Международные отношения в древней Европе

Заключение

Таким образом, характер международных отношений в Европе IV-VI вв. определялся тем, что в ее романизованных провинциях шло разложение рабовладельческого строя и распространялась система колоната, при которой было выгодно закрепощать местных жителей, а в качестве карательной силы, направленной против крестьян и горожан, сопротивлявшихся закрепощению, использовать варваров. В этот же период в варварском мире происходило разложение родоплеменного строя и шел процесс классовой дифференциации, ведшей к поляризации, к выделению и сплочению знати, стремившейся к закрепощению своих соплеменников и к расширению экономической базы путем войн и вторжений в чужие страны.

В таких условиях войны варварских племен против Рима потеряли тот справедливый характер, который был им присущ, когда они отстаивали свою независимость от Рима, и стали такими же захватническими, несправедливыми, как и войны Римской империи.

Поскольку местная знать романизованных провинций нуждалась в военной силе для подавления сопротивления местных жителей закрепощению, она сама открывала варварам римские границы, надеясь использовать их военную силу в своих интересах и в случае социальной опасности найти защиту у их королевской власти. Это способствовало возникновению в римских провинциях варварских королевств, ставших центрами сплочения не только варварской, но и местной знати и помогавших ей закрепощать не только основную массу местных жителей, но и рядовых варваров.

Колонны, рабы, неимущие горожане, боровшиеся против местных эксплуататоров и чиновников фиска, оказывали упорное сопротивление и варварам, тем более что задолго до массовых вторжений варваров они знали их в качестве военных наемников. Эта борьба ускоряла переход варваров к производственной деятельности и заставляла их отказываться от войны и грабежей, как источника существования, что в свою очередь способствовало установлению соседских отношений между варварами и местными жителями.

Кроме того, такое сопротивление вынуждало варварскую знать сплачиваться вокруг короля и присоединять к себе остатки римской знати, используя ее опыт господства, что вело к усилению королевской власти. При этом формы отчуждения прибавочного продукта у местных тружеников менялись. Единовременный грабеж сменялся отношениями дани, а с образованием варварских королевств дань заменялась налогом.

При этом королевская власть оказывалась заинтересованной в защите своих налогоплательщиков от других претендентов на прибавочный продукт и в увеличении своей доли при его получении, что требовало от нее создания определенных условий для производственной деятельности тружеников. Следовательно, ее интересы объективно совпадали с интересами местных жителей, хотя цели их были разными. Главное же, что они не совпадали с интересами Равеннского двора, стремившегося к наживе за счет провинций.

Поэтому определенные группы местных жителей видели в королевской власти своего защитника. В таких условиях существование правительства Западной Римской империи теряло смысл и только борьба между варварскими королевствами, различными группировками местной и варварской знати, опасность вторжения гуннов (до 469 г.) и вандалов (до 475 г.) оправдывала его существование. С ослаблением этой борьбы и с исчезновением внешней опасности произошло окончательное падение Западной Римской империи.

Обстановка в Западной Европе осложнилась еще больше. Отражение нападений новых племен затруднялось из-за отсутствия центрального правительства, способного объединить разрозненные силы, и борьбой между варварскими королевствами.

Необходимость организации обороны заставляла варварских королей идти на уступки местной знати и, отчасти, остальным жителям, что способствовало дальнейшему сближению варварских поселенцев с местными жителями. К тому же, эти поселенцы, став оседлыми и переходя к производственной деятельности, сохраняли прежнюю готовность к войне и обороне.

Переход варваров к оседлой жизни в римских провинциях и к производственной деятельности способствовал установлению соседских отношений и к распространению и возрождению маркового строя с присущим ему дуализмом — соединением мелкого крестьянского хозяйства с индивидуальным владением наделами полей и лугов, подлежащих общинному контролю и регулированию, с общим владением лесами, пастбищами, реками, озерами, пустошами, местами охоты и рыбной ловли. Это ускоряло развитие производительных сил.

