Книга. Исследования и материалы. 1964 г.

Львовский Апостол Ивана Федорова 1574 года (по материалам львовских книгохранилищ)

Я. Д. Исаевич


В 1964 году отмечается 400-летие русского книгопечатания, а ровно через десять лет предстоит еще один юбилей — 400 лет со дня выхода Львовских Апостола и Букваря, первых печатных книг на Украине. Эта дата будет отмечаться в Украинской Советской Социалистической Республике как большой праздник украинской культуры, деятелем которой стал «друкарь-москвитин» Иван Федоров на протяжении последних лет своей жизни. Таким образом перед нами целое юбилейное десятилетие, которое должно дать толчок для новых исследований об Иване Федорове и его продолжателях, замечательных представителях русского, украинского и белорусского типографского искусства. Пока же приходится констатировать серьезные пробелы в изучении наследия первопечатника. Достаточно сказать, что до сих пор нет подробного библиографического описания изданий Федорова. Правда, в 1920-е годы предпринимались попытки начать такое описание всех кирилловских изданий XV-XVIII веков, в частности, на Украине были опубликованы исследования, в которых предлагалась методика максимально полного учета всех особенностей старопечатных книг.

Наряду с подготовкой к созданию сводных каталогов отечественных старопечатных изданий уже сейчас необходимо приступить к составлению полного библиографического описания кирилловских первопечатных книг, и в первую очередь изданий Ивана Федорова.

При подробном описании первопечатных изданий желательно учитывать особенности всех известных в настоящее время экземпляров. Различия в типографском выполнении, разный переплет, наличие современных записей, — все это обусловливает научную ценность накопления «квази-дублетов» старопечатных книг. Каждый экземпляр может иметь свою ценность для науки потому, что выявление различий, даже кажущихся на первый взгляд малозначительными, между отдельными экземплярами может много дать для выяснения истории данного издания.

В начале 1963 года автору этих строк удалось обнаружить в селе Вилке Львовской области неизвестный до сих пор экземпляр федоровского Апостола 1574 года — первенца книгопечатания на Украине. Цель настоящего сообщения — дать описание этого экземпляра в сравнении с другими доступными во Львове экземплярами. Такое сравнение позволяет сделать некоторые наблюдения, которые, как нам кажется, могут быть полезными для дальнейшего изучения наследия русского и украинского первопечатника, «друкаря книг перед тым невиданных» Ивана Федорова.

Как известно, Иван Федоров прибыл во Львов в 1572 году. В послесловии к львовскому Апостолу он вспоминал: «И в путь шествующими, многи скорби и бѣды обрѣтоша мя, не точiю долготы ради путнаго шествiя, но и презѣлному повѣтрею дышашу, и путь шествiя моего стѣсняющу, и просто рещи — вся злая и злых злѣе». Действительно, как указывает автор специальной работы по этому вопросу, эпидемия 1572 года в Речи Посполитой была самой тяжелой за весь исследованный им период (1450-1586). При этом наибольший размах она приобрела осенью 1572 года, но во Львове успокоилась с началом зимы и возобновилась лишь в следующем году.

Эти факты подтверждают, что Федоров прибыл во Львов осенью 1572 года и, очевидно, сразу же приступил к подготовительным работам для издания своего второго Апостола. Печатание длилось с 25 февраля 1573 года по 15 февраля 1574 года, причем сам Федоров был одновременно издателем и собственником типографии. О тираже издания можно судить на основании того факта, что сохранилось примерно столько же экземпляров Апостола, сколько и некоторых других львовских литургических изданий первой половины XVII века. А мы знаем, что тираж издании типографии братства обычно составлял 1200 экз. («табор»), иногда же был меньше (600-1000 экз.). Вероятнее всего, тираж первопечатного Львовского Апостола также заключается в пределах 1000-1200 экз. Дополнительным поводом в пользу такого предположения служит тот факт, что длительность печатания братских изданий Апостола тиражом 1000-1200 экз. немногим отличалась от времени, потраченного на это первопечатником. Правда, мы имеем сведения только о тираже издании Апостола за вторую половину XVII — начало XVIII веков (Архив Юго-Западной России, ч. I, т. 12, стр. 272, 369, 428, 429), однако техника печатания за это время не изменилась, а работников в типографии Федорова вряд ли было больше, чем в типографии Львовского братства.

