Книга. Исследования и материалы. 1980 г.

По совету В.И. Ленина


Богатейший редакторский опыт В.И. Ленина раскрывается обычно на материале общественно-политической, научно-технической и производственной литературы. Его опыт редактирования художественной литературы, как правило, не привлекается книговедами при раскрытии темы «В.И. Ленин-редактор». В то же время биографическая хроника В.И. Ленина зафиксировала отнюдь не редкие факты редакторского подхода Владимира Ильича к произведениям художественной литературы, причем на самых различных этапах литературно-художественного творчества и издательского процесса.

Во время встречи с М. Горьким на Капри в апреле 1908 г. Владимир Ильич слушал рассказы писателя о Нижнем Новгороде, о Волге, о годах детства и юности, о скитаниях по России. Чутье редактора рисовало ему идейно-воспитательную силу книги, которая может быть создана на столь благодатном материале. Так, по совету В.И. Ленина родилась впоследствии знаменитая трилогия М. Горького «Детство», «В людях», «Мои университеты». Кстати, первая глава «Детства» была опубликована в большевистском журнале «Просвещение».

В одну из каприйских бесед В.И. Ленин упрекнул М. Горького: «Напрасно дробите опыт ваш на мелкие рассказы. Вам пора уложить его в одну книгу, в какой-нибудь роман». Выслушав в ответ рассказ писателя о замысле написать историю одной семьи на протяжении ста лет, он сказал: «Отличная тема, конечно, — трудная, потребует массу времени, я думаю, что вы бы с ней сладили, но не вижу: чем вы ее кончите? Конца-то действительность не дает. Нет, это надо писать после революции, а теперь что-нибудь вроде «Матери» надо бы». Какая замечательная редакторская черта: так тонко понимать природу художественного отражения действительности. Роман «Дело Артамоновых» появился именно после революции — в 1925 г.

В 1918 г. во время беседы с Д. Бедным, выясняя настроения фронтовиков, В.И. Ленин заинтересовался упомянутой поэтом книгой Е.В. Барсова «Причитания завоенные, рекрутские и солдатские». Прочитав сборник и возвращая его Д. Бедному, Владимир Ильич сказал: «Это противовоенное, слезливое, неохочее настроение надо и можно, я думаю, преодолеть. Старой песне противопоставить новую песню. В привычной своей, народной форме — новое содержание». И поэт с полным правом мог говорить: «Вот какую идейную базу имела моя фронтовая агитация...». В разгар борьбы за Брестский мир Д. Бедный поместил в «Правде» стихотворение «Слепые», огульно обвинявшее крестьянство в политической слепоте. По признанию поэта, «Владимир Ильич разнес это стихотворение». Критика была воспринята Д. Бедным, и стихотворение «Слепые» он больше не перепечатывал, не включал в собрания своих сочинений.

Осенью 1919 г. В.И. Ленин принял писателя И. Вольнова и более двух часов беседовал с ним. По словам М. Горького, Владимир Ильич помнил и хорошо отзывался о появившемся в 1912 г. произведении писателя «Повести о днях моей жизни». В ходе беседы В.И. Ленин горячо поддержал намерение И. Вольнова «пошляться по России, заглянуть на Волгу и все примечательное описать». И, заключая беседу, сказал: «Вот вы будете собирать материал, а там смотришь, и напишете повесть из нашего революционного времени...». В последних своих произведениях писатель осудил идеологию эсеров, к партии которых длительное время принадлежал, и приветствовал коллективизацию деревни.

Как политический деятель, как читатель и редактор В.И. Ленин видел высший смысл литературного творчества в его громадном общественном воздействии. И в своих беседах с писателями он стремился направить их творческую фантазию в русло значительных общественных идей. Его редакторские советы опирались на превосходное знание творчества писателя, на глубинную предрасположенность его к той или иной жизненной проблематике.

