Международные отношения в древней Европе

Признание Константина императором в Галлии и возникновение второго правительства

В 407 г., как только в Британии стало известно о вторжении варваров в Галлию, два римских легиона: Второй, расположенный в Рутипии (Ричборе), Шестой из Эборакума (Йорк), провозгласили императором сначала Марка, затем Грациана, а через четыре месяца, убив предыдущих, — Константина III (407-411).

Новый император высадился в Боннонии (Булоне), приморском городе Галлии, и потребовал признания от ряда городов, устоявших перед варварами и не признававших власти Империи. Обессиленные осадами и нуждавшиеся в союзнике в борьбе против Равеннского двора, города признали Константина III императором.

Зосим рассказывает, что отряды Константина победили варваров в большом сражении, но не приводит каких-либо достоверных подробностей, а другие писатели о нем ничего не сообщают. Вероятно, войска Константина III рассеяли несколько вражеских отрядов, но вскоре, по свидетельству того же писателя, варвары собрались «в таком количестве, что для борьбы с ними потребовались значительные силы»..

С помощью британских когорт Константин III восстановил оборону Рейна, расставил пограничные посты и возобновил союз с франками и алеманнами.

Вскоре после высадки в Боннонии Константин III отправился в Арль. Признавшие его галло-римские магнаты и чиновная знать получили в новом правительстве высокие должности. Главой администрации и суда стал крупный землевладелец Аполлинарий (дядя известного писателя Аполлинария Сидония). Другой видный представитель местной знати, Децим Рустик, получил титул магистра официи (начальник канцелярии, министр внутренних дел). Административные органы префектуры спешно переименовывались в органы Империи.

Равеннский двор направил против Константина III армию под руководством Сара. Сар разбил части полководца Юстиниана и заставил Необигаста отказаться от сражения и просить мира, после чего убил его и осадил Валенсию (город на берегу Роны, на 70 км южнее Виенны).

На седьмой день осады к городу подошли вспомогательные войска Константина под командованием Эдобруха. Тогда Сар снял осаду и отступил в Италию. По пути на него напали багауды. Их силы оказались столь значительными, что войска Сара едва спаслись, оставив всю добычу, захваченную при разгроме войск Юстиниана и Необигаста.

К сожалению, у нас нет других источников, кроме краткого сообщения Зосима, о деятельности багаудов в предгорьях Приморских, Коттийских и Грайских Альп, где условия для освободительного движения были неблагоприятными. Между ними и Роной сосредоточил свои войска Константин III, опасавшийся прибытия войск Равеннского двора. Однако свидетельство Зосима говорит о том, что к этому времени багауды организовались в значительную силу. Поэтому следует пересмотреть сложившееся представление о дате начала освободительного движения в Арморике и других частях Галлии.

По словам Зосима, «британцы, взявшись за оружие, освободили свои общины от угрожавших им варваров. Тогда же область Арморики и другие провинции Галлии, подражая британцам, освободились таким же образом, сбросив власть римских магистратов и учредив свое управление по собственному усмотрению». «Это отпадение британцев и галлов произошло тогда, когда правил Константин III и из-за его беспечности вторглись варвары».

Опираясь на приведенные свидетельства, Э. Гиббон и те историки, которые следовали за ним в освещении событий, датировали начало движения багаудов в Галлии 409 г. В действительности же там оно возникло раньше, чем в Британии, где его причиной послужило вторжение саксов в 409 г.

Запись Зосима о британцах также следует датировать 409 г., тогда как в Галлии, согласно приведенным свидетельствам Паулина Нолланского, Иеронима и агиографа Лифарда, народные массы выступили против аланов, вандалов и свевов в начале 407 г. Приведенное выше свидетельство о сражении багаудов с войсками Сара в 407 г. также дает основание полагать, что в Галлии движение багаудов возникло до 409 г.

Политика Константина III, по существу, не отличалась от политики Гонория. Его чиновники, выполняя волю галло-римской знати, видели свою главную задачу в сохранении существующего строя и в распространении своей власти на всю Западную Римскую империю. Поэтому части, приведенные Константином III из Британии, и подчинившиеся ему остатки галльских легионов были направлены не против варваров, грабивших страну, а против багаудов для установления его власти там, откуда римские чиновники были изгнаны.

Новому правительству были нужны средства для содержания армии, приобретения влияния среди соседних варваров и выполнения планов захвата Италии и Испании.

Поскольку Константин передал ключевые позиции в созданном им правительстве крупным магнатам, которые использовали свое положение, чтобы переложить тяжесть налогов на курии, против него неминуемо должны были выступить куриалы.

Куриалы отвечали за сбор налога и были заинтересованы в установлении его реальной суммы, а следовательно, и в организации сопротивления плательщиков налога варварам и чиновникам нового правительства. Поэтому в период правления Константина III народно-освободительная борьба усилилась.

Выполняя волю галло-римской знати, желавшей распространить свою власть на всю префектуру, а затем и на остальную часть Империи, Константин послал девять почетных гонориакских когорт на покорение Испании (по две когорты скоттов, мавров и маркоманнов и по когорте викторианцев, аскариев и галликанов по 500 человек каждая), поставив во главе своего сына Константа, объявленного цезарем.

Подчинение Испании новому императору могло привести лишь к ухудшению положения ее народных масс.

Правительство Гонория, блокированное вестготами в Равенне, не могло требовать и получать налоги из Испании. Вся обязанность ее населения сводилась к содержанию находившихся в стране римских чиновников и армии. В случае же подчинения Испании Константину III армия осталась бы, а чиновники Арля получили бы возможность собирать налоги в пользу императора. Поэтому население Испании, стремившееся остаться под призрачной властью Гонория, выступило против притязаний Константина III.

Об этом сообщают Зосим, Орозий и Созомен. «Константин облачил своего сына Константа в царские одежды и отправил его в Иберию, чтобы подчинить ее народы и увеличить свое царство, а также вытеснить оттуда родственников Гонория, там господствовавших. Правители Иберии вначале выставили против Константа войска Лузитании, а когда увидели, что они побеждены, вооружили большое количество рабов и крестьян и этим создали большую угрозу Константу, однако их надежды потерпели крах».

MaxBooks.Ru 2007-2015