Формат львовского Апостола — в лист, примерно 18х28 см. Книга имеет отдельный лист-фронтиспис с изображением герба Г.А. Ходкевича, 14 ненумерованных листов и 264 листа нумерованных справа внизу кирилловскими буквами. Некоторые из ненумерованных листов помечены справа внизу наклонными черточками, а именно: первый лист имеет одну черточку, второй — две, седьмой — три, восьмой — четыре, девятый — пять и десятый — шесть черточек.

Полные страницы состоят из 25 строчек текста, кроме этого на многих страницах имеются отпечатанные киноварью указатели чтений: одна строчка над текстом, одна или две под текстом. На ненумерованных листах, где указателей чтений нет, встречаются страницы с короткой 26-й строчкой внизу. Кроме указателей текстов, киноварью отпечатаны заглавия, часть инициалов и помет на полях.

С большим вкусом выполнено орнаментальное оформление Апостола: 51 заставка (с 20 досок), 23 инициала (с 6 досок), 47 концовок (с 11 досок). Кроме этого, имеются три гравюры в лист: упоминавшийся выше герб Г.А. Ходкевича, изображение апостола Луки в архитектурной рамке (л. 2 об.), типографская марка, в которую вмонтирован герб Львова (лев в городских воротах на фоне трех башен) и издательский знак самого первопечатник. Последние две гравюры вырезаны монограммистом «WS», причем автором рисунка Луки был, возможно, Лаврентий Пилипович (Лавриш Пухала).

Водяные знаки бумаги изданий Ивана Федорова до сих пор не изучены. Только И.П. Крипякевич в статье, опубликованной в федоровском номере журнала «Стара Украина» за 1924 год, исследовал вопрос о закупке первопечатником бумаги в Кракове и Буске1Город Буск (ныне Львовской области) был одним из древних центров бумажного производства на Украине., а также описал четыре водяных знака из Апостола 1574 года. В том же журнале были опубликованы выполненные М. Осинчуком уменьшенные рисунки указанных знаков (однако в рисунках не соблюдено соотношение размеров между отдельными знаками).

В обнаруженном в селе Билке экземпляре Апостола встречаются водяные знаки пяти разных типов:

  1. в виде креста, заключенного в подкову (так называемый герб «Тупая подкова»);
  2. в виде креста с двумя перекладинами;
  3. напоминающий стремя;
  4. с изображением герба «Елита» (три скрещенных скипетра);
  5. с изображением герба «Абданк».

Первая из перечисленных разновидностей встречается 44 раза: в первой части книги (до 157 л.) и в конце ее (лл. 259-274). Также в экземпляре Крипякевича2Судя по размещению водяных знаков, И.П. Крипякевич исследовал экземпляр библиотеки научного общества им. Шевченко (ныне в Львовской библиотеке АН УССР, экз. № 15350). «Тупая подкова» зафиксирована на лл. 1 -165 и в послесловии, всего 40 раз. В украинских архивах такой водяной знак широко встречается в документах 60-80-х годов XVI века, а в несколько видоизмененной форме — и позже.

Водяной знак в виде креста с двумя перекладинами отмечен в нашем экземпляре всего трижды (лл. 32, 38, 48), а в экземпляре проф. И. П. Крипякевича — четырежды (между 25 и 54 лл.). Этот знак приписывают бумажной мельнице монастыря Духаков в Пронднике под Краковом, хотя знаки из комбинации двух крестов изготовлялись также в Италии, Франции, Германии.

