Книга. Исследования и материалы. 1980 г.

Проблемы редактирования сельскохозяйственной литературы

К. Т. Ямчук


Производственно-техническая литература, освещающая вопросы материального производства, предъявляет к редактору все более и более серьезные требования. Не случайно многие типизированные издательства при подборе творческих кадров делают прямую ставку на специалистов, компетентных в топ или иной (подчас довольно узкой) области знаний.

Проблема эта во всей ее остроте возникает и при редактировании сельскохозяйственной литературы, отражающей сложнейшие, постоянно развивающиеся взаимосвязи целого комплекса научных и практических дисциплин. Аграрная программа партии на современном этапе предусматривает глубокие преобразования сельского хозяйства, важнейшим социально-экономическим следствием которых является растущая тенденция превращения труда крестьянина в разновидность промышленного. Истоками ее служат качественные изменения в материально- технической базе сельскохозяйственного производства, коренным образом влияющие на содержание и характер трудовых процессов. Укрепление индустриальной основы сельского хозяйства партия считает решающим условием его дальнейшего подъема.

Постоянный приток сложной современной техники, осуществление частичной и комплексной механизации производственных процессов, растущая технико- и энерговооруженность ведут к преимущественной дифференциации труда, к появлению новых профессий и специальностей (например, зооинженер, оператор, мастер-наладчик и т.д.). Ручные операции повсеместно заменяются машинными, требующими не столько физических усилий, сколько умения управлять техникой, контролировать ее работу, производить необходимые регулировки, технологические расчеты и т.д.

Одновременно с процессом дифференциации специальностей происходит и их интеграция. В современных условиях работнику узкого профиля трудно справиться со своими обязанностями, не овладев знаниями смежных дисциплин.

Вместе с тем, сельскохозяйственное производство сохраняет пока целый ряд лишь ему присущих черт. Широко известно высказывание по этому поводу В.И. Ленина, который указывал на то, что «...есть особенности земледелия, которые абсолютно неустранимы (если оставить в стороне слишком отдаленную и слишком проблематическую возможность лабораторного приготовления белка и пищи). Вследствие этих особенностей крупная машинная индустрия в земледелии никогда не будет отличаться всеми теми чертами, которые она имеет в промышленности».

Специфической особенностью сельскохозяйственного труда является его сезонность. Производственные операции в сельском хозяйстве не длятся непрерывно, на них влияет смена времен года, погодные и климатические условия. Отсюда опыт, накопленный в процессе трудовой практики за один год или за два резко отличающихся целым рядом обстоятельств года, не может считаться достоверным, он требует многократной проверки и обобщения с учетом всех конкретных ситуаций, повлиявших на полученные результаты.

В целом сельскохозяйственное производство осуществляется на огромной территории, охватывающей различные географические и экологические зоны. Таким образом, трудовая практика, сложившаяся в одной зоне, не может быть категорически рекомендована для другой. Достаточно сказать, что в сельском хозяйстве принято, например, так называемое районирование сортов сельскохозяйственных культур, необходимость в котором связана именно с тем, что невозможно культивировать сорта и породы одной экологической группы во всех разнообразных по своим условиям зонах страны.

Приведенные соображения не может не учитывать редактор при работе над рукописью сельскохозяйственной тематики, ибо от этого, как справедливо отмечал Н.Е. Юдин, во многом зависит правильность его оценки характера содержания, отбора фактического материала, его особенностей и т.д.

Редактору, видимо, необходимо учитывать также некоторые психологические аспекты, связанные с восприятием сельским читателем издания прикладного характера. Любопытны в этом смысле замечания М.И. Слуховского, которые мы находим в его «публицистическом обзоре на социально-библиотечную тему», опубликованном в 1928 г. Описывая отношение крестьян к прикладной книге, он, в частности, отмечал: «Крестьянин с тяжкой требовательностью применяет книгу в качестве прямого орудия труда и жизни. У горожанина этого не может быть. Просто жуть берет от непривычного чувства ответственности, когда сталкиваешься с непоколебимым утилитаризмом, какое проявляет крестьянство по отношению к прикладной книге. Утилитаризм этот существенен: он коренится в непосредственно трудовом укладе жизни». Безусловно, эти замечания можно расценивать лишь как свидетельство очевидца дней, которые давно и безвозвратно канули в прошлое.

