Международные отношения в древней Европе

Попытки Равеннского двора упрочить римское господство в Галлии

После заключения союза с Равеннским двором аланам, вандалам и свевам была поручена военная служба в Испании. Вестготы были отозваны в Галлию, где им предоставлялась для поселения Вторая Аквитания, что являлось частью мероприятий, направленных на восстановление власти Равеннского двора в Галлии.

На территории Арморики по-прежнему господствовали багауды и сохранялась революционная ситуация. В обеих Бельгийских провинциях поселились франки, на северном побережье Галлии — саксы, в Первой Германии — алеманны и бургунды, возле Базаса — аланы. Большинство этих племен вступило в пределы Империи самостоятельно, по договору с местной знатью или выдвинутыми ею императорами (Константином III, Иовином).

Чтобы восстановить свою власть, Равеннский двор должен был подавить багаудов и подчинить варварские племена. Создание в 409-410 гг. военных округов — Армориканского, Кельнского, Бельгики и других являлось своего рода подготовкой к этому. В Галлии расположились армии под командованием комита Аргентората и дуксов Армориканского, Бельгики, Сены, Кельнского и создана резервная армия под командованием магистра конницы Средней Галлии.

Кроме того, Равеннский двор завязал переговоры с соседними и находившимися в Галлии варварскими племенами, намереваясь сделать их своими союзниками.

Принимались меры к тому, чтобы свести на нет противоречия между Равеннским двором и галло-римской знатью. Поэтому на вновь создаваемые или восстанавливаемые административные должности назначались ее представители.

К тому же правительство Запада создало Ассамблею Галлии. Согласно эдикту Гонория, ее участниками становились галло-римские магнаты, представители городских курий и высшие чиновники провинций.

Ассамблея Галлии должна была собираться в Арле ежегодно с 15 сентября по 15 октября и решать налоговые и судебные вопросы. Первое ее заседание состоялось в 418 г. Были созваны только представители южных провинций, являвшихся опорой римского господства в Галлии, но в дальнейшем предполагалось собирать представителей и остальных провинций.

Борьба за земельные богатства и право распределять и собирать налоги вела к ожесточенным политическим конфликтам между различными группировками знати. Улаживать их должна была Ассамблея. Однако некоторые представители господствующего класса бойкотировали ее, за что Го-норий угрожал им штрафами. Интересы различных группировок галло-римской знати слишком расходились, чтобы их можно было уладить на заседаниях.

Католическая церковь в свою очередь укрепляла свои позиции в Галлии. 22 марта 417 г. папа Зосима отправил в Галлию послание, согласно которому епископ Арля получил ряд преимуществ перед остальными епископами Галлии. За ним утверждались, якобы всегда ему принадлежавшие, права митрополита не только Виеннской провинции, но и двух Нарбоннских. Он получал право посвящать в епископы и наделялся прерогативами папского викария в Галлии. В его пользу был решен спорный вопрос о подчинении двух приходов, расположенных вблизи Массилии.

Попытка усиления арльского епископаи превращения его. в проводника папской политики в Галлии встретила решительную оппозицию духовенства многих провинций. Поэтому в 428 г. папа Целестий был вынужден издать буллу, согласно которой в каждую провинцию назначался свой митрополит. Фактически ими становились епископы городов, являвшихся центрами провинций.

Как уже говорилось, среди мер, направленных на восстановление римского господства, было и размещение вестготов в Юго-Западной Галлии.

Предоставленная вестготам провинция Вторая Аквитания входила в состав Виеннского диоцеза и делилась на шесть общин. По замыслу Равеннского двора вестготы должны были помешать установлению связей между багаудами Арморики и Тарраконии, обезопасить от них Италию, защитить Кантабрийское побережье от нападения саксов и укрепить римское господство в Галлии. Однако, поскольку здесь, как и в остальных частях Империи, зарождались феодальные отношения, поселение вестготов в Юго-Западной Галлии только на первых порах способствовало выполнению этой задачи. В дальнейшем оно содействовало развалу Империи.

Ко времени поселения вестготов в Юго-Западной Галлии часть земельных магнатов, как это видно на примере Паулина Пеллейского и его друзей, стремилась к союзу с пришельцами, так как надеялась с их помощью подавить социальную опасность. Кроме того, правительство Запада преследовало тех знатных галло-римлян, которые поддерживали Константина III, Иовина и Аттала.

У Паулина Пеллейского и других было конфисковано имущество. Это также заставляло их искать защиты у вестготского короля. Так, сыновья Паулина Пеллейского примкнули к вестготскому королю в надежде возвратить поместье отца. Один из них даже стал другом короля.

Часть знати, имевшая поместья во всех провинциях Империи, поддерживала вестготов, надеясь с их помощью сохранить единство Империи. Настроение ее наиболее отчетливо выразил Рутилий Намациан.

Крупный галло-римский землевладелец Рутилий Намациан, занимавший в 414-416 гг. пост префекта города Рима, осенью 416 г. после заключения договора между Равеннским двором и, вестготами оставил Рим и возвратился в Нарбонну, чтобы привести в порядок свои поместья в Галлии. В поэме, посвященной своему возвращению и путешествию, Рутилий высказывает надежды на возрождение былого могущества Рима:

«Стой, пока тверди стоят, стой, пока звезды горят! Ты укрепляешься тем, что рушатся прочие царства:

В бедствиях силы набрав, ты к возрожденью идешь. Пусть же падет, искупая свой грех, нечестивое племя,

Пусть вероломный гот в трепете шею пригнет! Пусть богатую дань принесут умиренные земли,

Пусть добычей врагов полнится лоно твое! Пусть для тебя разливается Нил и Рейн плодоносит,

Пусть изобильный мир кормит кормильца-отца! Щедрая Африка пусть посылает тебе урожаи».

Павел Орозий, закончивший труд по всеобщей истории в первые годы после возобновления союза между Равеннским двором и вестготами, призывал жителей Империи соблюдать этот союз и забыть причиненное вестготами зло. «Готы, которые совершали столько ужасных набегов, теперь с мольбою просят союза с Римом и куска земли, чтобы разместиться по указанию римлян». Мир с вестготами Орозий называет «самым лучшим миром» и предсказывает «наступление времени христианства».

Августин, напуганный социальной опасностью и широким размахом еретических движений, и еще недавно возвещавший о приближении конца света, к этому времени понял, что вторжения варваров устранили эту опасность и уничтожили еретические движения, а договоры с вестготами, аланами, вандалами, франками и другими варварами возродили у него надежду на укрепление Империи. На вопрос далматинца Эзихия, епископа Салоны, не является ли солнечное затмение 19 июля 418 г. предвестником конца земного мира, Августин ответил: «Вряд ли есть основание полагать, что нынешнее молодое поколение увидит конец мира. Я не верю таким предсказаниям и поверю только своим глазам».

Следовательно, господствующий класс Западной Римской Империи и его идеологи (как язычники, так и христианские апологеты) видели в союзе с предводителями варваров залог сохранения существующего строя. И действительно, в провинциях, предоставленных варварам для поселения, прекращалась острая социальная борьба, еретические движения, оппозиционные и сепаратистские выступления знати.

На первых порах даже казалось, что происходила полная реставрация порядков первых веков существования Империи, когда набранные из варваров войска пополняли армию римлян и даже способствовали романизации местных жителей. Действительно, в I-IV вв. конные отряды римской армии набирались из представителей различных варварских племен. Чтобы общаться друг с другом и местным населением, они были вынуждены усваивать латинский язык. Это вело к их романизации.

MaxBooks.Ru 2007-2015