Водяные знаки львовского Апостола Ивана Федорова

Чаще всего зафиксирован знак третьего тина: как в нашем экземпляре, так и в экземпляре И.П. Крипякевича он вперемежку с другими знаками встречается от 53 л. до конца книги, всего 86 раз. К. Бадецкий сближает похожий, однако более упрощенный, знак с гербом «Лодзя» (ладья), однако в варианте из Апостола он более похож на стремя.

Большой интерес вызывает четвертый знак — герб «Елита» на щите. У нас он встречается четырежды (лл. 125, 164, 197, 242), у И.П. Крипякевича — трижды (от 124 до 158 л.). При этом в экземпляре из Билки можно различить две разновидности: первая изображена на рис. 1 (четвертый знак), вторая аналогична с изображением, опубликованным у И.П. Крипякевича, однако несколько больше по размерам. Львовский исследователь А. Мацкж установил, что водяные знаки этого типа, широко встречающиеся в документах украинских архивов, а также в острожских изданиях Федорова, принадлежат бумажной мельнице в с. Ливчици (возле г. Рудкп на Львовщине). Правда, архивные материалы об этой мельнице известны лишь начиная с 1590 года, однако она, бесспорно, действовала уже во времена Федорова. Это доказывается тем, что владельцами Ливчиц были шляхтичи Корытки, пользовавшиеся как раз гербом «Елита».

Как указывалось, в экземпляре из Вилки кроме четырех водяных знаков, описанных в публикации И.П. Крипякевича, имеется еще один тип водяного знака — с гербом «Абданк». Этот герб с фигурой, напоминающий латинскую литеру «W», хорошо известен исследователям латинской геральдики, так как именно этим гербом пользовался Богдан Хмельницкий. Он часто встречается на бумаге украинских документов второй половины XVI века и позже.

Водяной знак «герб Топор» из львовского Апостола Ивана Федорова

В одном из экземпляров из Львовской библиотеки АН УССР встречается еще один водяной знак, а именно герб «Топор на щите». Этот знак применяла бумажная мельница Тэнчинских в Крешовицах под Краковом. Известен документ 1577 года о том, что Иван Федоров через своего кредитора львовянина Сенька Сидляра передал в Краков на руки Мартина Сенника 50 злотых для погашения долга Федорова краковскому мастеру-бумажнику Лаврентию. Очевидно, речь идет о Лаврентии Линчевском, работавшем в 1581-1588 годах на Крешовицкой бумажной мельнице Тэнчинских. Находка в Апостоле водяного знака с гербом Тэнчинских свидетельствует, что Федоров покупал в кредит у Лаврентия Линчевского бумагу для своей типографии.

Перейдем теперь к общему описанию содержания Апостола. В состав его, кроме собственно апостольких книг, включены некоторые статьи, тематически с ним связанные. Они помещены в начале, после листа с гербом Ходкевича. Отдельные статьи выделены киноварными заглавиями, а именно:

  1. Сказаніе святаго Єпифанiя епископа кипрскаго одвунадесятехъ святыхъ апостолъ, гдѣ кождо ихъ проповѣда, и како скончашася, и святая ихъ тѣлеса гдѣ положена суть. (л. 1-3).
  2. Списанiе лѣт по навращенiи святаго апостола Павла изъявляющи время всѣх путiи его и откуду посланiя свои писаше (л. 3 об.—5).
  3. Избранiе святых семидесяти апостолъ Дорофея епископа тирьска (л. 5 об.— 9)3 Статей 1-3 нет в московском Апостоле 1564 г..
  4. О чюдесѣх святыхъ апостолъ, еже есть въ дѣянiих (л. 9 об. —10).
  5. Надписанiе начатокъ апостольскихъ дѣянiй, главъ (л. 10 об.—14).
  6. Сказанie извѣстно написанным в книзѣ сеи (л. 14)4Т.е. краткое оглавление (без указания страниц)..
  7. Святаго апостола Павла посланiя различна суть (л. 14 об.)5Это продолжение оглавления: перечень посланий апостола Павла..