Однако и сейчас еще уклад жизни сельского труженика отличается от уклада жизни жителя города. Для него грань между собственно трудовой деятельностью и прямо не связанными с ней занятиями менее отчетлива, чем для горожанина. В атмосфере труда работник сельского хозяйства находится более продолжительное время, чем промышленный рабочий. Технологическая основа сельскохозяйственного производства, базирующаяся на естественных процессах роста и развития живых организмов, подверженных влиянию множества самых разнообразных факторов, гораздо сложнее основы промышленного производства, строящейся, как правило, на законах точных наук. В силу этого, по всей вероятности, в сельскохозяйственной книге читатели ищут более обстоятельного (чем в «чисто техническом» издании) ответа на вопрос, более широкого его толкования с привлечением дополнительных сведении.

Косвенное подтверждение такой точки зрения мы находим, например, в работе Ф.И. Иващенко, посвященной психологии начинающего полевода. Говоря об одной из особенностей сельскохозяйственного производства, а именно о разобщении основных моментов труда — самой деятельности и ее результатов (например, от сева до появления всходов проходит определенный период времени и т.д.), автор отмечает, что эта особенность «предъявляет требования к мышлению полевода. О многом он должен судить опосредованным путем, привлекая соответствующие знания», которые носят комплексный характер.

Поскольку сельскохозяйственный труд не стал разновидностью индустриального, рано делать выводы и о преобладании так называемого технического склада ума в среде читателей, живущих на селе.

В практическом плане некоторые особенности редакторской оценки текстов сельскохозяйственной тематики наиболее целесообразно рассмотреть на материале отраслевых производственных справочников, представляющих одну из самых значимых групп изданий производственно-технической литературы. Отличаясь исключительной определенностью содержания, они предлагают лишь необходимые для практической деятельности сведения, отобранные и систематизированные с сугубо утилитарной целью.

Именно поэтому особенности сельскохозяйственной литературы в отраслевом справочнике приобретают наиболее сильный акцент и зачастую играют решающую роль при определении ценности книги для читателей.

Касаясь требований к фактическому материалу, очевидно, нет смысла останавливаться на общих критериях его редакторской оценки, с достаточной полнотой разработанных как с теоретической, так и с практической стороны, например, в учебнике И. М. Сикорского «Теория и практика редактирования» (М., 1971), пособии Л. Э. Мильчина «Методика и техника редактирования текста» (М., 1972) и ряде других работ, посвященных проблемам редакторского анализа. В границах этих общих требований и рассматриваются обычно любые литературные произведения. Точно так же поступают и авторы тех немногих работ, которые так или иначе касаются сельскохозяйственной литературы. В этой связи прежде всего можно назвать книгу Г. Д. Каплана «Редактирование отраслевой литературы» (М., 1961) и статьи Б. Кобрина.

Являясь, в принципе, вполне объективными, общие критерии оценки фактического материала рукописи сельскохозяйственной тематики требуют, тем не менее известных уточнений и дополнений.

Наиболее выпукло это проявляется на примере справочных текстов. Скажем, вот какую характеристику технического справочного издания можно найти в статье Б. Ковальского «О типе технических справочников»: «Техническая справка должна представлять собой краткий ответ на заданный вопрос, без сообщения обстоятельств и действий, в результате которых данный ответ получился. Стало быть справочник — это собрание кратких, ясных, лаконически изложенных ответов на ряд вопросов, могущих возникнуть в той области человеческой деятельности, которую данный справочник призван обслуживать». Что же касается аналогичного издания по агротехнике, то ссылка на конкретные, точные обстоятельства, условия, в которых накапливался тот или иной опыт, в большинстве случаев обязательна при характеристике приемов или операций, связанных с выращиванием сельскохозяйственных культур.

При этом возникает необходимость в указании на место совершения действия, поскольку зоны сельскохозяйственного производства, как уже отмечалось, отличаются многообразием климата, почв, других природных факторов, которые накладывают отпечаток на деятельность человека и на результаты его труда. Принцип зональности приобретает особое значение при формировании материала изданий, адресованных всесоюзному читателю.

