Международные отношения в древней Европе

Вторжение вестготов в Испанию

В 414 г. вестготы оставили Вторую Аквитанию. Но прежде чем выступить в поход,

они сожгли и ограбили Бордо, а затем осадили Базас.

Паулин Пеллейский рассказывает, что его поместье, согласно привилегиям, данным сенаторам, было освобождено от вестготского постоя. Но когда вестготы уходили, они не пощадили его. «Хотя я был чиновником императора, признанного ими, я лишился всего имения вместе с разделившей мою участь матерью. Они сделали для меня одно снисхождение: не задержали мою семью как пленников, а позволили нам без всякого наказания оставить город вместе с теми слугами, которые разделили судьбу нашу».

Паулин был доволен своей участью, поскольку другие, судя по его рассказу, оказались в худшем положении.

Аттала вестготы увели в Испанию, но там оставили его без поддержки и охраны. Аттал был схвачен сторонниками Гонория и отправлен в Равенну. Император, которому в 409 г. Аттал готовил подобную участь, приказал отрубить ему большой и указательный пальцы правой руки и сослать на остров Липарий.

13 октября 409 г. в Испанию вторглись аланы, вандалы и свевы. Павел Орозий, очевидец варварского вторжения, сравнивает

причиненные ими бедствия с несчастьями, принесенными римскими завоевателями: «Теперь свирепствовал варварский меч.

Тяжело было терпеть от варваров то, что двести лет назад

пришлось терпеть от римлян».

Варвары убивали местных жителей и опустошали целые области.

В Испании началась длительная борьба народных масс, которая, как и в Галлии, была направлена и против захватчиков, и против устаревших социальных порядков, и против римского господства. Ее участников также часто называли багаудами (в Тарраконии, Арацетилании). Варвары столкнулись с более стойким сопротивлением, чем в Галлии, куда на подавление багаудского движения Империя и галло-римская знать бросали всю мощь варварского мира — вестготов, саксов, алеманнов, аланов и гуннов. Испания не испытала нашествия такого количества варварских полчищ. В страну, кроме аланов, вандалов и свевов, ворвались только вестготы и герулы. Однако и в Испании бедствия, причиненные варварами, мало отличались от тех, какие испытала Галлия.

Хронист Идаций приводит многочисленные факты, вскрывающие экономические причины, вызвавшие враждебное отношение народных масс («плебса») к пришельцам. «Варвары, ворвавшиеся в Испанию, уничтожили все огнем и мечом». Он рассказывает об опустошении целых областей, о нападении варваров на города, всех жителей которых они уводили в плен.

Народные массы Испании — мелкие крестьяне, ремесленники, торговцы, колоны — спасались в горах, лесах, городах и крепостях. Их сопротивление продолжалось десятилетиями, а местами — два столетия. В ряде укрепленных городов местные жители терпели страшный голод, но не сдавались.

Правда, единого руководящего центра борьбы не было. Ее очаги были разбросаны по всей Испании. Единство выражалось лишь в сознании, что они, испано-римляне, отстаивают свою страну от захватчиков. Поскольку же варвары часто действовали как федераты Империи, сопротивление было направлено против варваров и римского господства.

Революционно-освободительная борьба народных масс (в источниках — плебса, рустиков) Испании в Тарраконии, Арацетилании, Ороспеде, в областях басков, рутенов, астуров вылилась в вооруженное восстание. В ряде провинций она приняла форму ереси присциллиан, либеллатиков, манихеев и пелагианцев. В 415 г. пресвитер Орозий писал Августину, что в Испании много еретиков — присциллиан и оригенистов, и что испанская церковь страдает от них больше, чем от неприятелей, а Августин сообщал Иерониму: «гибельные учения волнуют умы испанцев гораздо мучительнее, чем варварский меч тела».

Пресвитер Орозий специально отправился в Африку к Августину, а затем в Палестину к Иерониму за помощью в «опровержении гибельных учений».

Правительство Запада принимало все зависящие от него меры, чтобы сделать варваров своими союзниками и с их помощью подавить народное движение. Христианские апологеты (и в их числе Орозий, Августин, Проспер Аквитанский) утверждали, что варвары посланы богом для наказания еретиков.

Даже после завоевания крупных городов той или иной провинции захватчики не могли считать себя победителями, поскольку народные массы остальных местностей продолжали сопротивление. К тому же, крестьяне свозили свои пожитки и продовольствие в недоступные местности. Области, доставшиеся варварам, были настолько опустошены, что грабить там было нечего.

В таких условиях варвары «прониклись желанием мира». Они распределили между собой Испанию по жребию. Вандалы и свевы заняли Галисию, вандалы-силинги — Бетику, аланы — Лузитанскую и Картахенскую провинции. Такой раздел означал, что варвары намеревались стать господами в завоеванных местностях, тогда как испано-римская знать хотела видеть их «наемными слугами и защитниками». Павел Орозий писал: «Проклятые варвары сменили свои мечи на орала и благоволят к оставшимся римлянам, как к союзникам и друзьям, так что уже находятся среди римлян такие, которые предпочитают переносить среди варваров бедность, но жить свободно, чем терпеть среди римлян бремя налогов».

Конечно, варвары могли стать опорой местных жителей в их борьбе за независимость от Рима и создание испанского государства. Однако необходимость его создания признавалась не всеми. В горных областях почти не ощущалось потребности в центральном правительстве. Значительная часть крестьян этих областей, где ввиду отдаленности одного селения от другого столкновения из-за пастбищ и земель возникали редко, предпочитала жить свободными общинами и тем более не под властью римлян или варваров.

MaxBooks.Ru 2007-2015