После этого (на л. 14 об.) помещена краткая (8 строк) заметка о

составлении оглавления апостола и указателей апостольских чтении монахом Исаией в 6091 (т.е. 583) году. Далее — на 1-227 листах, нумерованных кирилловскими буквами, идет текст апостольских деяний и посланий апостолов. Перед каждым разделом — перечень глав и «сказанiе», иногда с комментариями по поводу следующего за ним текста.

На лл. 227-260 — указатели апостольских чтений, прокимнов и т.п. на весь год, а именно:

  1. Сказанiе извѣстно иже по вся дни (о антифонах и прокимнах — лл. 258-241).
  2. Соборникъ 12-тим мѣсяцамъ сказанiе коемуждо апостолу и избранным святымъ и праздникомъ, на литургiяхъ (лл. 242-254).
  3. Прокимни (л. 254 об.-259).

На лл. 260-264 послесловие — Сiя оубо повѣсть изъявляетъ откуду начася и како съвершися друкарня сiя.

В настоящее время известно довольно значительное количество экземпляров львовского первопечатного Апостола. Они имеются, в частности, в Государственной библиотеке им. В.И. Ленина и Государственном историческом музее в Москве, в Государственной публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде и в других собраниях не только СССР, но и за рубежом. Уже в послевоенные годы при ликвидации библиотеки Перемышльской греко-католической капитулы один из хранившихся там экземпляров Апостола поступил в отдел старопечатных изданий Национальной библиотеки в Варшаве.

Наряду с первопечатным Букварем львовский Апостол Ивана Федорова имеет особое значение в истории украинской культуры. Его любовно оберегают в библиотеках и музеях Украины, законно считая творение московского «друкаря» первенцем украинского книгопечатания. К сожалению, в хранилищах Украинской ССР имеется очень мало полных экземпляров первой известной нам книги, изданной на Украине. Так, в Государственной публичной библиотеке АП УССР в Киеве имеется четыре экземпляра, причем все они дефектны (в первом нет двух листов в начале и гравюры с изображением евангелиста Луки, во втором нет листа с гербом Г. Ходкевича и пяти листов послесловия6Этот экземпляр интересен тем, что еще при жизни Федорова он принадлежал семье Ходкевичей, которые, по-видимому, получили его от самого первопечатника., в третьем отсутствует один лист в конце книги и три листа послесловия, в четвертом из послесловия сохранилось лишь 4 л., а лл. 240—259 переписаны от руки). Таким образом, ни в одном из киевских экземпляров нет всех трех гравюр в лист. То же самое можно сказать и о большинстве экземпляров, хранящихся во Львове. Ввиду отсутствия печатного описания старопечатных книг львовских коллекций целесообразно дать краткую опись известных нам экземпляров.

В музее украинского искусства во Львове имеется три экземпляра львовского Апостола. В экземпляре № 75 (в картонном переплете) первая часть сохранилась лучше, чем в других. Однако отсутствуют лл. 228-259 (вместо них вставлен л. 21 из Апостола, напечатанного в Львовской типографии Михаила Слезки в 1639 году) и л. 264 (с сигнетом Федорова). Имеются записи о том, что книга была куплена Новосилецкими ктиторами и принадлежала церкви села Новосилки (Львовщина), а также о том, что городской войт Бартош (Варфоломей) Пожаровський преподнес Апостол Пречистенской церкви (по случаю вступления в 1605 в братство г. Гологор его жены). Известно, что гологорские горожане поддерживали особенно тесные связи с Львовским успенским братством. Поэтому весьма вероятно, что гологорский войт получил этот экземпляр от Львовской ставропигии.

Экземпляр № 76 (переплет — доски, обтянутые тисненой кожей) тоже дефектен: нет 4 первых ненумерованных листов. Имеется запись, что книга была куплена старанием «ц ѣлоиї громади села Тростянца».