В последние годы впервые начали появляться книги, рассчитанные на работников новых профессий, отражающих одновременно процесс разделения и интеграции труда в сельском хозяйстве. Естественно, зональных справочников для таких работников пока еще мало. Тем более важно учитывать зональность производства в изданиях «для всех».

Например, попытку дифференцировать сведения о возделывании и уборке овощей в различных районах страны встречаем в справочнике для механизатора-овощевода. Здесь, действительно, названы основные зоны промышленного овощеводства, но весь фактический материал соотнести с ними не удалось. В результате механизатору, работающему в центральной зоне, сообщается, в частности, что «ранние овощи высаживают и высевают в сроки, совпадающие с посевом ранних зерновых культур, вскоре после обработки почвы, огурцы, бахчевые, помидоры и другие теплолюбивые культуры — в более поздние сроки, когда сеют поздние зерновые». Подобные сведения лишены необходимой конкретности (что, например, означает «вскоре после обработки почвы»?), они не дают читателю четкого представления о сроках посева или посадки овощных культур в определенной зоне.

Если в техническом справочнике достаточно дать краткое описание того или иного приема, с тем чтобы его могли применить повсеместно, то в агротехническом — это описание должно быть соответствующим образом расшифровано.

Сведения в изданиях по агротехнике помимо места действия часто должны отражать и время его протекания (имеются в виду общие случаи), поскольку результаты опытов или практики, полученные в процессе одного года, в сельском хозяйстве не могут считаться достоверными.

Содержание справочника, к которому обращаются в практических целях, должно отличаться особой «добротностью», строиться на многократно проверенных сведениях. Вместе с тем, быстро развивающееся сельскохозяйственное производство требует включения в такого рода книги данных, полученных в условиях экспериментального испытания, например, о применении новых видов удобрений, ядохимикатов, машин и т.д. Поэтому в отраслевых справочниках можно встретить указания на результаты исследований, проведенных в научно-исследовательских учреждениях, опытных хозяйствах и т.д. В принципе это закономерно, однако отсутствие ссылок на продолжительность опыта, эксперимента (равно как и на иные его условия) приводит к тому, что факт теряет одно из своих важнейших качеств — достоверность.

К сожалению, на такую деталь редакторы не всегда обращают должное внимание, в чем нетрудно убедиться, ознакомившись с рядом соответствующих изданий, выпущенных за последние годы различными издательствами страны.

Вот, например, фрагмент текста справочника для табаководов, где речь идет об эффективности органических удобрений: «Весьма эффективно внесение под табак органических удобрений: навоза, зеленого удобрения, фекалий и компостов, птичьего помета. Так, например, в зоне влажных субтропиков на оподзоленном суглинке Краснодарского края (с. Веселое) урожай табака от внесения 18 т навоза на 1 га повысился на 20% при одновременном улучшении качества. Органические удобрения дают высокий положительный эффект и на черноземах. Так, на базе ВИТИМ на мощном выщелоченном черноземе без удобрения получили по 23 ц., по минеральным удобрениям — 25,8, а по навозу — 20,7 ц. с 1 га». Даже поверхностный анализ текста позволяет обнаружить здесь редакторские просчеты.

Во-первых, в справке назван ряд органических удобрений, а характеризуется действие лишь одного из них. Во-вторых, не совсем ясно, почему прежде всего при этом указывается на зону влажных субтропиков Краснодарского края и на такой тип почвы, как оподзоленный суглинок. Ведь описание табаководческих районов СССР (естественно, не только Краснодарского края) с разнообразными почвенно-климатическими условиями занимает в справочнике значительный объем. Более того, здесь же сообщается, что и сам Краснодарский край, в свою очередь, делится на три крупные зоны — предгорную северо-западных склонов Большого Кавказа, побережья Черного моря и равнинно-степную. Из этого же справочника узнаем также, что в зоне влажных субтропиков, взятой в качестве примера, помимо оподзоленных суглинков преобладают бурые горно-лесные слабо оподзоленные, перегнойно-карбонатные различной мощности почвы и т.д.

Остаются без ответа и другие вопросы. Например, почему выбрана именно такая-то доза удобрений, а не иная (является ли она оптимальной или ее можно увеличить, уменьшить)? Какой был урожай, быть может он был недостаточно высок и прибавка его на 20% не заслуживает внимания? Наконец, за какие годы получены данные, достоверны ли они? Все это свидетельствует о необходимости не только тщательного, продуманного отбора фактов при формировании контекста, но и описания обстоятельств, характеризующих эти факты с достаточной полнотой.