Те варварские племена, которые в силу ряда причин не стали или не могли стать на этот путь, так и не смогли закрепиться на занятой ими территории (гунны в Подунавье, аланы в Галлии и Испании, аланы и вандалы в Северной Африке, кутригуры и авары в Подунавье).

В конце V — начале VI в. обострилась борьба между варварскими королевствами Запада. В каждом из них, вследствие дальнейшего общественно-экономического развития, ускоренного влиянием местных порядков и переходом к оседлому земледелию, углублялись процессы социальной дифференциации и образовалась могущественная феодализирующаяся верхушка, стремившаяся к увеличению своих земельных владений и толкавшая королей на расширение их территории за счет соседей. Это приводило к ожесточенным и непрерывным войнам между королевствами, что также способствовало сближению между местными жителями и поселившимися среди них варварами (особенно между франками и галло-римлянами).

Обстановка осложнялась тем, что в этот же период в варварских королевствах обострилась борьба между народными массами варваров и их феодализирующейся военной знатью, превратившейся в землевладельческую, но сохранившую военную власть. Обострился этот процесс и среди коренных жителей. Если раньше местная знать поддерживала римское господство, охранявшее ее классовые интересы, то в новых условиях она ориентировалась на варварских королей, надеясь в службе им найти источник доходов, а в их силе — защиту от социальной опасности.

При этом господствующий класс римских провинций жертвовал решительно всем; религией, политической свободой, родиной, если дело шло о подавлении революционных движений угнетенных классов. В то же время, народные массы, боровшиеся против римского господства и не смирившиеся с социальным угнетением и в варварских королевствах, решительно выступали против новых союзников местных угнетателей — варварских королей и варварской знати.

Образование Остготского королевства еще больше осложнило обстановку на Западе, поскольку Теодорих, отражая чаяния итало-римской знати, игравшей заметную роль в его королевстве, выступил с великодержавными претензиями и добивался их осуществления.

Внутренняя борьба в варварских королевствах и социальная дифференциация варваров, ведшая к исчезновению свободного крестьянства, являвшегося основной военной силой, ослабила их. Это привело к усилению тех варварских королевств, которые оказались более сплоченными и имели постоянный приток соплеменников.

Ослаблением варварских королевств Запада воспользовалась Византия, которая в 530-550-х годах предприняла ряд походов на Запад и победила вандалов, остготов и отчасти, вестготов. Вследствие того, что экономические возможности Византии и внутренняя стабилизация способствовали исполнению ее захватнических планов, возникла угроза для существования всех варварских королевств Запада. Однако она была ликвидирована натиском на Балканский полуостров булгар, а затем славян.

Этот натиск Византия пыталась ослабить привлечением на свою сторону кутригуров, а когда они, усилившись, стали опасными — аваров. Для самой Византии это привело лишь к возникновению сначала кутригурской, а затем и аварской опасности, а славянские наступления, прекратившиеся лишь на время, возобновились еще с большей силой, поскольку славяне, оказавшись на территории, захваченной аварами или по соседству, были вынуждены спасаться от них и искать места новых поселений на правом берегу Дуная.

Непрерывный натиск славян заставил Византию сдержать свое наступление на Западе, а затем отозвать оттуда свои войска и бросить их против славян. Это способствовало социально-экономическому развитию Вестготского королевства в Испании, Франкского — в Галлии, Лангобардского — в Италии, но не помешало славянам колонизовать в конце VI — начале VII вв. весь Балканский полуостров.

Византийское правительство было вынуждено приступить к покорению славян, а чтобы иметь для этого силы и средства, оно разработало мероприятия, направленные на защиту сельских общин, возродившихся в период славянской колонизации и являвшихся источником пополнения армии и извлечения доходов.

Так и на Балканском полуострове создались благоприятные условия для возрождения общин местных жителей и существования общин пришельцев, что сыграло значительную роль в социально-экономических преобразованиях, которые, как и на Западе, способствовали развитию феодальных отношений.

MaxBooks.Ru 2007-2015