Экземпляр № 366 (переплет — доски, обтянутые кожей, сохранилось 6 медных угольников) не имеет фронтисписа, 1-4, 6-8 нен. лл. и л. 264. Почти все страницы подклеены.

В музее хранился еще один, четвертый экземпляр, однако в послевоенные годы он передан Киевскому музею украинского искусства.

В Научной библиотеке Львовского государственного университета им. Ивана Франко имеются два экземпляра львовского Апостола, и оба дефектны. Первый из них получен в обмен на другие издания из библиотеки Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Отсутствуют первые семь листов и л. 256. На первых двух листах фолианта — переписанный от руки текст первых трех страниц статьи «Избранiе святых семидесять апостолъ Дорофея епископа», занимающий во Львовском Апостоле Федорова 5 об. - 6 лл. Второй экземпляр подарен Государственной публичной библиотекой им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, куда он поступил из библиотеки Петербургской духовной академии. Нет листа с гербом Ходкевича и лл. 239-264. После 238 л. следует на двадцать одном листе переписанный от руки текст 239-258 лл. первопечатного Апостола. Лл. 232-238 подклеены и недостающие части текста восполнены от руки. Лл. 212-213 вплетены после л. 224. На последней странице — запись известного коллекционера (в то время ректора Рижской семинарии) Павла Доброхотова о составе данного экземпляра.

До второй мировой войны экземпляр львовского Апостола был и в музее Ставропигийского института во Львове. Он мог бы быть особо интересен для исследователей, поскольку не исключена возможность, что этот экземпляр попал в музей из знаменитой библиотеки Львовского братства. В послевоенные годы собрания Ставропигийского института перешли на хранение во Львовский государственный исторический музей. Коллекция старопечатных книг исторического музея сохраняет данную И. Свенцицким нумерацию книг Ставропигийской коллекции, однако на место отдельных утерянных книг были «вставлены» другие старопечатные издания. Так случилось и со Львовским Апостолом: он был утерян, и сейчас под № 21 в историческом музее хранится не Апостол Ивана Федорова, а другая книга. Лишь в последнее время исторический музей получил из Львовской библиотеки АН УССР другой (дефектный) экземпляр Апостола (принадлежавший до 1939 года «Народному дому»).

В отделе редкой книги Львовской библиотеки АН УССР собрано пять экземпляров львовского Апостола. Экземпляр из библиотеки «Студион» за № Ст. 53316 имеет картонный, оклеенный кожей переплет. Недостает первых семнадцати листов, лл. 153, 154, 228-264. После 227 л. приплетена последняя часть (лл. 215-242) из Апостола, изданного Михаилом Слезкой во Львове в 1639 году. На 3 л. (второго счета) запись скорописью: «Сей апостол ест церкви Тисѣвской7Село Тысив Ивано-Франковской обл. воведенiя пресвятыя богородицы...».

На л. 113: «Року божого 1695 мѣсяця февруарiя дня 2 на стрѣтение господне татаре в Лвов брали таjна на (!) пущѣня на мясное». На л. 158 об. — летописные заметки 1769 года — начала XIX века на польском языке, писанные в Циневе8Село Цинева, Ивано-Франковской обл.. На л. 227 об.: «Року божого 1706 солнце мѣнило са и того року Москва плюндровала по усиѣ Полщи, а дорожнѣ не било: жита маця по золотих 14, пшоно по 21, овес по пет золотнх, а волѣв пара по золотих 15, корова добра по золотих 6». В нижней части 158 л. с лицевой стороны явственно видны оттиски 5 параллельных рядов наборных украшений, вдавленных без употребления краски.