Хотелось бы заметить в связи с этим, что само представление о нормативности, бесспорности, ассоциативно возникающее при слове «справочник», применительно к изданию по агротехнике приобретает несколько условный оттенок. Корни этого мы видим в особенностях предмета отраслевой книги, обслуживающей сферу материального производства, в которой действуют факторы, во многом еще не подвластные человеку.

Передача этих особенностей достигается известной динамичностью текста, которая допускает одновременную фиксацию нескольких решений производственной задачи, возникновение новых вариантов, оставляет возможность для неоднозначного продолжения описанного действия.

Так, авторы одного из справочников по свекловодству, освещая вопрос о размещении сахарной свеклы в севообороте, включили в текст несколько примеров наиболее типичных севооборотов, которые применяются в передовых колхозах и совхозах конкретной зоны. Таким образом, читателю предложено несколько реально существующих схем размещения культур, и дело специалистов проанализировать их, соотнести с местными условиями, положить в основу собственных предложений и т.п.

Приведенные соображения, касающиеся оценки фактической основы текста производственной тематики, безусловно, не претендуют на шпроту обобщений, однако учет их в редакторской практике помогает, как нам кажется, формировать необходимую степень доверия к книге. Это представляется весьма существенным, поскольку в издании прикладного характера важно не просто констатировать тс или иные факты и идеи, а побуждать к действию, что возможно тогда, когда сумма сведений трансформируется в личное знание.

Средством достижения этого Л.И. Раевский и А.В. Антонов, в частности, называют психологический феномен веры. «... Пока сообщение не будет доказано, — пишут они, — не будет нами понято и прочувствовано, пока мы не убедимся в его истинности, оно для нас и остается всего лишь сообщением, оно не является нашим личным знанием, хотя объективно сообщение может представлять собой несомненную истину. Таким образом психологический феномен веры выступает условием превращения семантической информации в личное знание».

Фактор доверия читателя, на наш взгляд, должен служить для редактора основным ориентиром при оценке фактического материала рукописи.

При оценке композиционных особенностей рукописи следует иметь в виду, что архитектоника любой книги, отражая внутреннюю структуру материала, является внешним проявлением системы фактов, сведений, знаний, и выбор ее продиктован именно характером естественной их взаимосвязи. В силу этого принципов систематизации элементов композиции может быть множество.

Характерный пример в отношении сельскохозяйственной книги (в данном случае учебника) приводит в своей работе «Редактирование отраслевой литературы» Г.Д. Каплан. Он описывает случай, когда почти весь материал рукописи был изложен в последовательности, предусмотренной учебной программой, однако в его подаче отсутствовала стройная система, и это не позволяло в нем ориентироваться. «Необходимая система для правильной группировки материала и соподчинения его отдельных частей была найдена редактором, — отмечает Каплан, — в самом содержании рукописи, где приводилась принятая авторами классификация растений полевой культуры». Приведя в соответствие с этой классификацией материал рукописи, редактор устранил композиционный недочет.

Таким образом, для того, чтобы с достаточной определенностью говорить о той или иной особенности композиции, нужно выделять книги, наиболее однородные по своему предмету, поскольку совершенно справедливо суждение «что во многих областях знаний традиционно сложились разумные схемы построения описании, которые широко используются в учебной, справочной, производственно-технической, научной и других видах литературы». Конкретизируя это положение, Н.М. Сикорский ссылается, например, на сложившуюся практику описаний в географии, биологии, приводит и еще более частный случай — структуру описания города в комплексном краеведческом очерке. Все многообразие изданий, объединенных сельскохозяйственной тематикой (в том числе и справочных, коль скоро они выбраны в качестве примера), конечно, не может быть унифицировано по одному композиционному принципу. Совершенно своеобразной структурой отличаются, в частности, определители, или ключи, которыми широко пользуются работники производственной сферы.

Столь же оригинальной композицией отличаются справочники-календари, в которых материал излагается по месяцам, неделям и т.д. Справочники, посвященные отдельным элементам агротехники (удобрение, защита растений), могут строиться по иным принципам, скажем, на основе классификации химических соединений, применяемых в качестве удобрений, по их составу и свойствам; описания сельскохозяйственных вредителей и болезней часто располагают по отдельным культурам или рассматривают их в системе номенклатур, принятых в энтомологии и фитопатологии и т.д.

