Международные отношения в древней Европе

Остготы и Византия в 70-80-е годы V века

После распада гуннского военно-племенного союза остготская знать пошла на союз с Византией и получила разрешение поселиться в Паннонии. Заняв ее, остготы выдавали себя одновременно и за покровителей соседних племен и за защитников от них Византии, находя при этом поводы грабить обе стороны.

В правление императора Зинона (474-491) позиции остготов на Балканском полуострове окрепли и их роль в политической жизни Византии возросла.

Зинон вел сложную игру с предводителями двух остготских дружин — Теодорихом Амалом и Теодорихом Триарием, пытаясь использовать противоречия между ними для превращения остготов в орудие своей политики. Однако в 479 г. оба Теодориха помирились и предъявили Византии непомерные требования.

Тогда Зинон объявил им войну.

Малх свидетельствует о популярности этой войны среди византийцев. «Воины до такой степени желали показать себя, что те из них, которые раньше откупались от участия в походе, теперь давали деньги на разрешение участвовать в нем». Это решило исход войны — дружина Теодориха Амала, наступавшая на Константинополь, была отброшена.

Окрыленный этой победой, константинопольский гарнизон решил высказать свое недовольство политикой правительства. Опасаясь восстания воинов, правительство вывело их из столицы и снова стало заигрывать с остготскими предводителями, которые решили использовать создавшееся положение для установления собственного политического господства. Теодорих Триарий предпринял наступление на Константинополь, выдвинув предлогом защиту города и императора, а Теодорих Амал грабил Фракию, уведя весь скот и убивая земледельцев.

Вместо того, чтобы организовать решительный отпор остготам, византийское правительство пошло на уступки одной из дружин, пообещав ее предводителю, Теодориху Триарию, пост военачальника и продовольствие для 13 тысяч воинов. Тогда горожане начали брать дело обороны в свои руки. Так, жители Фессалоники свергли статуи Зинона, арестовали эпарха, избрали из своей среды полководца и сами организовали защиту города. Остготы даже побоялись его осаждать.

Византийское правительство оказалось в затруднении: в столице в ряде городов усиливалось недовольство его политикой и назревала социальная опасность, дружина Теодориха Триария наступала на Константинополь, а дружина Теодориха Амала, ограбив Фракию, двинулась в Новый Эпир. Правительство начало искать силы, которые можно было бы противопоставить и социальной опасности, и остготам.

Соседями Византии в Подунавье были скиры и гепиды, алеманны и руги. Их можно было призвать для борьбы с остготами. Но это казалось рискованным: среди тружеников Империи было много выходцев из соседних племен, и появление вспомогательных войск, состоящих из их соплеменников, могло усилить социальную опасность. Приходилось рассчитывать на помощь более отдаленных племен, выходцев из которых не было среди местного населения.

В поисках новых и надежных союзников византийское правительство обратилось к булгарам. Об этом Иоанн Антиохий-ский сообщает так: «Два Теодориха снова приводили в смятение дела ромеев и опустошали города близ Фракии, вынудив Зинона в первый раз склониться к союзу с так называемыми булгарами». В следующем отрывке хронист рассказывает о победе Теодориха Триария над гуннами и его неудачных попытках захватить Константинополь.

Сторонники теории гуннского происхождения булгар объединяют оба эти отрывка и говорят о тождестве наименований «гунны» и «булгары», что противоречит смыслу рассказа Иоанна Антиохийского, который утверждал, что Византия впервые стала на путь союза с булгарами. О гуннах этого нельзя было сказать, так как Византия не раз прибегала к их помощи. Анализ приведенных Иоанном Антиохийским фактов и событий того времени дает основание утверждать, что союз с булгарами был заключен летом 479 г., поскольку осенью того же года, после победы византийцев над остготами возле Кандавии (западнее Орхидского озера) необходимость в их помощи отпала. Вероятнее всего, были приглашены булгары из Средне-Дунайской низменности, поскольку только оттуда они могли так быстро прийти на помощь через Бононию (Видин), Наис, Стоби — на Лихнид (Охриду), где сосредоточивались силы для борьбы против остготов. Это нашло свое отражение в глоссе к тексту болгарского перевода хроники Константина Манасии, утверждающей о том, что булгары, появившись на Дунае в 475 г., перешли реку у Видина и начали занимать сначала землю Орхидскую, а затем и остальную.

Остготы Теодориха Триария были разбиты византийцами дважды: под стенами Константинополя и при попытке переправиться в Вифинию, после чего оставшиеся 30 тысяч человек направились в Грецию. Их предводитель погиб в 481 г., а сменивший его Рекитах, поглощенный борьбой со своими опекунами, не был опасен Византии.

Остготы Теодориха Амала были разбиты в 479 г. в битве у Кандавии и в 483 г. пошли на союз с императором Зиноном, получив для постоя прибрежную Дакию с частью Нижней Мёзии.

На несколько лет остготы вновь стали надежной карательной силой в руках императора.

Зинон даже пригласил Теодориха Амала в Константинополь, устроил ему пышный прием, дал звание магистра византийских войск во Фракии и звание консула на 484 год. Казна оплатила все расходы Теодориха. Была поставлена бронзовая статуя, изображавшая его на коне. Такие почести воздавались только цезарям.

Остготы жили за счет местных жителей. Но прибавочного продукта явно не хватало, чтобы прокормить 200 тысяч человек. Остготы отбирали и необходимый продукт, что вызывало постоянные столкновения между ними и земледельцами. Когда местность была окончательно разорена, остготы послали ходоков к Теодориху Амалу с требованием, чтобы добился предоставления земли, которая бы их кормила.

Теодорих Амал оставил Константинополь и отправился в Новее. Там он собрал большой отряд и двинулся с ним на Константинополь, разоряя местных жителей. Подойдя к Мелантиаде, где находилась летняя резиденция императора, Теодорих потребовал разрешения на завоевание Италии.

Возможно, что и Зинон вынашивал подобный план: остготская помощь против Илла и Леонтия, выступивших против него, уже не требовалась (в 488 г., после пятилетней осады, крепость Папарио в Исаврии была взята и их казнили), а пребывание остготов на Балканах стало опасным. Главное же заключалось в том, что остготы восстановили против себя и местных жителей, и соседние племена. Соотношение сил оказалось явно не в пользу остготов. Их попытка установить свое господство вызывала всеобщее сопротивление. Вынужденные искать страну, где соотношение сил могло сложиться в их пользу, остготы двинулись в Италию.

MaxBooks.Ru 2007-2015