Экз. Ст. 1 АСП из собрания А.С. Петрушевича. Переплет — доски, обтянутые кожей, причем внутренняя сторона их оклеена страницами кирилловского старопечатного издания. Недостает лишь начального листа с гербом Ходкевича. На лл. 1-3 об. полууставная запись: «Сiа книгу Апостол предана рабом божiим Гаврилїем Моцоком логофетом землѣ Волоскои и преставился в манастыри Унявѣ и з маткою своею и купил апостол тетр друкованый и предал его ку въекресенїю. А кто бы мѣл тую книгу отдалити от того святого монастыря, то суд хощу с ним имѣти на страшнѣм суд[или]щѣ Христовѣ». Есть также записи украинской скорописью, сильно выцветшие.

Экземпляр № 15350 — из библиотеки научного общества им. Шевченко (НТШ), действовавшей во Львове в 1873—1939 годах. Этот экземпляр переплетен в обтянутый кожей картон. Он дефектен: нет листа с гербом Ходксвнча и лл. 228—264. На форзаце — рукописные заметки Э. Калужияцкого и И. Кревецкого.

Наиболее интересен экз. Ст. 54010— из библиотеки Онуфриевского монастыря, находившегося под управлением Львовского братства. Переплет — доски, обтянутые кожей. Нет 2 и 3 нен. лл. и 158 л., л. 5 нен. вклеен между лл. 112 и 113, а л. 159 — между лл. 160 и 161. В целом экземпляр сохранился очень хорошо. На форзаце и л. 277 об. имеется печать: «Ех Bibliotheca РР. Basialianoruin Leopoliensium ad S. Onuphrium»; на лл. 6 и 227 печать «Центральна василiянська бiблiотека у Львовi. Лист с гербом Г.А. Ходкевича с лицевой стороны подклеен страничкой из школьного рукописного курса на латинском языке, по-видимому, по философии (почерком XVIII века). Та же рукопись использовалась для вклейки листов вдоль левого края при переплете. На лл. 2 нен. — 1 об. второго счета помещена запись почерком не позднее XVIII века: «Сiя книга Апостол ест монастира Лвовскаго Преподобнаго Отца Онуфрiя Пустынножителя, идѣже и друкар ея ест погребениї року божiя 1583 дня 5 декембр9Рядом с обозначением года, которое в тексте записи дано кирилловскими буквами, дописан (другой рукой почерком XVIII века) тот же год арабскими цифрами, а рядом с датой дня и месяца дописано: «5 tego Decembra»., яко же свидетельствует его надгробок во церкви святого Онуфрiя знайдующiйся пред олтарем пресвятыя Богородицы, на нем же ест и герб тогоже друкаря таковiй , яковый видиши его герб на концы сея книги , токмо же на надгробном (!) сут лѣтеры I. Θ, что значит Иоан Феодорович, при концѣ же сия книги ест выписано iмя Iѡан, якоже кiйждо сiя снести и сравнити может».

На л. 260 264: «Сiя книга, глаголемая Апостол ест монастиря Лвовскаго перепод[обнаго] отца Онуфрiя, при котором и друкар ея Iоан Феодорович Москвитин ест погребенный року 1583, 5 декем[врия]». Обе записи, на которые уже обратил внимание Е.Л. Немировский, ценны не только как одна из первых попыток исследования материалов, связанных с биографией первопечатника (сравнение герба на книге и на надгробной плите), но и как свидетельство того, что дата смерти Федорова— 5 декабря. Очевидно, лишь позже надпись на плите стерлась и возникли сомнения, какое число на ней указано — 5 или 6 декабря.

В последнее время в библиотеку поступил новонайденный экземпляр из села Билки. Перейдем к его описанию. Указанный экземпляр имеет переплет из досок, обтянутых кожей. На коже тисненый орнамент: две прямоугольные рамки, в центре первой доски — овал, а в центре последней — растительный орнамент, заполняющий пространство между центральным овалом и окружающим его ромбом. Имеются следы от металлических застежек. Переплет сильно поврежден, в коже много дыр и надрывов.

При переплете книга была сильно обрезана, так что задета верхняя часть заставок, срезана часть рамки вокруг изображения евангелиста Луки.