Структура же издания, отражающего агротехнический процесс в его единстве, на наш взгляд, должна определяться порядком следования отдельных элементов или операций, составляющих этот процесс во времени (в течение года). В практическом отношении это имеет определенное значение, так как не только облегчает читателю поиск нужной информации, но и позволяет ему составить общее представление о системе производственных знаний. С этой точки зрения нарушения композиционной «нормы» особенно нежелательны.

В одном из справочников по овощеводству, например, основные разделы были расположены таким образом, что после статей, которые содержали сведения о транспортировке овощей, их технологической переработке, следовали статьи о вредителях и болезнях культур. Причем заголовки этих статей были вынесены в оглавление книги и, естественно, служили ориентиром читателю при нахождении нужной справки. Такое композиционное решение, во-первых, не соответствовало последовательности практических операций. Конечно же, защита овощных культур от вредителей и болезней предшествует переработке уже готовой продукции. Во-вторых, создавалась известная двусмысленность. Просмотрев оглавление, читатель вправе был думать о том, что в справочнике описываются приемы борьбы с вредителями и болезнями овощей в период хранения, в то время, как речь шла о защите урожая на плантациях.

В другом справочнике, по земледелию, в главе, посвященной агротехнике зерновых культур, сначала были даны такие справки, как «сортовое районирование зерновых культур», «предпосевная обработка почвы», «сев», «уход за посевами», «уборка урожая» и т.д., а далее — «сорта зерновых культур, некоторые особенности их агротехники». Выходило, что только убрав урожай, предварительно выполнив для этого целый ряд работ, следует ознакомиться с сортами и особенностями их возделывания. Подобный композиционный просчет имеет и более глубокий смысл. Дело в том, что агротехника разрабатывается как раз в зависимости от особенностей сорта. На деле же выходило, что существует еще и некая агротехника вообще (предпосевная обработка почвы, сев, уход за посевами и т.д.).

Еще одной композиционной особенностью отраслевых изданий по агротехнике является, на наш взгляд, преобладание в их структуре текстовой описательной части. По всей вероятности, это вызвано специфичностью фактического материала, который при обработке все еще трудно выразить языком точных наук и свести к математическим расчетам, формулам, графикам, схемам и т.д.

Весьма любопытно, например, что во многих отраслевых справочниках нередко «чисто справочный» материал, выраженный через формулы, расчеты, таблицы, не находит себе места в справках и оформляется как элемент аппарата книги (с чем согласиться, конечно, трудно).

Необходимо отметить, что в отраслевых справочниках по агротехнике, в противоположность, например, справочникам словарного вида, не выработана четкая унификация описаний, нет определенных схем статей из-за отсутствия методики конструирования таких книг. Поэтому мы вправе говорить лишь о существующей практике построения описательного текста в агротехнических справочниках и о некоторых отличительных его чертах по сравнению с описаниями в иных изданиях родственной тематики, но других типологических групп.

Сопоставим несколько текстов. Вот описание культурного растения в учебнике по ботанике: «Кабачки (C. pepo). Плети резко-граненные, бороздчатые. Листья 5-лопастные, вырезки округлые и глубокие, лопасти заостренные и по бокам выемчатые, опушение шиповидное; цветоножка призматическая; основание чашечки 5-гранное, чашелистики шиловидные, толстые; лепестки венчика прямостоячие, заостренные, плодоножка резко-i раненная, призматическая. Плод обратно-яйцевидный, мякоть волокнистая. Плоды употребляются в пищу молодыми; их варят и формируют или из плацент готовят икру. Возделывается в южной передней полосе СССР. Сильно поражается мучнистой росой».

