Книга. Исследования и материалы. 1964 г.

М.И. Ульянова о ленинском отношении к книге


Письма Владимира Ильича к родным и близким — матери и жене, брату и сестрам — незаменимый источник его автобиографических высказываний. В тех случаях, когда они более или менее полно сохранились, перед нами подлинный дневник в письмах. День за днем рисует он образ жизни Ленина в ссылке и эмиграции, в зарубежных странствиях и поездках по родной стране.

Письма Владимира Ильича к родным — это письма к его единомышленникам, а порой и ближайшим соратникам. Надежда Константиновна стала сразу после своего приезда в Мюнхен секретарем ленинской «Искры». Мария Ильинична долгие годы была ответственным секретарем «Правды». Дмитрий Ильич — делегатом II съезда партии. Анна Ильинична и ее муж — Марк Тимофеевич Елизаров — энергичными помощниками Ленина в издании его книг. Наряду с рукописями «Как чуть не потухла «Искра»?» или «Рассказ о II съезде РСДРП» письма Владимира Ильича к родным составляют избранные страницы его автобиографии. И нет почти ни одного письма без самых разнообразных высказываний, замечаний, отзывов и запросов о русской — оригинальной и переводной — книге и книжном деле, — будь то издание книги или ее литературно-техническое оформление, распространение или хранение, библиографическое описание или критика.

Письма к родным — лучшее пособие для всех, кого интересует отношение Ленина к русской книге, — точнее к библиографии или библиотековедению, книгоиздательству и книжной торговле.

Первой обратила внимание на эту немаловажную особенность ленинских писем М.И. Ульянова. Еще в 1930 году в предисловии к первому изданию сборника «Письма к родным» она писала, характеризуя свойственную Владимиру Ильичу строгую экономию «в расходовании средств вообще, а в частности, лично на себя»: «На чем В.И., однако, трудно было экономить, так это на книгах. Они были нужны ему для его работ, чтобы быть в курсе иностранной и русской политики и экономики... «К великому моему ужасу, — пишет он в письме к матери от 29.VIII. 1895 года из Берлина, — вижу, что с финансами опять у меня «затруднения»: «соблазн» на покупку книг и т.п. так велик...» Но и в этом он старался урезывать себя главным образом тем, что ходил работать в библиотеки... Библиотекой В.И. пользовался, впрочем, далеко не только за границей, но и живя в России. В письме к матери из Петербурга он пишет, что доволен своей новой комнатой, которая находится «недалеко от центра (например, всего 15 минут ходьбы до библиотеки)». Проездом в ссылку он даже те немногие дни, что пробыл в Москве, использовал для работы в Румянцевском музее. А живя в Красноярске и ожидая открытия навигации, чтобы ехать в Минусинский уезд, он занимался в библиотеке Юдина, хотя для этого ему приходилось делать ежедневно около 5 верст.

В ссылке, где о библиотеках не могло быть и речи, В.И. пытался восполнить этот пробел, прося нас устроить ему посылку библиотечных книг по почте... Иногда к такой мере В.И. прибегал и позднее. Так, в письме к Анне Ильиничне от 11.11. 1914 года он пишет: «Насчет свода статистических сведений по делам уголовным за 1905-1908 годы просил бы не покупать их (не к чему, дороги) а взять из библиотеки (либо Совета присяжных поверенных, либо Гос. думы) и прислать на месяц».

Характеризуя годы эмиграции, Мария Ильинична далее пишет: «Живя за границей, В.И. тоже постоянно пользовался библиотеками. В Берлине он занимался в Императорской библиотеке. В Женеве у него был излюбленный «клуб» («Societe de lecture»), в который надо было записаться и вносить определенный членский взнос, правда, очень небольшой, для того чтобы иметь возможность работать в библиотеке этого клуба. В Париже он работал в Национальной библиотеке, хотя и жаловался, что она «налажена плохо», в Лондоне — в Британском музее, и только живя в Мюнхене, жалел, что «здесь библиотеки нет», да в Кракове он мало пользовался библиотекой. В письме к М.И. Ульяновой от 22. IV. 1914 года он пишет, что «здесь (в Кракове)... библиотека плоха и архинеудобна, но мне почти и не доводится в ней бывать...»...И когда после ареста в Галиции в начале империалистической войны, В. II. снова попал в Швейцарию, он пишет: «Хороши здесь библиотеки, и я устроился недурно в смысле пользования книгами. Приятно даже почитать — после периода ежедневной газетной работы».

А затем он едет с Н.К. из Берна в Цюрих, чтобы, между прочим, «позаниматься в здешних библиотеках»... которые, по его словам, «много лучше бернских». Но если в смысле возможности читать иностранные книги, просматривать газеты и журналы В.И. был поставлен за границей в хорошие условия, посещая для этой дели библиотеки, то недостаток в русских книгах сказывался всегда остро. «Немецкие книги здесь я легко достану, — пишет он в письме от 2.IV. 1902 года, — в них недостатка нет. А вот в русских здесь недостаток, —«Новых книг вижу мало», пишет он и в письме от 6. IV. 1900 года. И, несомненно, часто неимение под рукой нужной книги немало тормозило работу В.И., когда он жил за границей. Поэтому в его письмах к родным постоянно встречаются просьбы прислать те или иные книги, нужные ему для работы (статистика, книги по аграрному вопросу, по философии и пр.), а также новинки, журналы, беллетристику... по этим письмам можно судить до о некоторой степени о том, литературой каких отраслей знаний интересовался В.И. в тот или иной отрезок времени и для каких своих работ он ее использовал.

Среди этой литературы большое внимание уделяется различным статистическим сборникам... В 1902 году В.И. попросил выслать ему за границу из книг, бывших с ним в Сибири, «всю статистику», по которой (как он пишет в письме от 2. IV.1902) «я немного начинаю тосковать»... В 1908 году, когда В.И. работал над «Материализмом и эмпириокритицизмом», он выписывает для себя книжку проф. Челпанова об Авенариусе и его школе, книжку об «Имманентной философии» и др.».

MaxBooks.Ru 2007-2015