почти все высшие императорские чиновники — сановная бюрократия двора, центра и провинций.

Они обладали правами, делавшими их поместья независимыми от куриальных налогов и повинностей, но они еще зависели непосредственно от императора и провинциальной администрации. Крупное сенаторское землевладение было основой, на которой росла власть земельных магнатов, предшественников средневековых вотчинников, постепенно узурпировавших государственную власть и становившихся целиком независимыми.

В связи с разложением рабовладельческого общества и натурализацией государственного хозяйства увеличилось значение крупных земельных собственников в его организации и возросла необходимость их участия в хозяйственной деятельности поместий. Поэтому большую часть времени они проводили в своих имениях, пытаясь увеличить их доходность — основу своего социально-экономического могущества.

Они деятельно округляли свои владения, управляли ими, судили и притесняли соседних мелких и средних крестьян, на которых смотрели как на рабочую силу своих поместий, и всеми способами старались подчинить их себе. Поскольку одновременно с разорением свободных крестьян росло количество недовольных, то есть увеличивалась социальная опасность, крупные землевладельцы постепенно превращали свои жилища в неприступные крепости. В них они, как это видно из писем Аполлинария Сидония, отсиживались и в периоды внешней опасности.

Крупное землевладение росло за счет поглощения мелкого и среднего, чем постоянно задевало интересы городских курий, являвшихся его оплотом. Экономическая сила мелкого и среднего землевладения была невелика, и оно постепенно теряло свою самостоятельность.

Римские императоры превратили курии в орудие фискальной политики, возложив на них не только обязанность собирать поземельный налог, но и круговую ответственность за всю сумму раскладки. В интересах фиска в IV в. куриалам было запрещено менять свое положение и местожительство.

Доходы курий, как и налоги, ими собираемые (треть шла в их пользу), зависели от земельной собственности.

Высшим сословием среди жителей общин (цивитатес) были куриалы (декурионы, муниципы), советы которых являлись органами местной власти.

Совет куриалов ведал вопросами городского имущества и доходов, покупки и продажи участков, общественных земель и сооружений, внутренним порядком и его охраной.

Совет состоял из лиц, выполняющих куриальные должности (дуумвиры, эдилы, квесторы, квинквеналы, префекты, кваттоуорвиры). Некоторые из должностей были связаны с местными традициями и не встречаются в других частях Римской империи. Таковыми были триумвиры, ведавшие управлением общественных земель, и префекты городской стражи и арсенала. Они дополняли римскую муниципальную организацию и способствовали укреплению местной знати.

Должности куриалов передавались по наследству. Сын куриала с 18-летнего возраста сам становился куриалом. Это положение было связано с крупными расходами, поэтому их могли брать на себя только зажиточные средние землевладельцы, согласно цензу, установленному для каждого города. За выполнение своей службы куриалы могли получить титул «светлейшего» (клариссимус), благодаря которому они переходили в сословие сенаторов.

В связи с ростом крупного сенаторского землевладения уменьшался земельный фонд, подлежащий обложению куриальными налогами и повинностями. Следовательно, сумма налогов раскладывалась на все уменьшавшуюся земельную собственность куриальных округов. Бремя налогов росло. Такое положение вело к разорению куриалов, отвечающих своим состоянием за поступление всей суммы налогов.

Но прежде чем жертвовать им, куриалы разоряли мелких землевладельцев, перекладывая на них всю тяжесть поземельного налога, а также облагали тех жителей городского округа, которые были обязаны платить поголовный налог (купцы и сельские плебеи, т. е. колоны).

Картину хозяйничанья куриалов в Галлии в первой половине V в. дает Сальвиан. Он утверждает, что куриалы так раскладывали налог, что общая его тяжесть падала на более бедных людей и превышала их силы. Определяя сумму налога, который должны были платить мелкие землевладельцы и остальные жители городского округа, куриалы сами не испытывали его тяжести.

О податных бедняках вспоминали только при увеличении налога, забывая их при его уменьшении. Разоренные мелкие собственники теряли свои земли, но не избавлялись от обязанности платить налог. В поисках выхода из создавшегося положения крестьяне становились арендаторами крупных земельных собственников, которые обращались с ними, как с крепостными или рабами. Поэтому городские округа стали ареной ожесточенной классовой борьбы.

MaxBooks.Ru 2007-2015