Придавая громадное значение электрификации, В.И. Ленин неустанно заботился о широкой популяризации ее идей. Естественно, что у него возникла мысль о создании художественного произведения на эту тему. Из воспоминаний старого большевика В. Шульгина известен такой факт. В одну из бесед с А.В. Луначарским В.И. Ленин заговорил о необходимости создания увлекательного и опережающего время романа об электрификации. Когда же в голосе наркома прозвучала нотка недоверия, он сказал: «А почему бы нет, почему бы нет? Ваш Богданов написал же «Инженер Менни» — плохой роман; необоснованная фантастика, на то он и тектолог. А если по-научному подойти к вопросу?». Здесь интересна и ленинская мысль о фантастике, требующей научного подхода.

Редакторскую заботу проявил В.И. Ленин при издании на русском языке романа А. Барбюса «Огонь». Перечитав еще раз этот роман, который он высоко ценил, Ленин спросил А.В. Луначарского: «Как вы думаете, очень много потеряет «Огонь» в русском переводе?». Услышав в ответ, что произведение очень «многое потеряет в художественности», Владимир Ильич подчеркнул, что в художественном произведении важна не обнаженная идея. И далее продолжал: «Ведь это можно и просто передать в хорошей статье о книге Барбюса. В художественном произведении важно то, что читатель не может сомневаться в правде изображенного. Читатель каждым нервом чувствует, что все именно так происходило, так было прочувствовано, пережито, сказано. Меня у Барбюса это больше всего волнует».

Беспокойство В.И. Ленина о качестве перевода было далеко не случайным. В то время основная масса переводных изданий страдала от низкого уровня перевода. В духе ленинских требований основным критерием качества литературно-художественного перевода советская переводческая школа признает полноценность его, т.е. «исчерпывающую передачу смыслового содержания подлинника и полноценное функционально-стилистическое соответствие ему».

В небывало напряженном ритме первых лет Советской власти, необычайно занятый важнейшими партийными и государственными делами, В.И. Ленин находил время для обдумывания и решения непосредственных издательских начинаний. Безгранично высоко ценя русскую классику и гордясь ее мировым значением, с болью в сердце отмечая ее недоступность трудящимся массам в царской России, он сразу же после победы революции, буквально в третью ночь после Октябрьских событий обсуждает с В. Бонч-Бруевичем вопрос об издании классиков. «Мы должны будем собрать все подлинные рукописи и издать полные академические издания наших классиков, а потом, с нужными предисловиями и примечаниями, мы будем издавать отдельные их произведения для широких масс. А пока мы не можем это делать, дадим в том виде, в котором они имеются сейчас», — заключил он беседу.

Ленинские указания легли в основу «Декрета о Государственном издательстве», принятом 11 января 1918 г. Декрет обязывал Наркомпрос через его Литературно-издательский отдел «немедленно приступить к широкой издательской деятельности». В первую очередь намечалось поставить «дешевое народное издание русских классиков». Предусматривалось издание их сочинений по двум тинам. С одной стороны, полные научные издания, подготовленные академическими институтами, с другой — сокращенные издания избранных сочинений водном томе. В каждой строке декрета чувствуется хорошее знание системы изданий художественной литературы и глубокая продуманность основных направлений ее совершенствования в новых условиях.

Вскоре на основании декрета Наркомпрос принял постановление: монополизировать на 5 лет и издать сочинения выдающихся русских беллетристов, поэтов, критиков. О продуманности объявленного при этом списка писателей свидетельствует тот факт, что он практически повторяет, за небольшим исключением, список русских классиков, составленный в 1904 г. В.И. Лениным для комплектования отдела художественной литературы библиотеки ЦК РСДРП в Женеве.