Л. 96 ошибочно вплетен после 98-го, а лл. 239-240 — между лл. 223 и 224. Отсутствуют четыре листа (149, 158, 172, 173). 233 л. переписан от руки на белой бумаге XVII-XVIII веков без водяного знака. Переписчик пользовался не Апостолом 1574 года, а каким-то другим изданием, возможно братским. Края многих листов истрепаны, а фронтиспис и лл. 4, 5, 129, 130, 171, 174 выпадают. Оборванные части (обычно нижний правый угол) ряда листов подклеены, причем недостающий текст восполнен от руки. Некоторые листы подклеены, но текст на них не восстановлен. Часть из них подклеена такой же бумагой, как и предыдущие, другие серой бумагой, по-видимому, австрийского времени (конца XVIII — первой половины века).

На лицевой стороне первого листа, оборот которого занят гербом Г.А. Ходкевича, имеются записи отдельных слов украинской скорописью XVII века. Внизу 1 нен. л. запись фиолетовыми чернилами почерком XX века: «Власнiсть церкви Залiсся— Ряшiв». Внизу 5 нен. л. помещены две записи украинской скорописью XVII века: «Поновлен ест сiй апостол тетр року 1605 во пост Филипов». Ниже другой рукой сильно выцветшими чернилами добавлено: «А повторе поновлен есть сiй апостолъ тетръ року 1644 во постъ великий 5 неделѣ през Iякова [Подича мешкаючого на болоню]». Слова, заключенные в квадратные скобки, читаются только в ультрафиолетовых лучах. На полях некоторых страниц имеются записи полууставом, по-видимому, связанные с текстом книги. Все они сильно обрезаны при переплете. К последней странице обложки подклеен листок линованной бумаги (30-х годов XX века) с карандашной записью рождественских песнопений на церковнославянском языке в латинской транскрипции, фиксирующей украинское произношение.

В предложении «От Милита же поставь въ Ефесъ призвати попы церковныя» слово попы замазано карандашом и над ним карандашом же надписано «пресвiтери». Таким образом, поскольку слово «поп» стало восприниматься духовенством как оскорбительное, текст «исправлен» в соответствии с позднейшими изданиями церковных книг. Такие «исправления» свидетельствуют, что первопечатный Апостол употреблялся как литургическая книга до самого последнего времени, т.е. почти 400 лет. До 1945 года он находился в церкви села Залисся близ г. Ряшева, т.е. на самой границе украинской этнической территории. После второй мировой войны село Залисся отошло к Польской Народной Республике, а переселенцы обосновались в селе Верхняя Билка (бывш. Билка Шляхетська) Львовской области. Вместе с собой они взяли и первопечатный Апостол, который хранился в Вилке до начала 1863 года. Как указывалось, сейчас этот интересный экземпляр поступил в Львовскую библиотеку АН УССР.

Если сравнить описываемый экземпляр с другими экземплярами киевских и львовских хранилищ, то следует отметить, что экземпляр из Залисся более длительное время употреблялся в литургическом обиходе и поэтому сильнее обветшал, края листов истрепаны, многие страницы загрязнены воском и свечной копотью. С другой стороны, он полнее, чем большая часть библиотечных экземпляров. Здесь имеются герб Ходкевича и издательский знак самого Федорова, гравюра Луки, в удовлетворительном состоянии как начальные, так и конечные страницы, в том числе вся «Повѣсть... откуду начася и како съвершися друкарня сiя».

