Международные отношения в древней Европе

Гунны и Западная Римская империя в 20-30-х годах V века - страница 4

В 435 г. в Арморике вновь вспыхнуло движение багаудов. В Галльской хронике отмечено, что «Галлия Заальпийская отошла от римского общества и пошла за вождем восстания Тибаттоном, по инициативе которого почти все низы Галлии составили заговор вместе с багаудами».

Причина возобновления движения багаудов заключалась в условиях жизни народных масс. Стремясь получить здесь то, чего невозможно было взять в остальных провинциях, Равеннский двор переложил на жителей Арморики всю тяжесть налогового бремени. К этому времени и к той части Галлии,, которая находилась в прямой зависимости от Равеннского двора (Арморика и Юго-Восточная Галлия), относится то описание положения народных масс Галлии, которое оставил Сальвиан.

Он рассказывает о злоупотреблении римских сборщиков-налогов и судей, использующих свои должности для собственного обогащения. Местные труженики, потеряв свободу, защищали жизнь. Даже неприятели казались им менее ужасными, чем те, кто разорял их поборами. Некоторые, спасаясь от чиновников и судей, отдавали себя под покровительство богатых и попадали к ним в рабскую зависимость, другие переходили на территорию, занятую варварами, или, быть может, просто скрывались в лесах. Остальные составляли отряды багаудов и с оружием в руках выступали против насильников.

Сальвиан указывает на широкий территориальный размах движения. По его словам, к восставшим примкнули жители «большей части Испании и немалой части Галлии, и, наконец, все те, кто был оскорблен римской несправедливостью и перестал себя называть римлянином».

В том же 435 г. бургунды перешли Рейн и вторглись, в местности, находившиеся в верховьях Роны. Возникла опасность союза между бургундами и багаудами.

Аэций выступил с гуннами против бургундов и, добившись перемирия, обрушился на багаудов. Согласно Галльской хронике в 437 г. он, «захватив Тибаттона и пленив остальных вождей восстания, убив часть из них, уничтожил движение багаудов». Запись хрониста нуждается в поправке. Она, очевидно, относится только к той местности, в которой жил хронист (вероятно, Юго-Восточная Галлия). Имеющиеся источники свидетельствуют, что движение багаудов продолжалось до 448-449 гг. Поскольку основные причины, вызвавшие восстание, сохранились, победа Аэция была временной.

После расправы с багаудами Аэций вновь повел гуннские войска против бургундов и атаковал их у Вербетомага (Вормса). Около 20 тысяч бургундов пали в этом сражении. Галльская хроника сообщает, что было уничтожено почти все племя. Проспер Тирон также утверждает, что гунны уничтожили бургундов, находившихся под управлением Гундихара. Вероятно, оба хрониста имели в виду лишь часть бургундов, поскольку в конце IV в. Иероним определял их общую численность в 80 тысяч человек. Если учесть, что из-за частых нападений гуннов племя бургундов росло медленно, то потеря 20 тысяч человек была ощутимой. Это был разгром, воспоминания о котором сохранила «Песнь о Нибелунгах».

Хотя эпопея дошла до нас в совершенно измененной форме и несет следы влияния на нее рыцарского эпоса X-XIII вв., она упоминает о бургундском короле Гундихаре (Гунтаре), имевшем резиденцию в Вормсе, и имена гуннских предводителей Аттилы и Бледы, названных в песне Этцелем и Бледелином. Возможно, что в имени «Этцель» слились воедино имена Аттилы и Аэция. Вероятно, Аттила и Бледа возглавляли гуннские войска, находившиеся под общим командованием Аэция.

Разгром бургундов запечатлен и в героических песнях «Старшей Эдды» — о Сигурде и Брюнхильде, о жене Сигурда Гудрине, о втором муже Гудрины Атли и его сестре Оддрун, о братьях Гудрины, о Херборге, повелительнице гуннов. Особенно много рассказывается о битве в «Гренландской Песне об Атли» и «Гренландских Речах Атли».

