Международные отношения в древней Европе

Обострение противоречий между африкано-римской знатью и Равеннским двором

Вандальское вторжение в Африку. В 425 г. Византия посадила на Равеннский трон малолетнего Валентиниана III. Вручив бразды правления Плацидии и ее сторонникам, она получила диоцез Иллирию, состоящий из двух Панноний, двух Нориков, Савии и Далмации. Таким образом, попытки правительства Запада прибрать к рукам префектуру Иллирик закончились не только дальнейшим ослаблением Западной Римской империи, но и потерей диоцеза Иллирии, входившего в состав префектуры Италии. Из земель, расположенных к югу от Дуная, в составе Западной Римской империи остались только две провинции — Реция и Винделиция.

К тому же в ряде испанских и галльских провинций Империи утвердились варвары, что сводило на нет возможность получить от них налог. Переход диоцеза Иллирии под византийское управление также означал потерю поступавших из него налогов. Чтобы возместить их, правительство Запада увеличило налоги и аннону Африке и свободным от варваров провинциям префектуры Галлии (Тарракония и Арморика).

Поскольку при этом Равеннский двор исходил не из экономических возможностей провинций, а из своих потребностей, на жителей Африки, Тарраконии и Арморики легла непосильная тяжесть. Спасаясь от нее, жители этих областей пополняли ряды восставших (в Арморике и Тарраконии — багаудов, в Африке — агонистиков) или признавали свою зависимость от крупцых землевладельцев. Находились и такие, которые, по словам Сальвиана, бежали в местности «занятые неприятелями римского народа», т. е. к мавританоберберам в Африке и к вестготам, франкам и бургундам в Галлии.

Поскольку революционные и оппозиционные выступления часто носили религиозную окраску, то и борьба против них велась под лозунгом борьбы за чистоту веры.

Восстание Гильдона показало, что сторонники независимости Африки и донатизма видели в мавритано-берберах своих естественных союзников.

Донатизм был объявлен ересью еще в начале 405 г. Правда, в 410 г., когда вестготы угрожали Равенне, император Гонорий провозгласил свободу культов, но как только опасность миновала, преследования возобновились. 30 января 412 г. был издан указ, которым, угрожая ссылкой, телесными наказаниями и конфискацией имущества, Гонорий повелевал донатистам вернуться в лоно католической церкви.

С этого времени римская церковь в союзе с императорскими чиновниками перешла в наступление. Им помогали крупные землевладельцы, которые добивались обращения своих колонов в католицизм.

Политика насильственной католизации достигла цели только в городах, являвшихся центрами римского господства и влияния, тогда как в деревнях и среди мавритано-берберскпх племен горных и пограничных районов, особенно в Цезарейской Мавритании, она вызвала новый подъем антиримского движения.

Это объясняется не только союзом с донатистами, но и, главное, внутренним общественно-экономическим развитием мавритано-берберских племен, которое в свою очередь вело к укреплению связей с местным романизованным населением, что проявилось в принятии христианства в форме донатизма в 413 г. В 20-х годах V в. эти племена перешли в наступление, чтобы расширить свои земельные владения, урезанные римлянами, захватившими долины и предгорные участки.

В борьбе против мавритано-берберов выдвинулся комит доместиков Бонифаций. По словам Олимпиодора, Бонифаций «освободил Африку от многих варварских народов».

Рост революционных настроений и натиск мавритано-берберов привели к сплочению местной знати вокруг Бонифация, в котором она искала защиту от социальной и внешней опасности. Поэтому, как отметил Проспер Тирон, «власть и слава Бонифация в Африке возрастали».

Революционная ситуация мешала Бонифацию выполнять его основную функцию —своевременно собирать и доставлять Риму налоги и аннону, тогда как правительство Запада в малейшей их задержке видело государственную измену.

В 425 г. император Иоанн начал готовить экспедицию против Бонифация. В 427 г. новое правительство объявило ему войну, несмотря на то что во время пребывания Плацидии в Константинополе Бонифаций поддерживал ее.

Проспер Тирон связывает это с ростом влияния Бонифация в Африке и его отказом явиться по вызову Равенны. Скорее всего он не мог удовлетворить непосильных требований правительства, поскольку революционное движение народных масс парализовало деятельность чиновников фиска. Не исключено также, что, даже собрав какую-то часть налогов и анноны, Бонифаций не отсылал ее Риму, считая необходимым использовать эти средства для организации подавления революционных движений и выступлений мавритано-берберов. В сложившейся ситуации Бонифаций был вынужден искать силы и для борьбы с Равеннским двором.

Иоанн Антиохийский, не вдаваясь в подробности противоречий между Равеннским двором и Африкой, все объясняет интригами. Он рассказывает будто Аэций написал Бонифацию: «Августа настроена против тебя. Когда она прикажет тебе явиться к ней — не подчиняйся. Она убьет тебя». Затем Аэций сообщил Плацидии, что Бонифаций готовит измену и в доказательство заявил: «Можешь убедиться в этом. Если ты его позовешь — он не явится». Бонифаций поверил Аэцию и призвал на помощь вандалов.

Анализ обстановки и свидетельств других источников дает основание полагать, что Бонифаций действительно обратился к вандалам за помощью.

Это было вызвано следующими обстоятельствами.

В 427 г. мавритано-берберы снова перешли в наступление и при известных условиях могли стать надежными союзниками африкано-римского населения в борьбе против римского господства. Их сближение таило в себе явную опасность для имущих классов и католической церкви. Поэтому Бонифаций был вынужден искать союзников, которым были чужды интересы угнетенных масс.

MaxBooks.Ru 2007-2015