Международные отношения в древней Европе

Международные отношения в Подунавье в конце V — начале VI века - страница 2

Византийские писатели, хорошо знакомые с внешнеполитическими событиями, не дают оснований для этого. Когда Агафий и Менандр рассказывают об утигурах и кутригурах, они прибавляют к их собственному названию еще и общеплеменное и называют их «кутригурогунны», «утигурогунны». Ничего этого нет при написании писателями IV-VII вв. имени булгары. Кроме того, набеги булгар не совпадали с набегами кутригуров и утигуров ни территориально, ни хронологически. Булгары нападали на Византию за 50 лет до их появления в Подунавье и играли значительную роль и после того, как эти племена были забыты.

Хронист Захарий Ритор, перечисляя племена Прикаспия, называл булгар («бургар») и кутригуров («куртаргар») двумя разными народами, подчеркивал, что булгары — народ языческий и варварский, имеющий города и свой особый язык. Иордан, упоминая тех и других, отличал булгар от гуннских племен. Вероятно, Прокопий, Агафий и Менандр не рассказали о булгарских набегах потому, что они были менее значительными, чем нападения кутригуров и славян.

Воспользовавшись широкой поддержкой булгар и других федератов, Виталиан захватил провинции Скифию, Фракию, Мёзию, Европу и дошел до Константинополя. Однако размах восстания напугал его самого. Поэтому Виталиан пошел на соглашение с правительством Анастасия, но, столкнувшись с нарушением договора, вновь выступил против него. Однако на этот раз Виталиан уже не имел такой поддержки.

Об этом свидетельствуют и небольшие масштабы военных операций, часто сводившихся к грабежу, и менее массовый характер восстания, что дает основание видеть в нем всего лишь военный мятеж. Но и на этот раз, получив от императора большие подарки и огромный выкуп за пленных, Виталиан примирился с ним.

Вероятно, булгары не приняли участие во втором выступлении Виталиана и к ним не относятся условия соглашения между Виталианом и Анастасием. Это видно из того, что через некоторое время после заключения мира булгары вторглись в страну. Точной даты этого события источники не сохранили.

Почти одновременно с булгарами на Балканский полуостров ворвались геты. В 517 г., по свидетельству Марцелли-иа Комита, были опустошены обе Македонии и Фессалия, всадники-геты совершали грабежи до Фермопил и границ древнего Эпира.

Кто же такие геты?

И. Радонич в специальной работе утверждает, что под этим именем Марцеллин Комит подразумевает гуннов и булгар. И. Дуйчев отождествляет гетов со славянами, смешаиными с булгарами. Однако ни Радонич, ни Дуйчев для подтверждения выдвинутых ими гипотез не приводят доказательств, основанных на бесспорных свидетельствах источников.

Вероятно, Марцеллин Крмит, не зная этнической принадлежности всадников, совершивших нападение в 517 г., назвал их гетами на том основании, что они явились из бывшей провинции Дакии, оставленной римлянами в 271 г., где в старину жили геты. Долгое время здесь жили готы (вестготы), поэтому Клавдий Клавдиан называл их гетами, а Иордан отождествлял историю обоих народов. Но готские племена ушли на Запад (вестготы в 408 г., остготы в 488 г.) Поэтому свидетельство Марцеллина Комита относиться к ним не могло.

Некоторую ясность в этот вопрос вносит изучение маршрута движения всадников-гетов. Они явились из-за Дуная. Следовательно, наиболее удобный для них и самый прямой и короткий путь в обе Македонии и Фессалию лежал через Наис и дальше на Скупи, а также через Оескус на Сердику и Стоби. Несомненно, всадники могли двигаться только этими путями. Поэтому можно предположить, что они явились из Средне-Дунайской низменности, из древней провинции Дакии. Описывая совместное выступление булгар с гепидами против остготов в 488 г., мы говорили о нахождении булгар в той области.

В 491 г. булгары, вторгшиеся во Фракию, также могли прийти только из Дакии (через Оескус на Филиппополь). Исходя из этих рассуждений, всадники, которых упоминает Марцеллин Комит под именем гетов, могли быть булгарами. Однако Марцеллин Комит хорошо знал булгар и правильно называл их при описании связанных с ними событий 499 и 502 гг. Позже, например в 530 г., он отмечает борьбу византийского полководца Мундона с гетами в Иллирии и булгарами во Фракии. Поэтому, несомненно, в хронике Марцеллина Комита геты и булгары не одно и тоже этническое название.

Феофилакт Симокатта (начало VII в.) утверждает, что геты — это славяне. В другом месте он подтверждает, что гетами в старину называли славян. Следовательно, геты, о которых рассказывает Марцеллин Комит в 517 г., это славяне, которые жили тогда в Подунавье по соседству или вперемежку с булгарами и нападали на обе Македонии из области поселения древних гетов, за что и получили такое название.

Почти одновременные вторжения славян и булгар, даже в том случае, когда между ними не было соглашения, обеспечивали им успех, поскольку Византии приходилось распылять свои силы. Успехи булгар объясняются и тем, что участие в восстании Виталиана сблизило их с местным населением и военными гарнизонами. Зонара прямо утверждает, что булгары не встречали никакого сопротивления со стороны византийских войск. Кроме того, Византия была занята на Востоке, где напрягала все силы, чтобы вернуть Феодосиополь и Амиду, захваченные персами.

Неспокойно было и внутри страны. В правление Анастасия «поднялось восстание среди народа и, особенно, крестьян». В столице восставшие пытались свергнуть Анастасия и провозгласить императором Аэробинда. Но восстание приобрело такой размах, что Аэробинд предпочел бежать из Константинополя. Имущие классы охватила паника. Император Анастасий бросил корону и, переодевшись, скрылся из дворца.

Восставшие жгли дворцы знати, чинили расправу над представителями господствующей группировки, «рубили серебро топорами и делили его между собой». При таком положении византийскому правительству было не до организации сопротивления булгарам и славянам.

В годы правления Юстиниана (527-565) вторжения булгар, славян и других задунайских племен также происходили почти одновременно. Иногда булгары и славяне выступали вместе.

Как уже было сказано, в первые годы правления Юстиниана, Иордан отмечает борьбу против герулов, гепидов и булгар, а для середины VI в. — почти ежедневные вторжения булгар, антов и склавинов (славян). Прокопий Кесарийский также говорит о ежедневных набегах гуннов, славян и антов, а Марцеллин Комит — о частых вторжениях гетов (славян) и булгар.

Эти свидетельства дают основание видеть главную причину успеха булгарских и славянских вторжений в том, что они происходили в период обострившейся внутренней борьбы и в обстановке общего натиска соседних с империей племен.

В 530 г. Византия вела борьбу с булгарами во Фракии и гетами (славянами) в Иллирии. Об этом у Марцеллина

Комита сказано: «Мундон начальник обоих видов иллирийских войск, незадолго до того первым из римских полководцев напал на гетов, рыскавших по Иллирии, и обратил их в бегство. Затем, в это же консульство, тот же полководец, удачливый благодаря своей храбрости, отправился во Фракию, где успешно сразился с грабившими ее булгарами, истребив в бою пятьсот из них».

В 532 г. Хильбудий, наместник во Фракии, получил задание охранять границу по Дунаю и превратить ее в непреодолимую преграду для задунайских племен. Два года Хильбудий успешно сдерживал натиск славян, но в 534 г. он погиб в одной из битв. Славяне и другие племена устремились через Дунай на Балканы.

MaxBooks.Ru 2007-2015