Международные отношения в древней Европе

Усиление варварских королевств в Испании и Галлии. Падение Западной Римской империи

Победившая партия Рецимера в основном состояла из варваров. Это были выходцы из германских, аланских и гуннских племен, оторванные от своих соплеменников, но не сблизившиеся с местным населением, чуждым им по образу жизни, обычаям, традициям и религии. Они привыкли выполнять карательные функции внутри Италии, рьяно обрушиваясь на безоружных крестьян и горожан, но не желали воевать с таким сильным противником, как вандалы.

Поскольку варвар и арианин Рецимер не мог стать императором, его партия вновь начала искать такого кандидата па трон, который не пошлет ее против вандалов. Им оказался Олибрий, шурин Гензейриха.

Приск утверждает, будто еще после смерти Майориана Гензейрих добивался, чтобы императором избрали Олибрия, а невыполнение этого требования использовал как предлог для пиратских экспедиций в Италию. Иоанн Антиохийский также упоминает об этом.

Однако через пять недель после победы над Анфимием Рецимер умер от кровавой рвоты (18 августа 472 г.), а 2 ноября 472 г. скончался от водянки Олибрий. Место Рецимера занял Гундобавд, который 5 марта 473 г. облачил в пурпур Гликерия.

Правительство Гликерия не только не помогло овернцам в борьбе против вестготов, но даже ухудшило их положение.

В это время часть остготов во главе с Видимиром решила переселиться из Паннонии в Италию. Узнав об этом, Гликерий направил к Видимиру послов, которые вручили ему богатые дары и, расхвалив Галлию и Испанию, предложили текст договора, по которому остготам разрешалось поселиться в Южной Галлии. В соответствии с договором остготы

(около 10 тысяч воинов) двинулись в Южную Галлию и затем, заняв области Руэрга, Перигора и Лимузена, вступили в союз с вестготами. Следовательно, безопасность Италии

Гликерий обеспечил за счет Галлии, чем ухудшил положение овернцев.

Византийское правительство, не признавшее Гликерия, решило использовать борьбу среди правящих группировок на Западе и выдвинуть в императоры своего ставленника. Им оказался Юлий Непот, племянник Марцеллина, успешно воевавший против вандалов.

Он командовал большим флотом, обеспечивающим оборону берегов Адриатического моря от вандальских пиратов.

Император Лев I пригласил Непота в Константинополь, возвел в патриции, женил на племяннице императрицы и дал ему в помощь военную эскадру во главе с Домицианом.

Когда флот Непота и византийская эскадра в январе 474 г. подошли к Равенне и высадили десант, гарнизон и Гликерий оставили город и бежали в Рим. Но Рим закрыл перед ним ворота. Воины Непота взяли Гликерия в плен. Непот назначил его епископом Салоны, а сам облачился в пурпур. Однако римский сенат признал его только 24 июня 474 г.

Но в Византии вскоре произошли такие изменения, которые лишили ее возможности помогать Непоту. После смерти Льва I борьба за власть среди различных группировок знати ожесточилась, и император Зинон (474-491) отозвал эскадру из Равенны.

Чтобы удержаться на троне, Непот призвал наемников из Паннонии, но и после этого его власть не распространилась за пределы Италии. Бургунды в Юго-Восточной Галлии и франки в Северо-Западной признавали его только номинально. Владения вестготов достигли Роны и охватили Арль, Массилию и другие города. В Испании вестготы заняли Пампилию, Сарагосу и соседние города. Хотя, благодаря сопротивлению местных жителей, вестготское завоевание Испании растянулось на двести лет, в 70-х годах V в. их военные успехи в целом были значительными.

Часть местных жителей Южной Галлии видела в вестготах защитников или союзников в борьбе с вандальскими пиратами. Зато жители отдаленных от побережья провинций оказывали вестготам решительное сопротивление.

Крестьяне Оверни, опираясь на общинные организации, препятствовали вестготскому наступлению неожиданными засадами и нападениями. Столица Оверни, Клермои, стала центром народного сопротивления захватчикам, главную силу которого составляли отряды народного ополчения.

Овернцы полагали, что Юлий Непот поможет им в борьбе против вестготов. Его первые шаги давали основание для такой надежды: он дал Экдицию, сыну бывшего императора Авита и брату жены Аполлинария Сидония, титул потриция, обещанный еще Анфимием.

Тем временем вестготы, не прекращая осады Клермона, предприняли наступление на Вторую Нарбоннскую провинцию и Приморские Альпы, откуда открывался путь на Италию.

Равеннский двор, не имевший сил для отпора, спешно поручил квестору Лициниану начать с вестготами мирные переговоры.

Апполинарий Сидоний надеялся, что Лициниан отстоит интересы Оверни. Но вестготы не приняли предложений посла и продолжили наступление. Над Италией нависла угроза. Тогда Непот поручил переговоры специальной комиссии в составе епископов Арля и Второй Нарбоннской провинции. У Аполлинария Сидония возникло подозрение, что они предадут Овернь.

В письме к Греку, епископу Массилии, он писал: «Вот так нас отблагодарили за сражения, пожары, эпидемии, за то, что мы проливали кровь врага, за то, что нас билн и мучили голодом. В ожидании этого мира мы вырвали и съели всю траву в трещинах наших укреплений. И вот, за такой патриотизм нас отдают в жертву. Краснейте за этот постыдный договор. Он не принесет вам ни пользы, ни славы. Уничтожьте этот постыдный договор. Если необходимо еще вынести осаду, сразиться и терпеть голод — мы согласны. А если нас уже предали, нас, не сломленных готской силой,— это следствие вашей трусости, придумавшей пункты договора с варварами... Другие провинции, уступленные варварам, обречены на порабощение, овернцы — на казни и уничтожение.

Если вы не можете помочь нашему отчаянному положению — молитесь за народ, теряющий свободу. Готовьте земельные наделы для изгнанников, пищу беженцам и выкуп для взятых в плен. Если наши стены откроются врагу — пусть ваши не закроются перед беженцами».

MaxBooks.Ru 2007-2015