Международные отношения в древней Европе

Обострение политической борьбы в Западной Римской империи и провал двух ее экспедиций против вандалов

Восстановление римской власти в Галлии и Испании и союз с франками, вестготами и бургундами дали возможность Майориану подготовить экспедицию против вандалов. Собрав до трехсот кораблей, построенных в гаванях Равенны и Мессаны, в мае 460 г. он направил их в залив Аликанте (к северо-востоку от Картаго Нова). Создание и снаряжение флота в столь короткий срок свидетельствует о той широкой поддержке, которой пользовалось правительство Майориана.

Вандалы не были готовы дать отпор таким силам. Поэтому Гензейрих направил к Майориану посольство для переговоров и начал опустошать Мавританию Тингитанскую, входившую в диоцез Испании.

Это усыпило бдительность римского командования. Воспользовавшись этим, вандалы захватили большую часть римских кораблей и увели их в Карфаген. Гидаций не без основания полагал, что среди римлян оказались предатели.

После такой неудачи Майориан не мог продолжать компанию. Когда Гензейрих вновь запросил мира, Майориан, как утверждает Иоанн Антиохийский, «прекратил внезапно войну на позорных условиях и удалился».

По новому договору вся Мавритания (и в том числе Тингитанская, входившая в диоцез Испании) и Триполитания признавались вандальскими владениями. Империя отказалась от всех притязаний на провинции в Африке.

Все это подорвало популярность Майориана и дало возможность подняться партии Рецимера, состоявшей из предводителей и офицеров варваров-наемников. Эта фракция господствующего класса была заинтересована в сохранении Империи, но добивалась для себя ключевых позиций в армии и политической жизни.

Патрицианская знать всегда с высокомерием смотрела на представителей этой партии и, признавая ее большие заслуги в подавлении революционных и сепаратистских движений, стремилась удержать ее в положении послушного исполнителя своей воли. В первой же из изданных им новелл Майориан подчеркнул, что Рецимер будет руководить только армией.

Признание власти императора в Галлии и Испании показало, что в государстве еще сохранились силы и традиции, которые могут лишить представителей партии Рецимера высоких постов в армии и не допустить их к ключевым позициям в политической жизни. Поэтому Рецимер был заинтересован в поражении антивандальской экспедиции. Его партия не только ничего не сделала для обеспечения победы, но, быть может, виновата в том предательстве, о котором упоминает Гидаций.

Иоанн Антиохийский рассказывает, что Рецимер задумал свергнуть Майориана еще тогда, когда тот выступил из Испании в Рим. Очевидно, неудача похода способствовала осуществлению этого замысла.

Когда Майориан отпустил наемников и направился со своей свитой в Италию, Рецимер встретил его у Дортона (Тортона) возле реки Ира, сорвал с него пурпурные одеяния и обезглавил. Как говорит Гидаций, Рецимер действовал «по недоброжелательству и совету завистников».

Ключевые позиции в политической жизни Империи заняла партия Рецимера, ставшего фактически правителем. Однако, будучи варваром и арианином, он не мог занять императорский трон. Рецимер провозгласил императором Либия Севера (ноябрь 461 - август 465), являвшегося его марионеткой.

Новое правительство также не могло обеспечить обороны Империи, так как не располагало необходимым для этого флотом.

Вандалы безнаказанно грабили все южное побережье Европы. Ежегодно, обычно весной, они совершали пиратские набеги на Сицилию, Италию, южное побережье Галлии и, избегая нападений на города, где находились военные гарнизоны, опустошали села и неукрепленные местности.

Более всего, следовательно, страдали от них колоны и мелкие свободные крестьяне. Италия не имела военного флота, а Византия не могла прислать своего — он был нужен для защиты, ее берегов от вандальских пиратов. Поэтому на просьбы Рецимера о помощи византийское правительство, ссылаясь на свой мирный договор с вандалами, отвечало отказом.

Единственная сила, на которую могло рассчитывать правительство Либия Севера, это материальные и людские ресурсы Галлии, но галло-римская знать снова отошла от Империи и склонялась то на сторону Эгидия, признанного франками своим королем, то на сторону вестготского короля.

Вокруг Эгидия объединились сторонники свергнутого Майориана, видевшие в победе партии Рецимера угрозу своим привилегиям и возможность усиления варваров. Знать Нарбоннской провинции, в свою очередь, стала склоняться на сторону вестготского короля, надеясь найти в нем защитника ют пиратских набегов вандалов.

Рецимер решил прибегнуть к старому приему — натравить вестготов на Эгидия — и дал указание Галлу Агряпину, комиту римских войск в Нарбоннской провинции, передать ее вестготам в обмен на помощь против Эгидия.

Магистр римской армии Эгидий, имевший поддержку не только франков, но и значительной части местного населения, одержав победу над вестготами в сражениях у Арля и Орлеана, не допустил расширения вестготских владений за счет Нарбоннской провинции. В битве у Орлеана погиб Фредерик, брат Теодориха II. Интересно отметить, что на стороне Эгидия сражался и Хильдерик, несмотря на то, что Эгидий занимал его трон.

После поражения вестготов Рецимер направил в Галлию бургундские войска во главе с их королем Гундобавдом, который был назначен магистром римских войск в Галлии вместо Эгидия, отступившего в Северную Галлию.

Салические франки, поддержавшие Эгидия на Луаре, чтобы не допустить вестготов на север, стали опасаться, что теперь он объединит галло-римскую знать в Северной Галлии и помешает им завоевать ее. Поэтому они заключили союз с рипуарскими франками и совместно выступили против Эгидия.

MaxBooks.Ru 2007-2015