В. И. Ленин не ограничил свое внимание только подготовкой и подписанием декрета. По свидетельству руководителя Литературно-издательского отдела Наркомпроса П.И. Лебедева-Полянского, он внимательно следил за изданием и нередко давал конкретные указания. И уже в октябре 1918 г. А.В. Луначарский с гордостью писал: «Если бы поставить все изданные за этот год книги на полку одну к другой, то потребовалась бы полка, равная расстоянию от Москвы до Петербурга. Пусть с этой колоссальной полки снимают мозолистые руки крестьян и рабочих томы, написанные когда-то именно для них великими русскими писателями, но до сих пор до них недоходившие».

Наряду с переизданием собраний сочинений по сохранившимся матрицам издательства А. Маркса, в соответствии с ленинской идеей велась подготовка советских изданий русских классиков,— на основе выявления и изучения всех подлинных рукописей и других источников. С 1920 г. Госиздат начал выпуск однотомных собраний сочинений Пушкина, Лермонтова, Чехова, Некрасова, Гоголя. Работник Литературно-издательского отдела Наркомпроса И. Белопольский рассказывал о том, что В.И. Ленин «живо интересовался каждым новым изданием классиков, и они ему доставлялись немедленно по выходе в свет. Демонстрируя одно такое издание (сочинения Некрасова) на совещании Совнаркома, Ленин заявил, что выпуск такой книги в тогдашних условиях можно по значению приравнять к выпуску дредноута». И первое советское издание сочинений Некрасова, освобожденное от всех цензурных искажений и полно отражающее творчество поэта, вполне заслуживало такой высокой оценки.

А. Блок, принимавший участие в работе Литературно-издательского отдела Наркомпроса, довольно рано отметил осуществление намеченных В.И. Лениным принципов издания классических произведений. «Вырабатывается тип издания (не академического, а широкого, народного и школьного)», — писал он в своем дневнике уже 26 января 1918 г.

Тогда же, в 1918 г., по свидетельству В.Д. Бонч-Бруевича, Владимир Ильич рекомендовал в кратчайший срок поставить в коллегии вопрос о полном посмертном издании сочинений Л.Н. Толстого, «где он тогда же был разрешен принципиально в благоприятном смысле...».

Ныне 90-томное полное собрание сочинений Л.Н. Толстого гордость советского книгоиздания и советской текстологии.

В беседе с В.Д. Бонч-Бруевичем и А.В. Луначарским В.И. Ленин говорил: «А сочинения Владимира Галактионовича надо сейчас же переиздать в Государственном издательстве как можно дешевле: они очень полезны для чтения широкими массами». В декабре 1921 г. Совнарком Украины принял решение издать Собрание сочинений Короленко на русском и украинском языках. Вскоре стало выходить Полное собрание сочинений писателя, к 1929 г. вышло 23 тома (издание осталось незавершенным).

Как рассказал в своих воспоминаниях руководитель Центропечати Б. Малкин, сразу же после революции «очень внимательно осведомлялся Владимир Ильич о том, как расходятся сочинения Горького, и все говорил про то, что нужно обязательно всего Горького издать». Первую попытку выпустить многотомник родоначальника новой литературы, передавшего в 1918 г. право на издание своих сочинений ЦК РСДРП, Госиздат предпринял в 1920 г. Издание было рассчитано на 30 томов, но оно приостановилось из-за трудностей тех лет на третьем томе. В июне 1922 г. М. Горький заключил договор с торговым представителем РСФСР в Германии, передав право на выпуск собрания своих сочинений русско-германскому торговому и книгоиздательскому обществу «Книга» в Берлине. Как явствует из переписки писателя с И.П. Ладыжниковым, вопрос об издании полного собрания сочинений М. Горького рассматривался В.И. Лениным. В 1923-1928 гг. это издание увидело свет в задуманном объеме.

