Международные отношения в древней Европе

Вторжение аланов, вандалов и свевов в Галлию - страница 2

В наиболее тяжелом положении оказались сельские труженики (рустики, колоны). Они оказались беззащитными: движимое имущество варвары забирали как добычу, а их самих превращали в невольников или убивали. Поэтому крестьяне особенно решительно поднялись на борьбу против захватчиков.

Зосим утверждает, что первыми выступили жители Британии, которые взялись за оружие и освободились от варварской опасности. Их примеру последовали жители Арморики и других провинций Галлии, которые не только избавились от варваров, но и, сбросив власть римских чиновников, установили самоуправление.

К сожалению, Зосим прослеживает события лишь до начала второй половины 410 г. Труд его либо остался незаконченным, либо умышленно оборван на середине тринадцатой главы шестой книги. Другие же писатели не оставили нам ни последовательного рассказа об этих трагических днях в истории Рима, ни повести об освободительном движении в Галлии. События приходится восстанавливать на основании отрывочных данных.

Некоторые представления о них дает замечательный памятник позднеантичной литературы — комедия неизвестного автора «Кверол» (что в переводе с латинского означает «возмутитель»).

Анализ содержания комедии дает основание отнести ее ко времени освободительного движения в Галлии. Писатель упоминает социальные преобразования на Луаре, сетует на тяжесть римских налогов, рисует картину ожесточенных религиозных споров. С особой силой он бичует Рим («псы кормятся в Капитолии»), продажность его чиновников («никто задаром не хорош»), своеволие власть имущих («а бросать людские души то в царство живых, то в царство теней — это им проще простого»), вымогательство и грабежи чиновников («негодяи забирают плод чужих трудов»).

В ряде высказываний обрисована тяжелая участь рабов. Автор крайне отрицательно характеризует служителей церкви и, сравнивая их с другими защитниками существующего строя, отмечает, что они самые мерзкие. С большим сарказмом описывает он церковные споры по вопросам троицы: «Сперва они шипят между собой, тройные высунув языки, а когда один из них закричит, то остальные крыльями бьют со страшным гоготом».

Писатель намекает на последствия освободительного движения на Луаре и характеризует установившиеся там социальные порядки: «Там живут по естественным законам природы. Там нет начальства. Там законы пишутся под дубом на спинах виновных. Там мужики произносят речи и судят без чиновников. Там все дозволено».

Комедия большей частью явилась отголоском и отражением общего настроения в Галлии. В своеобразных высказываниях, часто трудно поддающихся точному переводу, в намеках, которые были понятны современникам, автор комедии показывает причины выступления народных масс и некоторые социальные преобразования, проведенные восставшими.

Свидетельством и отражением сдвига в сознании народных масс является и распространение в Галлии начала V в. ереси пелагиан. К началу V в. деятели католической церкви, являвшиеся частью господствующего класса и его идеологами, разработали прочную идеологическую узду в виде церковных догматов. Они объявили социальное неравенство и разделение людей на классы вечными законами жизни человечества со дня «грехопадения Адама», а всякую борьбу против существующего строя — преступлением против «установленного богом порядка».

В ответ среди угнетенных масс Британии и Галлии, поднявшихся на борьбу против варваров и существующих римских порядков, распространились идеи равенства всех людей, являющиеся самыми революционными во все периоды борьбы против эксплуататорского общества. В них отразилась извечная мечта угнетаемого человечества об уничтожении всей и всяческой эксплуатации. Одной из форм выражения этих идей стало пелагианство, провозгласившее необходимость имущественного и социального равенства.

По рассказу Проспера Тиронского, в начале V в. выходец из Британии Пелагий организовал кружок своих сторонников, которым проповедовал учение о совершенстве человеческой природы. Среди примкнувших к нему особенно выделились Целестий, Руфин, Юлиан и другие. Возмущенные тем, что римский клир оправдывал рабство ссылками на греховодность человеческой природы, они выдвинули свои положения, которые вскоре завоевали много сторонников в Сицилии, Африке, Испании, Британии и Галлии. Из жизнеописаний Германа и Лупа известно, что пелагианство распространилось больше всего на территории Британии и Галлии.

Пелагианство оправдывало угнетенных, поднявшихся против существующих социальных порядков и социального неравенства. В Галлии и Британии это учение стало идеологическим знаменем революционной борьбы угнетенных, начавшейся как выступление против вторгшихся в страну варваров. Оно отвергало основной догмат католической церкви, оправдывавшей рабство и социальное неравенство ссылкой на первородный грех Адама, передававшийся его потомству, и доказывало, что дети рождаются безгрешными. Это означало, что все люди должны быть свободными, равноправными и равными в имущественном отношении.

В союзе с императорской властью католическая церковь принимала самые решительные меры. Борьбе с пелагианством было посвящено несколько церковных соборов и несколько императорских эдиктов. Против пелагианцев писали полемические сочинения Иероним и Августин, Проспер Аквитанский и Феодорит, Павел Орозий и Меркатор. Пелагианцы успешно отражали все выпады против них. Воспользовавшись оружием церкви, они объявили ересью учение Августина о предопределении и значительно поколебали его авторитет.

Распространившись в Галлии как отражение освободительной борьбы угнетенных масс, пелагианство, в свою очередь, оказывало на нее огромное влияние, идеологически оправдывало ее, облекая чаяния народных масс о социальном и имущественном равенстве в религиозную оболочку первоначального христианства, придавало этой борьбе сплоченность. Именно поэтому идеологи господствующего класса — католические епископы — яростно обрушивались на пелагианство и изгоняли его видных деятелей с Галлии.

Поскольку выступления народных масс переросли в освободительное движение, господствующие классы начали сплачиваться для поисков средств его подавления. Однако, поскольку между различными группировками господствующего класса существовали различия, то при этом возникали разногласия.

Крупные земельные магнаты Галлии, имевшие поместья не только в Галлии, но и в остальных частях Империи, были заинтересованы в ее сохранении и видели выход в создании своей государственной машины, надеясь занять в ней ключевые позиции, а затем распространить свою власть на всю территорию Западной Римской империи. Поскольку для этого» нужна была единая власть и военные силы, крупные магнаты вели переговоры о приемлемом кандидате в императоры и завязывали отношения с варварами, рассчитывая привлечь их на военную службу.

Муниципальная знать также проявляла необычайную для нее политическую активность. Завязывались связи между куриалами различных городов, пытавшихся объединить свои усилия в пределах одной или даже нескольких провинций диоцеза Галлии. Но, поскольку интересы высшей и провинциальной знати не совпадали, их объединения в масштабах страны произойти не могло.

MaxBooks.Ru 2007-2015