Эта же культура в справочнике по овощеводству описана следующим образом: «Кабачок (Cucurbita реро var giraumontia Duch, сем. тыквенных Cucurbitaceae) происходит из Южной и Центральной Америки. Распространен повсеместно, от северных районов до тропиков. Однолетнее растение кустовой формы. Главная плеть в противоположность тыкве растет медленно, образуя короткие междоузлия. Листья пятилопастные, с шиловидным грубым опушением. Цветки раздельнополые. Растения перекрестноопыляющнеся. Плоды удлиненные, цилиндрические. Семена у зрелого кабачка кремовые. Семенная полость заполнена плацентами с семенами. Плоды бывают с корой белого и зеленого цвета. Кабачок устойчив к холоду. Выращивают его на плодородной, достаточно увлажненной почве посевом семян в грунт или рассадным методом. Лучше всего кабачок удается на утепленных участках. В пищу используются плоды технической спелости. В это время они содержат 5-12% сухого вещества и 15-40 мг % аскорбиновой кислоты».

Возьмем еще одно описание уже иной культуры из другого производственного отраслевого справочника: «Щавель — многолетняя культура, содержит соли железа, очень полезен для человеческого организма. Употребляется для приготовления зеленых щей и соусов. Посев можно производить с ранней весны, а также летом на невысоких грядах с расстоянием между рядами в 15 см. Весенний посев дает хороший урожай в тот же год. При летнем посеве щавеля с весны, после перезимовки, он дает урожаи. На 10 м2 высевают 3-4 г семян; глубина заделки семян 1 см. Уход заключается в выпалывании сорняков и рыхлении 2-3 раза междурядий. На второй год участок надо удобрить (2-3 ведра перегноя или компоста на 10 м2). Сбор листьев на участках посева начинают с мая и продолжают в течение всего лета».

С логической стороны, структура всех трех текстов представляется однородной, поскольку по типу связи отдельные текстовые конструкции в каждом из них можно рассматривать как сложные конъюнкции, в которых эквивалентом союза «и» является точка. Если взять языковый аспект, то в этих текстах нет композиционно-структурных особенностей, характерных для описательных текстов вне сферы производственно-технической литературы. Такими особенностями в жанрах публицистики А.В. Абрамович называет, в частности, синтаксический параллелизм, антитезу, анафору и т.д. Описания в отраслевом справочнике содержат, скорее, приметы научного стиля, свойственного, кстати, «научно-справочной, справочно-энциклопедической литературе».

Заметный пласт в лексико-фразеологическом составе занимают специальные термины (чашелистики, венчик, плацент, семенная полость, техническая спелость и т.д.). Морфолого-синтаксические средства языка характеризуются частым употреблением глаголов в форме 3-го лица множественного числа настоящего времени без указания на субъект действия (выращивают, высевают, начинают), безлично-предикативных слов (можно, надо) с интонацией долженствования, необходимости в сочетании с инфинитивом (можно производить); преобладают простые, номинативные, неопределенно-личные предложения.

Сочетание всех этих черт создает определенный лексико-стилистический строй деловой речи. Причем нетрудно заметить, что в порядке расположения текстов происходит как бы «снижение» стиля, уменьшается, например, количество терминов, несколько меняется синтаксис, оживляя, делая более разговорной интонацию сообщения. Это, на наш взгляд, связано с читательским адресом книг, из которых были взяты примеры описаний. Первая из них, как уже говорилось,— учебник для вузов, вторая — справочник для специалистов, а третья — для огородин ков-любителей.

Со структурной стороны, основные различия между текстами видятся в смещении смысловых акцентов, которое достигается различной группировкой фактов и разным удельным весом тех смысловых образований, которые выражают действие, предложенное для повторения. Первый текст почти целиком строится на перечислении морфологических признаков растений и повторяет принятую ботаниками схему описания, во втором характер фактической информации меняется, отобраны лишь те признаки растения, о которых важно помнить агроному в практической деятельности (например, что цветки у кабачка раздельнополые, что это перекрестноопыляющееся растение, устойчивое к низким температурам). Включен материал, касающийся выращивания культуры и качества ее плодов. Наконец, третий текст полностью посвящен практическим приемам возделывания культурного растения.

Таким образом, можно предварительно говорить о некоторой подвижности структуры текстов в отраслевом прикладном справочном издании, вызванной специфичностью предмета сельскохозяйственной литературы, и о возможности варьировать элементы описания.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что приведенные здесь наблюдения направлены лишь на то, чтобы конкретизировать в приложении к специфическому материалу те общие критерии, которыми руководствуется редактор при анализе рукописи.

MaxBooks.Ru 2007-2015