В.И. Ленин смотрел на русскую литературу как на сложное и многообразное явление. Он замечал и выделял в ней не только ее гигантов-классиков, но и рядовых тружеников, вносивших свой посильный вклад в ее развитие. Так, однажды просматривая старые журналы в партийной библиотеке в Женеве, В.И. Ленин спросил присутствующих, знает ли кто-нибудь из них рассказ И. Кокорева «Саввушка». «Вот небольшой писатель, — сказал он тогда, — совершенно забытый, а как необходимо было бы переиздать его «Саввушку». Это такая прелестная повесть! У него есть и другие, не сильные, но все-таки интересные бытовые рассказы. Вот таких писателей мы должны вытаскивать из забвения, собирать их произведения и обязательно публиковать отдельными томиками. Ведь это документы той эпохи...». Произведения И. Кокорева неоднократно переиздавались в советское время, чаще всего повесть «Саввушка».

Доступность книг самым широким читательским массам всегда была в поле зрения В.И. Ленина. В мае 1922 г. в письме А.В. Луначарскому он обращал внимание наркома на то, что дороговизна печатных изданий «лишает народ полезных книг». Еще раньше, 7 февраля 1921 г., В.И. Ленин в статье «О работе Наркомпроса» важное значение придавал налаживанию правильного распределения печатной продукции по библиотекам и читальням. Он, в частности, писал об опыте издания во Франции романов для народа в виде пролетарской газеты. Так был определен новый для нашей издательской практики тип литературно-художественного издания, а его программой объявлялась популяризация произведений классиков всемирной литературы.

Стремясь удовлетворить все возрастающие запросы читателей и руководствуясь ленинской идеей о дешевой рабочей газете, в которой можно было бы печатать романы, издательство «Московский рабочий» с июля 1927 г. стало два раза в месяц выпускать «Роман-газету». Каждый год читатели получали 24 романа русской классической и современной советской и зарубежной литературы. Ныне «Роман-газета» выходит с маркой «Художественной литературы», а ее тираж достигает 3 млн. экз. Это самое многотиражное литературно-художественное издание выписывают более чем в 90 странах мира.

В.И. Ленин-читатель широко пользовался, как было показано выше, литературно-художественной периодикой. По его инициативе был организован целый ряд большевистских журналов еще в дореволюционную пору, в некоторых из них благодаря его стараниям были созданы литературно-художественные отделы. При его непосредственном участии рождался и первый советский литературно-художественный и научно-публицистический журнал «Красная новь». Когда возникла мысль организовать при Главполитпросвете журнал, Владимир Ильич поддержал ее и «сам предложил устроить у него предварительное узкое редакционное совещание». В нем приняли участие В.И. Ленин, Н.К. Крупская, М. Горький и А.К. Воронский. Имя Ленина было названо в числе сотрудников издания. Для первого номера он передал журналу свою статью «О продовольственном налоге». По мере выхода номеров внимательно следил за их содержанием, помогал редактору А.К. Воронскому советами и указаниями. Как пишет А.Г. Дементьев, «журнал «Красная новь» успешно выполнял тогда те задачи, которые ставили перед ним партия и Ленин: привлечь на нашу сторону жизнеспособную часть старой дореволюционной интеллигенции, выявить и поддержать новых талантливых писателей, создать широкий фронт советской литературы и повести борьбу с буржуазной литературой, оживившейся в связи с нэпом».

Советам и рекомендациям В.И. Ленина советская литература обязана появлением целого ряда произведений, его идеи обогатили арсенал нашей динамичной и глубоко дифференцированной системы литературно-художественных изданий. И в том, что собрания сочинений русских классиков занимают в этой системе ведущее место, немалая заслуга Владимира Ильича. А редакторский опыт Владимира Ильича бесценен и для редакторов художественной литературы.

Усвоив литературно-художественное наследие прошлого, глубоко проникнув в сущность и специфику литературно-издательского процесса, В.И. Ленин компетентно, со знанием дела направлял развитие художественной литературы в соответствии с ее общественным назначением. Прекрасное знание системы изданий художественной литературы, наряду с богатым общим редакционно-издательским опытом, позволило ему наметить основные принципы ее издания в социалистическом обществе.

MaxBooks.Ru 2007-2015