В 439 г. гуннские войска были направлены против вестготов, осаждавших Нарбонну. Гунны отметили свой путь грабежами и пожарами. Аполлинарий Сидоний красочно описал борьбу местных жителей с гуннами.

Вероятно, Теодорих решил взять Нарбояну, воспользовавшись занятостью Аэция борьбой с багаудами и бургундами.

Жители города оказали вестготам упорное сопротивление. Когда стало известно, что на помощь осажденным идут гунны под командованием Аэция, вестготы отступили.

Равеннский двор, очевидно, полагал, что появилась возможность, полностью подчинив себе вестготов, лишить их тех элементов самостоятельности, которых добился Теодорих. Поэтому Литорий, командовавший частью гуннских вспомогательных войск, направился к Тулузе. Туда же выступил Аэций, уничтоживший по мере продвижения восемь тысяч вестготов.

Однако в победе Литория и Аэция не была заинтересована ни одна группа жителей Юго-Западной Галлии. Со времени поселения здесь вестготов прошло двадцать лет. За это время изменился характер их отношений с местными жителями, многие из которых предпочитали власть вестготских королей. Сами вестготы, перешедшие к оседлой жизни, также изменились.

Если писатели IV — начала V в. рисуют готов Фритигерна, Требигильда, Гайны и Алариха как люден,, живущих за счет военной добычи и подачек римского правительства, то писатели V в. показывают готов оседлыми земледельцами. Они пашут поля и возделывают виноградники, пасут скот и чаще берут в руки сельскохозяйственные орудия, чем меч. Правда, и теперь они время от времени принимают участие в военных походах.

Но совершались они от случая к случаю и не всеми взрослыми мужчинами, а только частью их, после чего вновь наступали годы мирного труда. Аполлинарий Сидоний рассказывает об одном вестготском воине, мечтавшем принять участие в походе, но поскольку войн не было, он взялся за плуг. Тенденция смены мечей на орала, отмеченная еще Орозием, возобладала.

Восстановление в Юго-Западной Галлии власти Равеннского двора означало возвращение засилья римских судей и сборщиков налогов.

Когда гуннские войска под командованием Литория подошли к Тулузе, вестготский король дважды предлагал ему начать мирные переговоры. Были даже отправлены католические епископы просить о мире, но безуспешно. Литорий, прислушавшись к прорицателям, следовавшим за ним, начал штурм города. Обращение Литория к прорицателям свидетельствует, что основная масса его воинов придерживалась язычества, тогда как вестготы были христианами, хотя и арианского толка, что сближало их с местными жителями. Доказательством этого и является обращение Теодориха к католическим епископам.

В завязавшемся сражении гунны были разбиты, а раненый Литорий попал в плен и был убит.

Когда на помощь остаткам войск Литория прибыли гуннские эскадроны, под общим командованием Аэция, вестготы снова предложили мир. По мнению Иордана, в заключении мирного договора участвовал Аттила, который, вероятно, возглавлял гуннские кавалерийские отряды.

Деятельное участие в обсуждении условий мирного договора принял и галло-римский магнат Авит, что также, наряду с фактом участия в посольстве к Литорию католических священников Тулузы, свидетельствует о сближении вестготов с местными жителями.

Таким образом, в конце 20-х и в 30-х годах V в. в борьбе против багаудов, бургундов, вестготов и франков основную роль играли гуннские вспомогательные войска, а не римские легионы. И это не случайно. Легионы перестали быть основой римских полевых войск. Кампании 402, 408, 423, 428, 429, 435, 436, 437 и 439 гг. были проведены гуннскими вспомогательными кавалерийскими отрядами, более подвижными и более надежными из-за своей враждебности местному населению.

Поражение у Тулузы показало гуннам, что служба Равеннскому двору требует слишком больших сил и приносит мало выгоды. Поэтому в последующие годы они участили набеги на Византию, воспользовавшись занятостью ее войск в войне с Персией и вандалами.

MaxBooks.Ru 2007-2015