Международные отношения в древней Европе

Галлия, Испания и романизованная Африка в 476-493 годы - страница 2

После битвы при Суассоне (486) и поражения Сиагрия, бежавшего к вестготскому королю Алариху, но выданного им и казненного Хлодвигом, эта часть Галлии была захвачена франками. Как об этом можно судить на основании источников, после смерти Сиагрия регулярные воинские части, сдавшиеся Хлодвигу, некоторое время сохраняли свою организацию и знамена, взамен передав ему местность, которую обязаны были защищать.

Однако, несмотря на поражение Сиагрия и капитуляцию регулярных войск, жители Северо-Западной Галлии оказали франкским завоевателям самое решительное сопротивление. В «Житии Женевьевы» сохранился рассказ об упорном сопротивлении народных масс Парижа (Лютеции) франкам. Одна рукопись жития говорит о пятилетнем сопротивлении, остальные — о десятилетнем.

Автор жития рассказывает, что парижане десять лет отстаивали город, несмотря на то, что они не могли надеяться на помощь регулярных войск и не имели запасов продовольствия. Даже когда запасы совсем иссякли, горожане не ослабили оборону и послали Женевьеву за помощью и продовольствием в Труа и Арси-на-Обе, поскольку ближайшие к Парижу местности были опустошены завоевателями и не могли им помочь. «Житие Максима» повествует о длительном сопротивлении Вердена. Григорий Турский сохранил свидетельство об упорном сопротивлении жителей Нанта.

Такие обстоятельства заставили завоевателей искать союзников среди епископов и идти на определенные уступки местному населению. Все это, как и опасность вторжения саксов, помогло франкам утвердиться в части Галлии.

Подтверждением союза завоевателей с социальной верхушкой галло-римлян и епископами, имевшими в городах большое влияние, явилось принятие тремя тысячами франков христианства по католическому обряду в 496 г. В дальнейшем этот шаг сыграл важную роль в завоевании Галлии и в победе франков над другими племенами. Несмотря на этот союз, по свидетельству автора «Жития Ремигия», франкам понадобилось пять лет, чтобы границы их владений достигли Сены. Несомненно, это связано с упорным сопротивлением народных масс, поскольку организованного противодействия воинских частей не было.

Григорий Турский пишет, что когда жители Нанта успешно выдержали двухмесячную осаду саксов и те отошли от города, франки заключили с горожанами союз против саксов.

Из рассказа Прокопия -Кесарийского известно, что франки не могли одолеть арборихов силой и поэтому сочли их достойными товарищами и породнились с ними. Трудно судить, кого Прокопий называет арборихами: армориканцев вообще (жителей области между Сеной и Луарой), жителей полуострова Арморика (Бретань) или аборигенов (местных жителей вообще, галло-римлян).

Возможно, что ко времени Прокопия союз, заключенный между жителями полуострова Арморики и франками для совместной борьбы против саксов, и обусловленный сопротивлением армориканцев, союз франков с их определенной частью, рассматривался как единый факт.

Во всяком случае, известно, что епископы Галлии стали союзниками франкского короля Хлодвига в его завоевательных походах против вестготов и бургундов.

В Юго-Восточной Галлии расширили свои владения бургунды. Уже в 475 г. они овладели долиной Роны и Провинцией, которую в 480 г. завоевали вестготы. Но в 494 г. она вновь оказалась в руках бургундов, которые владели ею до 500 г.

В этой части Галлии роль бургундов была двойственной. Они выступали союзниками народного ополчения Оверни, противостоявшего вестготам, и народных масс верхнего бассейна Рейна, боровшихся против алеманнов. Но вместе с тем они пытались установить свое господство. Это стремление встречало упорное противодействие местных жителей, свидетельством чего является их сопротивление бургундам под руководством Гилидия и восстание в Вайсоне.

Эти обстоятельства заставили бургундскую знать пойти на новые уступки местным жителям, что зафиксировано в Бургундской правде и римском кодексе. По той же причине бургундская знать, ранее поддерживавшая четырех сыновей своего прежнего предводителя Гундиоха (Гундобавд, Годегизиль, Хильперих и Гундемар), враждовавших между собой, сплотилась вокруг Гундобавда (при этом Хильперих и Гундемар были убиты, а Годегизиль подчинился Гундобавду) и заключила союз с франками, скрепив его выдачей замуж за Хлодвига Клотильды, племянницы Гундобавда. Это помогло бургундам занять к концу V в. бассейн Роны.

Бургундская знать маскировала свою власть полномочиями, якобы полученными от Империи. Но, как отметил автор одного жития, «тогда короли не обращали внимания на права Империи и не думали о верховной власти римского государства, а управляли от своего собственного имени и действовали силою своей личной власти».

Различные титулы и знаки достоинства, которых до 476 г. варварские короли добивались у императора Запада, а после 476 г. у Византии, являлись лишь формой, прикрывавшей новое содержание их власти. Соблюдение этой формы было вызвано рядом причин и в том числе сопротивлением народных масс завоевателям. Принимая старые титулы и знаки достоинства, варварские короли стремились легализовать свою власть, показать себя законными преемниками и полномочными представителями императоров, надеясь этим привлечь на свою сторону местную знать и парализовать народное сопротивление.

Кроме того, феодальная политическая настройка создавалась из остатков рабовладельческих и первобытнообщинных институтов. К тому же, между рабовладельческой и феодальной формациями было много общего, что давало возможность использовать старые учреждения для поддержания развивавшихся феодальных порядков.

MaxBooks.Ru 2007-2015