Книга. Исследования и материалы. 1964 г.

Разрыв между Мстиславцем и Мамоничами и раздел типографии на основании решения городского суда


Деятельность Мстиславца в типографии Мамоничей ограничилась перечисленными тремя изданиями — Евангелием, Псалтырью и Часовником. По окончании работ над этими изданиями согласие между Мамоничами и Мстиславцем нарушилось. Судить о причинах разрыва между ними очень трудно, так как их имущественные отношения совершенно не выяснены. Мстиславец в своих послесловиях несколько раз повторял, что как средства на открытие типографии, так и помещение для типографии и для него самого были предоставлены Мамоничамн. Кроме своего искусства и труда, Мстиславец ничего не внес в общее дело, иначе он, нужно думать, упомянул бы об этом. На каких условиях он согласился работать у Мамоничей, неизвестно. О деловой стороне своих отношении с Мамоничами он не говорит ни слова. Несомненно, что в начале 1576 г. хорошие отношения между хозяевами и печатником еще не были нарушены: в послесловии, относящемся к январю этого года, печатник говорит, что хозяева «от своих нм стежаний изобилно в всем нас» довольствовали. Но в том же году произошел разрыв и началась тяжба. Может быть, хозяева недооценили труд печатника, и, воспользовавшись отсутствием точной договоренности, не захотели разделить по справедливости доход, полученный от продажи напечатанных Мстиславцем трех изданий.

Однако можно представить себе дело иначе и искать причину столкновения в изменившемся отношении правительства к печатанию книг для православных. Вступление на польский престол Стефана Батория (избран в январе, короновался в апреле 1576 г.) означало усиление католических тенденций правительства, и осторожные Мамоничи, возможно, решили хотя бы временно прекратить работу своей типографии. В этом случае печатнику ничего не осталось делать, как ехать на поиски другого места для устройства новой типографии. Естественно, что он не хотел оставить хозяевам оборудование типографии, которое было создано его руками.

Единственный документ, проливающий некоторый свет на отношения между Мамоничами и Мстиславцем, это акт виленского городского суда, обнаруженный архивариусом Виленского центрального архива И.Я. Спрогисом. Он был найден уже после выхода VIII тома «Актов Виленского центрального архива» и потому не был включен в него, а напечатан Спрогисом позже. Это протокол заседания Виленского городского суда от мая 1577 г., на котором разбиралась жалоба друкаря П.Т. Мстиславца на виленского мещанина Кузьму Ивановича Мамонича. Дело заключалось в следующем. Годом ранее суд рассматривал тяжбу между К. Мамоничем и П. Мстиславцем по разделу печатни, которую они устроили «сполным» накладом, то есть на общие средства. Дело разбиралось в марте 1576 г. полюбовными судьями, уважаемыми («зацнымн») людьми, избранными обеими сторонами. Эти судьи постановили: все нераспроданные еще экземпляры напечатанных в типографии издании — Евангелий, Псалтырей, Часовников1Надо отметить, что о напечатанном издании Апостола судебный акт не упоминает. - оставить Мамоничу, а все типографское оборудование — Мстиславцу. Сверх того, по постановлению судей Мамонич должен был заплатить Мстиславцу 30 коп грошей; на эти 30 коп Мамонич дал Мстиславцу собственноручную расписку.

Обе стороны предварительно обязались внести каждая по 200 коп грошей; если одна из сторон не подчинится постановлению «компромисарского» (третейского) суда, то внесенные ею 200 коп должны поступить в равных долях судьям и противной стороне. Все типографское имущество было подробно описано в присутствии судей и обеих сторон и запечатано в типографии. В течение целого года Мамонич не выполнял решения суда; он не заплатил Мстиславцу 30 коп грошей и не выдал ему типографского оборудования. Поэтому Мстиславец вызвал Кузьму Мамонича в виленскую ратушу «пред панов бурмистров», имея при себе двух свидетелей (один из них возный — судебный пристав), которые показали, что Мамонич действительно не исполнил постановления суда. На этом основании Мстиславец требовал с него, кроме 30 коп и типографского оборудования, еще и штраф в 100 коп грошей. О дальнейшем течении дела не сохранилось никаких документов. Все это дало повод историкам книгопечатания говорить, что местный богач Мамонич мог не считаться с постановлением суда и что, захватив типографское имущество, Мамоничи продолжали работу в своей типографии.

Такому мнению как будто не противоречила внешность Служебника 1583 г., — первого издания, вышедшего из типографии Мамоничей после ухода от них Мстиславца. Его крупный шрифт отчасти похож на шрифт Мстиславца, и это сходство могло ввести в заблуждение. Но сходство это — кажущееся. При сличении изданий сразу бросается в глаза разница между несколько неряшливым шрифтом Мамоничей и необыкновенно четким шрифтом Мстиславца.

При изучении позднейших изданий Мамоничей точно выясняется, что у них не осталось не только шрифта, но и ни одной доски из орнамента Мстиславца.

Городской суд в Вильне XVI в., очевидно, пользовался достаточным авторитетом, чтобы защитить интересы приезжего печатника, и его постановлению должен был подчиниться и местный богач; опечатанный типографский материал был в конце концов выдан мастеру. Что касается уплаты Мстиславцу денежной суммы в 130 коп, то об этом можно судить только предположительно; раз было возвращено имущество, то, надо полагать, были отданы и деньги.

MaxBooks.Ru 2007-2015