Международные отношения в древней Европе

Борьба народных масс романизованной Африки против вандалов и наступление мавритано-берберов в конце V — начале VI века

Политическая обстановка, сложившаяся в романизованной Африке после переворота Одоакра, не изменилась и после завоевания Италии остготами, которые, несмотря на свои великодержавные притязания, не предъявляли претензий на Африку. Однако вандальская знать не отказалась от военно-арианского террора и не пошла на сближение с местными жителями.

Даже предатели из местной знати, верно служившие ей и отличавшиеся особой жестокостью в обращении с африкано-римлянами и католиками, не получили прежних привилегий. Отношения вандалов с соседними мавритано-берберскими племенами внутренних горных и пограничных районов резко ухудшились, так как вследствие своего внутреннего развития и притока родственного им романизованного населения, спасавшегося от вандальского террора, эти племена значительно усилились.

Поскольку основная масса вандалов вела паразитический образ жизни, местное население видело в них врагов и эксплуататоров.

К тому же процесс разложения первобытнообщинного строя начался у вандалов задолго до их прихода в Африку. В течение жизни четырех поколений они были федератами Римской империи в Паннонии, и римские порядки оказали на них огромное влияние. Землю, отнятую у местных жителей Проконсульской Африки, как и императорские владения, они разделили как наследственную собственность. Их поселение в стране не привело к распространению маркового строя и, следовательно, они не оказали положительного влияния на развитие поземельных отношений.

Вследствие этого вандалы не были сплочены настолько, чтобы их основная масса могла противостоять притеснениям со стороны более сильных, более богатых, выдвинувшихся из их же среды. Положение завоевателей и эксплуататоров, объединяя их, в то же время порождало между ними противоречия и отделяло их от основной массы местных жителей.

Часть африкано-римской знати и духовенства, приняв арианство, перешла на службу к вандалам и заняла важные посты в государственном управлении.

Однако основная их часть придерживалась старой веры (донатизма, католицизма), а большинство католического духовенства, имевшего влияние среди, городских жителей, осталось враждебным вандалам-арианам, грабившим их церкви. Часто выступали против вандалов и многочисленные в романизованной Африке секты, особенно манихеи.

Этим воспользовались соседние мавритано-берберские племена. Их наступление стало успешным в правление Гуннериха (477-484). В правление Тразамунда (496-523) они разбили вандалов в Триполитании, а затем в Ситифенской и Цезарейекой Мавритании и отчасти в Нумидии. При Хильдерихе (523-530) мавритано-берберы вытеснили вандалов из Бизацены.

Наступление мавритано-берберов было вызвано развитием у них оседлого земледелия и, следовательно, потребностью в плодородных землях. Этот процесс сопровождался ростом могущества родоплеменной знати, захватившей лучшие земельные угодья. До прихода вандалов внутриплеменные противоречия несколько ослаблялись тем, что часть знати находила себе службу во внутренних и пограничных войсках романизованной Африки. После прихода вандалов этот путь обогащения оказался закрытым.

Мавритано-берберская знать понимала, что одолеть вандалов можно только в союзе с африкано-римлянами, и поэтому пошла на уступки, выразившиеся в отношении к африкано-римлянам и в титуловании своих правителей. Предводитель племен Ореса, Мастиес, после переворота Одоакр а в Италии провозгласил себя императором и носил этот титул сорок лет. В посвященной ему надписи сказано, что он не совершил клятвопреступления и не нарушил верности ни римлянам (африкано-римлянам), ни маврам. Современник Тразамунда, мавританский правитель Масуна в надписи, относящейся к 508 г., именуется царем мавританских племен и римлян.

Наступательные успехи мавритано-берберов вынуждали вандальских королей искать поддержки у местной знати и идти на некоторые уступки. Так, уже Гуннерих (477-484) по просьбе византийского императора согласился, после 24-лет-ией вакансии, назначить католического епископа Карфагена и, в интересах католических епископов, усилил преследование манихеев.

Однако как только внешнеполитическое положение вандальского королевства несколько улучшалось, эти уступки немедленно аннулировались и преследования католиков возобновлялись. Тот же Гуннерих приказал всем чиновникам перейти в арианство, а непокорных сослал в Сицилию и Сардинию. Он поставил у дверей католических базилик Карфагена палачей и приказал им скальпировать всех, кто в вандальской одежде осмелится переступить их порог. Эти скальпы носили по городу для устрашения непокорных.

Король Гунтамунд (494-496) вернул карфагенского епископа из ссылки и разрешил католическую церковную службу. С его согласия ученый Фелициан «открыл школу, возвратил Карфагену литературу и объединил на своих лекциях варваров и римлян». Гунтамунд покровительствовал поэтам, заставляя их прославлять вандальское иго. До нас дошла латинская антология, в которой собраны произведения придворных поэтов вандальского короля.

Их авторы старались завуалировать тяжелую действительность. Малейшее проявление оппозиции или прославление политических деятелей и порядков довандальского периода жестоко каралось. Блосий Эмилий Драконций, поэт большого поэтического дарования, отличающийся начитанностью в римской литературе, вместе с семьей был брошен в тюрьму за похвальные строки в адрес римских императоров. Там он пробыл долгие годы и был настолько сломлен этим, что писал письма, в которых униженно обещал воспеть кровавые подвиги вандалов в случае своего освобождения.

Дальнейшие наступления мавритано-берберов привели к новым попыткам сближения вандалов с местной знатью. Король Тразамунд (492-523) вызвал из ссылки Фульгеиция и поручил ему составить соглашение о примирении между католическими и арианскими епископами. Фульгенций написал полемическое сочинение «Против ариан» и памятную записку Тразамунду, настаивая на переходе ариан в католицизм, что означало и возвращение католической церкви отобранных у нее богатств.

Поэтому арианские епископы добились прекращения переговоров и ссылки Фульгенция в Сардинию. Тогда Тразамунд решил заручиться поддержкой остготов. Он женился на сестре Теодориха Амалафригде и получил от него шесть тысяч воинов, чтобы с их помощью противостоять местным жителям.

В начале VI в. соотношение сил сложилось явно в пользу мавритано-берберов, опиравшихся на поддержку местных жителей, и вандальское королевство было обречено на гибель. Только рознь между мавритано-берберскими племенами и постоянная опасность, угрожавшая им со стороны кочевников, особенно верблюдоводов, не дававшая возможности бросить все силы против вандалов, помогла им продержаться до 30-х гг. VI в.

В поисках спасения Хильдерих (523-530) даже пошел на союз с Византией и разрешил свободу вероисповедания.

Стремление вандальской знати найти опору в иноземной помощи обнаружило ее слабость. Этим воспользовалась Византия. Когда Гелимер сверг Хильдериха, Византия, объявив себя его защитником, выступила против вандалов, нанесла им поражение, уничтожила их королевство, а самих вандалов переселила в диоцез Азию. Однако господство Византии принесло романизованной Африке не меньше бедствий, чем вандальское иго.

Итак, нежелание вандалов считаться с интересами местного населения, в конечном счете, привело к гибели их королевства.

MaxBooks.Ru 2007-2015