Международные отношения в древней Европе

Западная Римская империя в начале второй половины V века - страница 3

В дальнейшем вандалы совершали пиратские набеги на острова Средиземноморья и побережья Европы почти ежегодно. Слабость Равеннского правительства привела к тому, что для вандальской знати пиратские набеги стали самым выгодным делом.

Поскольку значительные силы вандалов были заняты в этих экспедициях, Гензейрих, опасаясь восстания африкано-римского населения, приказал разрушить все городские укрепления (за исключением укреплений Карфагена) в доставшейся ему части Африки и в обеих Мавританиях, захваченных им в 456 г. Такая политика крайне ослабила оборону Африки, сделав ее особенно уязвимой со сторон степной полосы, откуда на нее могли напасть кочевники.

Известие о разгроме Рима достигло Тулузы вслед за прибытием туда Авита.

Теодорих II собрал старейшин, которых Авит призвал к возобновлению союзного договора. Было очевидно, что обстановка требует немедленной организации отпора вандалам. Поэтому старейшины и Теодорих II не только заключили договор, но и провозгласили Авита императором. Авит, как главнокомандующий римской армией, казался наиболее подходящим лицом, способным возглавить борьбу против вандалов.

Вандальская угроза заставила тянуться к центральной власти и галло-римскую знать. Когда Авит прибыл из Тулузы в Арль, центр Галльской префектуры, совет знати, собравшийся в замке Угерн, также провозгласил его императором (9 июля 455 г.) и вручил императорские одежды и регалии. Авит немедленно отправил посольство с просьбой о помощи к соседним варварским племенам и в Византию.

Следует отметить, что до вандальского нападения на Рим вестготы и часть галло-римской знати, находившаяся в союзе с ними, готовились выступить против Равеннского правительства. Предполагалось поднять села Бельгики и Арморики.

Вандальская угроза и смерть Максима открыли возможность мирного осуществления их требований. Ослабление римской сенаторской партии давало надежду на то, что ключевые позиции в новом правительстве удастся занять галло-римской знати. Однако это вызвало подобные стремления и у представителей других группировок.

Вестготская знать также рассчитывала получить от Авита то, чего раньше она собиралась добиваться силой.

По рассказу Аполлинария Сидония, «Едва диадема была возложена на голову Петройия Максима, как тотчас поднялись варвары, и казалось, что Рим будет добычей готов и страна подвергнется их ярости». Когда же Авит прибыл в Тулузу, чтобы приостановить военные приготовления вестготов и добиться союза с ними, один из вестготских воинов, узнав об этом, заявил: «Пропала война, придется приняться теперь снова за плуги».

Поэт, как и следует панегиристу, связывает отказ вестготов от завоевательного похода на Равенну со славою своего героя, но, как видно из приведенных фактов, этот отказ был вызван вандальской опасностью, которая заставила вестготов снова пойти на союз с Равеннским двором, способным объединить разрозненные усилия отдельных частей Западной Европы против вандалов.

22 сентября 455 г. Авит в сопровождении большой свиты вступил в Италию. За ним следовали его сторонники из галло-римской знати, которым он намеревался поручить ответственные посты в новом правительстве, и личная охрана, набранная из вестготов.

Сенаторская партия Рима надеялась, что Авит сумеет привлечь вспомогательные войска варваров и использует их для сохранения Империи. Поэтому она примирилась с избранием чужеземца в императоры, но добилась сохранения высоких постов в новом правительстве за теми, кто занимал их раньше. Так, пост главнокомандующего был предоставлен Майориану, главе сенатской оппозиции, а пост командующего варварскими вспомогательными войсками Рецимеру. Выдвинувшийся на военной службе, Рецимер сохранил связи со свевами (его отцом был свев) и с вестготами (его матерью была дочь вестготского короля Валии).

Вскоре, однако, оказалось, что Авит не оправдал возлагаемых на него надежд. В начале 456 г. свевы нарушили обещание, данное послам Авита, и вторглись в Тарраконскую провинцию, находившуюся под римским управлением с 454 г, после подавления тарраконеких багаудов. Почти одновременно к Луценскому берегу Испании на семи кораблях подошли герулы, разграбившие приморские местности Кантабрии и Вардуларии. Правда, герулы были изгнаны, но это было заслугой не Авита, а местных жителей.

Позиции римлян в Испании могли спасти вестготские войска и Авит обратился к ним за помощью.

Теодорих II, заключив мир с соседними племенами, выступил против свевов, имея, кроме своих войск, вспомогательные части бургундов во главе с их королями Гундиохом и Хильпериком.

В битве у реки Урбика, недалеко от г. Астурики, 5 октября 456 г. свевы потерпели поражение. Их король Рехиарий бежал в Портумкале, откуда пытался отплыть в Африку, но ветер пригнал корабль обратно к берегу, где его захватили вестготы. 28 октября 456 г. они взяли Бракары, самый отдаленный город Галисии, после чего отправились на завоевание Лузитании. Однако уже взятие Бракары показало, что вестготы ведут войну, как завоеватели.

Они ограбили город, алтари в базиликах и всех жителей, включая римское духовенство, а многих увели в плен. Когда стало очевидным, что вестготы ведут войну отнюдь не в интересах римского господства, сенаторская партия отошла от Авита.

Пока вестготы шли в Испанию, франки под предводительством короля Хильдерика после длительной осады захватили Париж. Возможно, как об этом можно судить на основании сведений, сохранившихся у Прокопия, что франки, не имея возможности подчинить местных жителей силой, заключили с ними союз. Но главное, что их наступательные успехи лишали римлян последней области в Галлии.

К тому же надежды на помощь Византии против вандалов не оправдались. Византийский император Маркиан ограничился тем, что направил в Карфаген послов с требованием о прекращении набегов на Италию и возвращении некоторых пленных, уведенных из Рима (в том числе Евдоксии и Плацидии). Однако вандалы захватили обе Мавритании, доставшиеся Риму по договору 442 г., завоевали Балеарокие острова Корсику, Сардинию и Сицилию. Их флот парализовал торговлю в Средиземном море и не допускал подвоза продовольствия в Рим, где начался голод. На защиту Корсики Авит послал флот под предводительством Рецимера. Победа над вандальским флотом, состоявшим из 60 кораблей, принесла ему славу, но не улучшила положение Рима, страдавшего от недостатка продовольствия.

Жители Рима связывали все несчастья с деятельностью Авита и его свиты. Они заставили его отослать своих друзей и вестготских воинов, служивших ему охраной. Чтобы рассчитаться с ними, Авит продал бронзовые изделия, изготовленные в государственных мастерских, и бронзовые украшения города.

Все это вызвало народное восстание в Риме.

Авит бежал в Галлию, но Рецимер и Майориан догнали его и заставили отречься от власти. По сведениям Виктора Тунунского и Григория Турского, после этого Авит был поставлен епископом Плацентии, где вскоре умер.

Равеннский двор и римские сенаторы больше пяти месяцев договаривались о кандидатуре следующего императора. Франки, вестготы и бургунды воспользовались создавшейся ситуацией для расширения своих владений за счет провинций, находившихся в прямой зависимости от правительства Западной Римской империи.

MaxBooks.Ru 2007-2015