Сравнение экземпляров из львовских библиотек вызывает следующее предположение. Случаен ли тот факт, что в двух экземплярах (№ 75 из музея украинского искусства и № 53316 из библиотеки АН УССР) федоровские страницы сохранились только до конца текста апостольских книг (до л. 227 включительно), а указатели вставлены из львовского Апостола 1639 года — первого издания Михаила Слезки? Слезка в 1634-1638 годах работал в типографии Львовского братства, а после этого открыл собственную «друкарню»10Я.Д. Исаевич. Издательская деятельность Львовского братства в XVI-XVIII веках. В сб.: Книга, вып. 7. М., 1962, стр. 208, 225.. Мы полагаем, что Слезка взял на складе братства часть хранившихся там неоконченных экземпляров первопечатного Апостола и дополнил их листами из Апостола собственной печати. Такие дополнения старых изданий широко практиковались украинскими типографиями XVII-XVIII веков. Конечно, в отношении федоровского Апостола наше предположение подтвердится только в том случае, если будут обнаружены другие «комбинированные» экземпляры. Таким образом, и этот пример подтверждает необходимость описания всех экземпляров старопечатных книг.

Львовские издания занимают особое место среди наследия Федорова. Только во Львове он выступил как самостоятельный предприниматель, независимый от заказчика и «покровителя». Это дало свои результаты. Первопечатник очень сильно отличался от культурных деятелей «классического» средневековья, как бы обезличенных и подавленных авторитетом церкви. Он — яркая, самобытная индивидуальность, человек гуманистического склада, глубоко преданный любимому делу. Творения «художества рук своих» наполняют его сердце законной гордостью, это чувствуется в послесловиях ко всем его изданиям. Однако в книгах московской, заблудовской, острожской печати Федоров не мог подчеркивать свою роль в издании, умаляя тем самым заслуги заказчика, собственника типографии, мецената. В большинстве изданий он поместил лишь краткие колофоны, и только оба Апостола имеют более пространные послесловия11Мы не видим достаточных оснований для включения в число произведений Федорова предисловия к заблудовскому Евангелию учительному, которое написано от имени Г.А. Ходкевича и по всей вероятности отражает его взгляды. Поэтому нельзя пользоваться этим предисловием для определения украинского и белорусского влияния на язык Федорова, как это делает Б.В. Сапунов (см. Б.В. Сапунов. Иван Федоров как писатель. Труды отдела древнерусской литературы Института русской литературы, т. 14, 1958, стр. 271)..

Но и московское послесловие довольно сжато (оно более чем в три раза короче львовского), язык его официален, «деловит и даже суховат». Б.В. Сапунов объясняет это тем, что в Москве первопечатник «чувствовал себя государственным человеком». Однако, надо иметь в виду, прежде всего, то обстоятельство, что в Московской типографии Федоров находился под контролем государственных и церковных властей и не мог позволить себе какие-либо «вольности». Другое дело во Львове, где «друкарь» стал сам себе хозяином. Здесь он смог поместить и пышную издательскую марку и яркое, взволнованное предисловие, которое по своим литературным достоинствам оставляет далеко позади все, что мы имеем в других печатных изданиях того времени. На его страницах запечатлей оригинальный образ страстного, волевого человека, понимающего всю значимость своей деятельности.

Апостол, содержащий замечательное «послесловие», и Букварь 1574 года положили достойное начало украинскому книгопечатанию, в котором и в последующие десятилетия можно проследить те элементы светской литературы, которые мы видим в обоих львовских изданиях Федорова. Первым продолжателем дела Федорова стала типография Львовского братства (1586-1788), передавшая федоровские традиции и другим центрам украинского книгопечатания. В свое время замечательный русский критик В. В. Стасов отметил, что первые московские издания «имели прямое влияние на издания виленские, острожские и львовские (значит и на киевские, неразрывно связанные с последними)», а несколько позже украинские издания «имели на московские гораздо более влияния, чем те на них».

Однако никак нельзя недооценивать огромного, можно даже сказать эпохального, значения для украинской литературы деятельности московского первопечатника Ивана Федорова, положившего начало интенсивному развитию книгопечатания на Украине и тем самым ставшего также и украинским первопечатником. Дело всей его жизни — яркий пример плодотворных, дружественных связей между культурами русского и украинского народов.

MaxBooks.Ru 2007-2017